pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

|

Буревестники с Болотной

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
30 марта 2016 года

Лариса Ратич

 

«С О И С К А Т Е Л И»

 

Комедия в 2-х действиях

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Действующие лица:

 

·         Иван Иванович Богачевский – преуспевающий бизнесмен, глава строительной фирмы, 65 лет. Полный, маленького роста, лысый.

 

·         Людмила Ивановна – его жена, домохозяйка, 60 лет; бывшая учительница начальных классов; маленького роста, приятной внешности, слегка полноватая.

 

·         Их сын Юрий – журналист, 40 лет.

 

·         Невестка Наталья – журналист, 36 лет.

 

·         Внучка Лиза – дочь Юрия и Натальи, школьница, 16 лет.

 

·         Эдуард Петрович Шустрых – заместитель Ивана Ивановича, очень деловой 40-летний холостяк.

 

·         Клеопатра – 25 лет, победительница конкурса красоты «Мисс Бюст».

 

·         Георгий Николаевич – жених внучки Лизы; бизнесмен; 60 лет.

 

«Соискатели»:

 

·         Алексей Степанович – первый жених, 50 лет; интеллигент в очках.

 

·         Сергей Сергеевич – второй жених, 30 лет; очень бойкий, уверенный в себе тип.

 

А также:

1й бизнесмен;

2й бизнесмен;

3й бизнесмен;

официант.

Время действия: начало XXI века.

Место действия: довольно большой город, областной центр.

 

 

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

 

Большая комната добротного дома, хорошо и богато обставленная. На диване сидит Иван Иванович Богачевский с газетой в руках; время от времени вскакивает с дивана, начинает возбуждённо бегать по комнате, напевая «А мне летать, а мне летать, а мне летать охота!» и восклицая: «Решусь! Решусь!» Наконец садится, снова берёт в руки газету, ещё раз внимательно переглядывает последнюю страницу:

 

И.И.: Ну вот, и этот тоже! И этот, и тот! И даже вон тот! А я что – хуже?!

 

Встаёт, подходит к зеркалу, втягивает живот, сгибает руки, демонстрируя «мышцы», рассматривает зубы и, поплевав на ладонь, приглаживает несколько последних волосинок на лысине. В конце концов благосклонно себе улыбается, делает «козу» своему отражению: «Ух, Шварценеггер» и уверенным голосом зовёт жену.

 

И.И.: Людмила! Иди сюда!

 

(Голос из-за двери кухни).

 

Л.И.: Что такое? Я занята.

 

И.И. (гневно): Люда, если я зову, значит, это срочно!

 

(Открывается дверь, из кухни выходит Людмила Ивановна, на ходу вытирая руки полотенцем).

 

Л.И. (раздражённо): Ну что такого срочного, Ваня?

 

И.И.: Людмила, сядь. У меня к тебе важный разговор. Он назрел.

 

Л.И.: Ванечка, у меня там тесто назрело. Ты не мог бы подождать?

 

И.И.: Нет, я уже достаточно ждал. Сядь, Людмила.

 

Л.И. (садясь на краешек стула): Ну, говори, только быстро.

 

И.И.: Людмила, ты умный, интеллигентный человек. Ты должна меня понять.

 

Л.И.: Ванечка, да когда ж я тебя не понимала?

 

И.И.: Тогда возьми вот, прочти.

 

Л.И. (берёт газету): Где?

 

И.И.: Вот здесь (тычет пальцем). Читай вслух.

 

Л.И.: «Вчера состоялось торжественное бракосочетание известного кинорежиссёра Генитальского…»

 

И.И: Что?!

 

Л.И: Ой, прошу прощения. «…кинорежиссёра Гениальского с его молодой возлюбленной. Говорят, что разница в возрасте у супругов составляет сорок лет» - (восклицает: «Ого! Свежий кавалер, ничего не скажешь!») – «Сегодня молодые отправились в свадебное путешествие на Гавайи». Ну и что?

 

И.И.: Ну и что! И это, заметь, повсеместно. Каждый имеет право на счастье, и я тоже.

