pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Максим Солохин

 

ХУДОЖЕСТВО И РЕМЕСЛО

 

Истинное художество все-таки неповторимо; неповторимо до такой степени, что им нельзя "овладеть". То, чем можно овладеть, уже ремесло. Но нельзя смешивать неповторимое художество с действием особенного таланта.

Дарования и способности можно развить; можно в какой-то мере и передать их другому человеку, хотя и не всякому, а также одаренному; но нельзя развить их из   ничего; не может и человек, имеющий талант, "одарить" им другого человека. А вот ремеслу можно выучить почти всякого; наконец, ремесло можно тиражировать, а талант требует личного контакта - здесь они противоположны друг другу. И все-таки действие таланта не есть художество в высшем смысле: хотя оно не воспроизводимо в другом человеке, но все же во власти того, кому дано: он может распорядиться своим талантом как захочет. В этом смысле одаренность все-таки сродни ремесленничеству, только редкостному. Не таково истинное художество - оно не дается во власть того, кто его являет в своей жизни, и всякий такой человек знает свое действительное ничтожество и недостоинство владеть тем, что через него является - что бы там ни говорила восхищенная публика. И слишком часто бывает, что такой человек, особенно   если он талантлив, все-таки портится этой публикой, но не перестает восхищать ее, повторяя без конца то, что ему однажды открылось - но это уже не настоящее художество, ведь мы не считаем гениальным исполнителем магнитофон, на который однажды записали нечто гениальное. Различие между тем и другим в том, что тот, кому это было однажды дано, действительно не знает, как это делается, а талантливый человек только говорит, что не знает, а на самом деле все-таки знает, хотя и не умом. Это все понимал тот, кто написал "Моцарта и Сальери"; не надо думать, что Сальери был бездарь, который только алгеброй гармонию и мерял: он же говорит: "вначале звуки умертвив..." - значит, он знал, что то, чем музыка жива, не записывается в ноты - ноты только труп музыки. И Моцарт говорит ему: "ведь ты же гений, как и я, а гений и злодейство суть вещи несовместные". Нет, Пушкин глядел дальше, он столкнул не талант с бездарностью, а нечто неуловимое - с талантом. Итак, гений и злодейство совместимы. Но тот, кому дается истинное, неповторимое даже им самим, творчество, должен блюсти себя во всем. Если он будет позволять себе ремесленничество, он притупит в себе то острие, которым различается действительное откровение от гениальной подделки. Это - острие восприятия, которое сродни совести, или даже оно-то и есть совесть.
   Впрочем, как бы не осквернил себя человек, ему может быть дано по воле Дающего; но у кого сожжена совесть, начинает в своем творчестве мешать истину с ложью,
  читай: живое и неповторимое откровение с гениальными, но неживыми подделками. И вот, поэтому не всякий композитор умеет сочинять музыку, а   среди сочинителей весьма мало настоящих композиторов; не всякий писатель   владеет словом, а среди мастеров слова немного настоящих писателей и т.п. Я хочу сказать, что есть люди, умеющие отличать действительно живое, но которым не дано своего слова. И часто бывает, что такой человек, если он   талантлив, не может удержаться от самовыражения, хотя и знает разницу между самовыражением и тем, чему не придумаешь подходящего всем названия. А далее возникает соблазн и объяснить все талантом, у кого-то небольшим, а у кого-то гениальным. А это уже дорога к ремесленничеству, ибо когда мы хотим овладеть тем, чем мы не можем владеть, мы создаем талантливые подделки, сжигая свою совесть. И вот - опасность таланта. А у кого его нет или мало, невысоко ценит себя, и бывало, что таким людям давалось, ибо художество вообще-то не нуждается в таланте. Но бывало такое нечасто, ибо не напрасно им даются таланты, только нужно блюсти свою совесть. Итак, в идеале, талант - чистая потенция, в действие он приводится не по произволу человека, а свыше; талантливый человек должен смолоду блюсти себя от того, что "сниже" и терпеливо ждать призвания. Но кто это может вынести? Только тот, кто имеет общение с Подателем и уповает на Него с верой, и по вере получает просимое.
    Если же нет, беда! Ибо никто из неверующих не удержался от того, чтобы не употребить то, что дано, в оборот прежде времени. И вот - трагедия таланта, который должен изображать истинное художество. А это уже от лукавого. "Ужель он прав, и я - не гений?.." Да, никто в этом смысле не гений, ибо Он дышит, где хочет. О соотношении истинного творчества и традиции.
    Известен один из признаков, позволяющий определить отсутствие действительного откровения: это - устарение. Творец - Тот Самый - выше времени, и то, что от Него, не устаревает; но время раскрывает в истинном художестве только новое звучание, притом более и более глубокое. Такова Библия. И в Библии Он Сам говорит: "если не исполнится слово пророка, то не Я говорил через него". Потому-то истинное творчество не противно истинной традиции. Ибо традиция - дело уже таланта или даже дело ремесла, но исток ее