 

Л.И.: Конечно, Ванечка, я очень хочу, чтобы ты был счастлив. Ты хочешь на Гавайи?

 

И.И.: И на Гавайи тоже.

 

Л.И.: Так в чём же дело? Слава Богу, деньги у нас есть. Съездим, ты отдохнёшь, а то что-то в последнее время совсем закрутился. А дела пока оставишь на этого твоего зама, на Шустрого.

 

И.И.: Сколько раз повторять: не Шустрый, а Шустрых! Шустрых!!! Не перекручивай! Он и так обижается, потому что у нас на фирме за глаза его называют «Эдик – шустрый веник».

 

Л.И.: Да ведь он и вправду Шустрый. Разве это плохо? На такого человека можно и фирму пока оставить. Поедем, Ванечка! Я в любой момент готова! Вот только пироги допеку…

(вскакивает, чтобы бежать на кухню).

 

И.И.: Людмила, сядь! Сядь, я сказал!

 

Л.И. (робко): Так ведь тесто…

 

И.И.: Тесто не убежит!

 

Л.И.: Убежит…

 

И.И.: Пусть бежит!!! Сядь и выслушай!

 

Л.И. (обречённо садится, поглядывая на дверь кухни): Ну?

 

И.И.: Людмила, нам надо расстаться.

 

Л.И.: Ты хочешь один поехать?

 

И.И.: Нет, не один. Но и не с тобой. Забудь про тесто!!! Слушай, что я тебе говорю! (по слогам). Нам НА-ДО РАС-СТАТЬ-СЯ!

 

Л.И.: На сколько, Ванечка? (скороговоркой, глядя на дверь кухни). Пожалуйста, поезжай, бери кого хочешь, только оставь денег: надо заплатить за газ, свет, телефон…

 

И.И.: Молчать! Смирно!

 

(Л.И. замирает на стуле в позе «Смирно, руки по швам»).

 

И.И.: Людмила! Я хочу расстаться с тобой и жениться на другой.

 

Л.И. (растерянно): Вот тебе на… Сорок лет прожили душа в душу… Что с тобой, Ваня?

 

И.И.: Людмила! Я тебе очень благодарен за всё. Мы с тобой расстанемся друзьями, как культурные люди.

 

Л.И. (тихо): А помнишь, Ванечка, как ты учился заочно в строительном техникуме? Как хотел бросить? Конечно, трудно было: работа, учёба, сын маленький, за чужую квартиру надо было платить…

 

И.И. (мягко): Помню, помню. Спасибо, ты помогла. Все контрольные за меня делала.

 

Л.И.: Да. И чертила дипломный проект. Я даже помню как он назывался: «Клуб с залом на 300 мест».

 

И.И. (раздражённо): Да, да, да. Но я САМ получил диплом, пошёл в гору своим умом! И вот теперь – глава строительной фирмы, богатый и уважаемый человек!

 

Л.И.: Да, богатые мы теперь с тобой, Ваня, будь оно неладно.

 

И.И. (хвастливо): И дело вообще не в этом техникуме! Я всегда знал, что ТАК будет. Ведь даже фамилия у меня «Богачевский»! Фамилия, между прочим, а не что-то другое, судьбу определяет. Так что ТЫ мне «спасибо» скажи, что богатая!

 

Л.И.: Да, я думала, что богатая…

 

И.И.: Короче говоря, Люда, богатой ты и останешься. Я тебе выделю… ну, скажем, четверть своего капитала. Это более чем щедро, цени!

 

Л.И.: А на ком же ты женишься, Ваня?

 

И.И.: Ну… на ком-нибудь.

 

Л.И.: Как «на ком-нибудь»? Я не поняла. У тебя что, ещё никого нет? Зачем же ты тогда?..

 

И.И: Людмила, я всегда утверждал, что учителя – как дети! Ты вот уже пять лет, как на пенсии, а всё такая же наивная, как и была, когда работала в этой своей школе.