- художество; Пример - иконописный канон. Ибо каноническая икона, даже если она написана не совсем искусно, по вере молящегося освящается присутствием Того, Кто вложил на сердце художника образ, давший начало канону. Даже если тот истинный художник не сумел, будучи только человеком, воплотить открытое ему, все же Тот, Кто открывает, когда захочет, Сам восполняет недостающее, так как от начала предзнает все грядущее. Но таковы только традиции церковные; иконопись, храмоздание, пение и чтение, канон Богослужения, Богословие, каноны взаимного послушания и вообще церковной дисциплины, постов и т.д. и вся жизнь Церкви - она не боится времени, не устаревает,   только обретает в каждую эпоху новое звучание - и это несмотря на то, что исполняется и передается неискусными людьми, да притом и всякая искусность тут недостаточна. Это величественное свидетельство времени.
    Вне Церкви дело осложняется тем, что талантливые люди, способные поражать ремесленников, генерируют новые традиции, уже не свыше идущие, но от человеков. Эти лже-традиции относительно недолговечны, но живут не одно поколение, и в глазах современников выглядят солиднее истинной Традиции именно потому, что схватывают изменчивый дух времени, который слишком часто бывает враждебен духу вечности. Тут-то бы дать место совести, если она не до конца сожжена, но соблазн выдать свой талант за пророческое вдохновение слишком велик - кто устоит? А по мере того, как человек уступает соблазну, голос совести слабеет. И вот, дух времени уже переживается как истина. Увы, проходит век или два - и они канут в лету, но на смену придут новые таланты... Страшно! Ибо даже человек умный и талантливый (как Вы, Читатель), который все это понимает, часто все-таки в упор не видит духа времени, плавая в нем как рыба в воде и принимая шевеление глубоких - но только человеческих! - чувств за дыхание вечности. Отчего это происходит, гипноз ложных традиций? Но совесть; почему молчит то чувство, которым различается настоящее от поддельного? Она нечиста, приглушена бременем; да она, в конце концов, и не всесильна. Кто устоял перед соблазном "овладеть" тем, что не в его Власти? Кто из талантов хоть раз не выдал себя за пророка? Кто не приписывал себе "призвания"? И исходя из чего? Из таланта - не быть же таланту праздным. И что могло бы спасти человека от такого греха? Только
  присоединение к истинной Традиции, не потерявшей ориентации в истинном и   кажущемся. Страшный, переломный момент - когда человек среди лже-традиций приходит к вере, что никакой истинной, неподвластной времени Традиции, не существует. Это дает ему моральную санкцию не считать свои действия грехом. И вот лже-пророчество, претензия таланта на обожение, окончательная гибель души. Признак сего - ревнивое слежение талантливых людей друг за другом,   далее соединение в партии и пр., и пр. Уже сознательное стремление явить   людям "истину", по сути, лже-мессианство. Кто не погрешил этим хотя бы в   помысле? Ибо такие поползновения случаются даже в Церкви. Но едва ли не хуже реакция на них. Логика здесь такова. Истинная Традиция не преклоняется перед талантом, благоговея перед Подателем талантов, Подающим и нечто неизмеримо большее - истинное художество. Но истинная Традиция и не уничтожает таланта, благоговея перед его Подателем. Но, наблюдая поползновение многих - а картина сия оттуда, из Традиции, выглядит действительно ужасной, - притом отбросивших действительное благоговение, Ее представители искушаются ожесточением сердца против талантливых людей, самозванно презревших Призывающего. Погрешают же и унижением таланта - как бы в противовес его   самовозвеличению. Далее - это уже страшно - поскольку талант притворяется обладателем художества, ожесточаются сердцем и против истинного художества, а это уже отвращает от нас милость Милостивого. Но как же трудно нам, когда талант начинает мешать то самое, неповторимое, со своим собственным, погрешительным, притом если еще делает это без страха, а как должное, как если бы избранничество делало его личность особенно интересной, важной. Ведь интересен только Избравший. Реакцией на такую гордость является лже-призыв к смирению, будто бы отрицающему художество, ведущий к торжеству ремесленничества. Эта война между одаренностью и бездарностью ведется в одни ворота: и возвеличение таланта, выдающего себя за художество, и уничижение таланта, смешиваемого с художеством, - и то, и другое выводит истинное художество как бы за рамки данной традиции. Выигрывает в этой борьбе демон, который и вдохновляет обе стороны на борьбу. Упрощают дело те, кто полагает демона великим ремесленником, своего рода   гениальной бездарностью. Очевидно, такую концепцию выдвинули люди талантливые, претендующие на обладание истинным художеством. Их оппоненты предложили антитезис, предположив, что всякое художество - от лукавого. Засим последовал естественный синтез, когда нынешние дарования усвоили эту противную точку зрения, сознательно становясь на путь богоборчества, понимаемого как творческое начало. Более правильно помышлять, что бес хотя и одарен разнообразными талантами, как творение истинного Творца, но лишен того самого художества, о котором речь. Но сие-то художество и делает жизнь живой, оно безнадежно оставляет позади всякий талант и всякую обладаемую гениальность, оно не может не вызывать у гения (злого) жгучее чувство зависти, так как неконтролируемо   даруется кому угодно, даже и лишенному особых талантов. По слову Христа, нет большего "художества", чем положит душу (жизнь) свою за други своя, и всякий ощущающий хотя бы смутно, о чем речь, признает это неоспоримым. Вот это-то истинное художество, светящееся во всяком действительно великом произведении искусства и вообще во всем подлинном, что свыше, и является ненавистным для того гениальнейшего, ревнующего по праву таланта господствовать над остальным творением. Впрочем, неверно и помышлять дьявола покровителем талантов - не от него, но от Бога таланты - ибо и среди талантливых людей почти обычно   ревновать друг к другу, ибо таланты затмевают друг друга. Не так с истинным художеством - оно едино и не спорит само с собой; оно, по слову Писания, на все пригодно и в разных своих проявлениях взаимно усиливается; не принадлежа власти никого, кроме Единого, стоит выше ревности и соперничества, так как нет ни заслуги, ни особенного права у того, через кого оно проявилось, ни какого-либо обещания, что и вновь проявится. Это хорошо, но кто из имеющих гордость может это снести? Никто; потому и возникает указанный конфликт,   влекущий за собой выхолащивание всякой истинной традиции, даже и в Православии (например, известное пророчество о судьбах монашества и т.д.); но покуда не престало являться в людях истинное художество, не исчезнет и Традиция. Но вопрос остается вечным: как не отвергнуть действительного неповторимого художества, но и не подпасть под прелесть большого таланта, выдающего себя за Неповторимое. Это тем более трудно, что большой (не редкий, а большой!) талант часто знает дыхание Его, от Которого рождается. Ибо некоторые способности даны человеку естественно, от рождения и благоприятной среды, а некоторые даруются особо таинственным прикосновением Творца истинного художества. Пользуясь этой памятью, талант может искусно имитировать Неподражаемое, как и бес, по словам Писания, может представлять себя Ангелом Света, ибо, не имея Света, он знает о Свете. Беда нам, когда мы принимаем за художество искусную имитацию, ибо "если свет, который в вас, тьма, то какова же тьма?" Только талант, сознающий свое скромное, ничтожное положение перед Истинным Художником, может без вреда свидетельствовать о   том, что ему было открыто, не претендуя своими силами принести пользу. Тогда Тот, кто дарует таланты и открывает истину, Сам, если пожелает, дополнит   недостающее. Добросовестный ремесленник, мастер медицины, учитывает общие закономерности данной болезни и данной конституции пациента; талант использует индивидуальные особенности каждого данного случая. Мастер-педагог знает психологию учеников, талант подходит к каждому по-своему. Мастер слова (композитор) чувствует также ритмы смысла текста (звука) и умеет их создавать, талант говорит, используя тонкую аритмичность, легкую формальную некрасивость. Но истинное художество недомыслимым образом действует, используя будущие (!) неизвестные обстоятельства, даже случайности, непредсказуемые (!), словом, оно вписывается во всю полноту жизни, или лучше сказать, вписывает в себя всю полноту жизни, ибо оно объемлет все, происходя от Создателя всех. И если хорошее ремесло устремлено к овладению тайной недостижимого таланта, то настоящий талант ни во что не ставит свои достижения перед таинством художества. Сказанного достаточно, чтобы тот, кто может понять, понял сказанное - ибо сие небезызвестно. Но вот что важно - и само художество только указывает на Единого, является знаком Его действия, свидетельствует Его непостижимую и необъяснимую к нам любовь. Естественно поэтому, если ум человека возвышается от художества к его Творцу, ибо художество только врата тайны. Удивительно, почему люди, способные это понимать, все-таки довольствуются созерцанием врат и предощущением того, что за ними. "Ибо и псы едят крохи, падающие от трапезы детей". (Мф.15,27, Мр.7,28) Если оставить предположение, что человек просто искушается желанием таки уловить неуловимое (более тополиного пуха, который все-таки можно поймать и мумифицировать), ибо желание это, конечно, ??? ниже обсуждаемого, что Он может снизойти до беседы с человеком - как хозяин не беседует с псом. А поскольку такое неверие унизительно, человек в душе своей начинает принижать Художника до Абсолюта, перед которым не стыдно, а отсюда недалеко и до пелевинского Урала. Бедный человек, как ему из пса сделаться ребенком? Не иначе, как верою, которую хранит истинная Традиция. Но это - уже начало иной темы в жизни. Итак, оставив позади вопросы о ремесле и таланте, надо размыслить о вере и художестве, ибо вера низводит на нас милость Милующего. И почему так? Мы не знаем, и ум наш сего не вмещает; а Традиция вмещает, ибо она больше, чем душа человека, как душа больше целого мира. И почему так? Не знаем. Потому, что Сам Бог обитает в Церкви; Христос свидетельствует Своей смертью, что есть большее человеческой жизни, даже Его человеческой жизни - то, для чего Он и стал человеком: "Если я не пойду, Утешитель не приидет к вам... Когда же приидет Он, Дух истины, то   наставит вас на всякую истину." Сия-то тайна Церкви, возвышающая Ее над всяким художеством, ибо в Ней обитает Тот, для Кого Христос положил душу, что бы Он жил в Церкви. Он-то и дает нам, живущим в Церкви, веровать, что всякий ищущий (с верой) обретает, просящий (с верой) приемлет, и стучащему отворят. Эта-то, данная свыше, вера, и примиряет нас жить с Тем, Кем никто не может обладать, не подменяя Его Самого знаком его действия (т.е. художеством), но взыскуя самого этого действия, прямо действующего по прошению просящего, сути и квинтэссенции всякого истинного художества, почему молитва и именуется художеством художеств. Но вне Традиции этого нет.
   Село Донхово,
   Клинского р-на,
   Храм Дмитрия Солунского
 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
220913  1999-07-14 19:37:58
-

249071  2002-08-27 12:31:46
- "Дарования и способности можно развить; можно в какой-то мере и передать их другому человеку, хотя и не всякому, а также одаренному; но нельзя развить их из ничего; не может и человек, имеющий талант, "одарить" им другого человека. А вот ремеслу можно выучить почти всякого; наконец, ремесло можно тиражировать, а талант требует личного контакта - здесь они противоположны друг другу. И все-таки действие таланта не есть художество в высшем смысле: хотя оно не воспроизводимо в другом человеке, но все же во власти того, кому дано: он может распорядиться своим талантом как захочет. В этом смысле одаренность все-таки сродни ремесленничеству, только редкостному..."

249072  2002-08-27 13:58:26
Yuli
- Известная поговорка "Если зайца бить, он спички зажигать научится" всего лишь преувеличение, лучше зайца оставить в покое.
Нет никаких формальных различий между понятиями "дар", "талант", "способности" просто люди с помощью языка пытаются выразить степень одаренности личности.
Есть таланты более распространенные, такие, как говорить, плотничать, писать стихи, свистеть или играть на скрипке, и есть менее распространенные, например, понимать, почему один человек умеет плотничать, а другой нет. Если человек не умеет говорить, то в большинстве случаев это вызывается генетическими причинами. Тот, кто хорошо знаком с ремеслами, знает, что научить любого человека плотничать невозможно, и это тоже имеет под собой генетические основания. Одни таланты мы считаем "обычными", например, способность говорить, а отсутствие этой способности считаем болезнью, другие таланты принято называть редкими, например, ум. Отсутствие ума болезнью не считается, напротив, некоторые считают ум болезнью. Связь между талантом и обучением имеется, самая что ни на есть непосредственная. Если у человека есть талант к данному делу, то его можно этому научить, но не более, чем это определено генетическими задатками (менее - сколько угодно, если ученик ленив, или учитель плохой!) В противном случае обучение бесполезно. Немого научить говорить и вовсе невозможно, как невозможно научить человека, лишенного координации, красиво танцевать.
Интересно, что общество старается всего этого как бы не замечать, все разговоры о наследуемых способностях относятся к области "табу". Но это уже другая тема.

249074  2002-08-27 18:36:06
Архивариус
- Действительно, нет никаких формальных различий между понятиями "бездарь", "тупица" и "олух"; просто люди с помощью языка пытаются выразить степень бездарности того или иного индивидуума.
Но, вот если индивидуум утверждает, что безрукого научить боксировать невозможно, поскольку он генетически к этому не предрасположен, то возникает желание ввести ещё одно понятие: "осёл", - чтобы как-то выделить индивидуума из общего ряда.
Проблема в том, что "осёл" этот очень напоминает "свинью", когда, похлопывая анонимного г-на Глюка по плечу, что-то такое хрюкает, типа: "... ваши тексты скучны, вы не уважаете читателей, вам необходимо подтянуться ... и проч., и проч." Вернее, проблема в том, что г-н модератор, по-видимому, хорошо законспирированный мусульманин.

249083  2002-08-28 08:32:17
Архивариус
- Ещё в детстве слышал не то вымысел, не то быль: якобы на раскопках в Китае нашли скелет безрукого старика. Скелет был доисторический и судя по отложению солей, старик прожил без кистей рук не один десяток лет.

Любовь и забота о младенцах заложена генетически. Сострадание к старику, память о его руках, которыми он гладил своих детей, будучи молодым, есть генетический вывих, который унаследовали его потомки. С этого, или чего-то очень похожего, я уверен, и начался человек. Других генетически унаследованных способностей, кроме как эта память, человек не имеет.

249085  2002-08-28 11:46:38
Вадим
- Да! Талант - это от Бога. Развитие таланта до художества дано Им же. Грехопадение Человека в его отступничестве от своего предназначения. Совесть - это призыв свыше, ибо слышащий услышит. Традиция - это порядок от Создателя, дающий Человеку выполнить своё предназначение. Столь витиеватое изложение процесса преобразования таланта в художетво свойственно людям ищущим своё предназначение, периодически оглядывающимся назад с сожалением о потерянном и растраченном - это тоже признак таланта. Ремесло - это понятие несколько устаревшее, но в то же время наполняемое сегодня разнородными смыслами. Проще: халтурщик, мастер, гений. Халтурщик - это тот, кто не может или не хочет стать мастером, так как занимается не своим делом. Мастер, реже профессионал, - это тот, кто в совершенстве овладел своей специальностью, например, плотник, скульптор, маляр, художник, сантехник, музыкант, астрофизик. Человечеству нужны и Гении и Ремесленники, и художество и ремесло. Не все могут позволить себе галстук "от версачи", а голым появляться на людях не принято, читай: традиция. С уважением и признательностью к таланту.

279046  2008-01-14 20:09:39
Солохин Максим
- ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЯ! Я ОСОЗНАЛ ВАЖНУЮ ОШИБКУ, СОДЕРЖАЩУЮСЯ В ЭТОЙ РАБОТЕ! МОЕ СОБСТВЕННОЕ ОПРОВЕРЖЕНИЕ ЭТОГО ТЕКСТА МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ

http://www.pereplet.ru/text/solohin25nov07.html

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100