 

Л.И.: Ваня, да я вот боюсь, что это ТЫ в детство впадаешь. Может, сходить тебе к врачу, а?

 

И.И.: Мне к врачу не нужно! (задумчиво). Ну разве что к сексо… (решительно). Я здоров!

 

Л.И.: Ну так в чём же наконец дело?! Не мучай ты меня!

 

И.И.: Люда, я решил жениться на МОЛОДОЙ женщине, такой, знаешь, 90-60-90.

 

Л.И.: Ты что же, жену как стиральную машину выбираешь? По параметрам?

 

И.И.: Ничего смешного. Параметры, между прочим, в женщине – это главное.

 

(Л.И. встаёт, одёргивает платье, втягивает живот, стараясь не дышать. С достоинством):

 

Л.И.: Ну, параметры, между прочим, и у меня неплохие. Конечно, не 90-60-90, но для моего возраста…

 

И.И.: В том-то и дело, что из всех параметров у тебя – только 60, да и то это возраст!

 

Л.И. (с горечью): Не шестьдесят, а пятьдесят девять. А шестьдесят – только через две недели, если ты, конечно, помнишь. Ну и что?! Мы же вместе состарились…

 

И.И.: Да открой глаза! Сплошь и рядом известные и преуспевающие люди женятся на молодых! (тычет пальцем в газету). Вот!!! Сорок лет разницы! А у нас с тобой – только пять!

 

Л.И.: Ваня, но если б ты женился в сорок лет с таким разрывом в возрасте, то тебе пришлось бы брать жену прямо из роддома!..

 

И.И (яростно): Молчать, глупая!

 

Л.И.: До сих пор была умная. И ты всегда ко мне прислушивался…

 

И.И.: Надоело, дорогуша! Понимаешь, ну ты НЕ ЛЕДИ. НЕ ЛЕДИ!!! А деловому человеку нужна такая… для презентации, ну и для… разных других дел. Такая, понимаешь, с большими… этими, как их… глазами!!! Ну и так далее. С этакими новыми современными манерами! Короче, ЛЕДИ. Вот я был вчера на конкурсе красоты «Мисс Бюст». Вот это да, скажу я тебе! Одни ЛЕДИ!

 

Л.И.: Да, на таких конкурсах ЛЕДЕЙ полно… (пауза). Значит, ты решил подобрать себе такую… декоративную?

 

И.И.: Можно сказать и так. Именно декоративную. У меня теперь всё есть. Могу я подумать о личном счастье?

 

Л.И.: Можешь, Ваня. Я поняла. Я согласна. (медленно выходит на кухню и медленно прикрывает за собой дверь).

 

И.И. (один в комнате. Звонит по телефону): Света, соедини меня с Эдуардом Петровичем. Света, ты что, вообще?! Как это кто?! Богачевский говорит! (пауза). Шустрых, подскочи ко мне домой. Захвати список у меня на столе. Сейчас. Жду.

 

(Опускает трубку на рычаг. Ходит по комнате, снова напевая «А мне летать охота!» Останавливается, решительно зовёт).

 

И.И.: Людмила!

 

(Из кухни выходит Людмила Ивановна. Она в пальто, в руке - сумочка).

 

И.И.(удивлённо): Ты куда?

 

Л.И.: А тебе не всё равно? (устало). К сыну в гости схожу, соскучилась я за ними, особенно за внученькой. Да и вообще, мы же расстаёмся, не так ли? И я могу идти, куда хочу.

 

И.И. (растерянно): Вообще-то да. Но ты никогда без меня раньше… А впрочем, иди, конечно. Сейчас ко мне Шустрых подъедет, по делам фирмы. Так что лучше, если ты не будешь нам мешать.

 

Л.И.: Ты всё-таки, Ваня, не очень с этой работой. У тебя же опять давление, хотел сегодня отдохнуть… (с горечью). А впрочем, как знаешь. Пусть твои декоративные про тебя думают (решительно выходит).

 

[Звонок в дверь. Иван Иванович идёт открывать, входит Эдуард Петрович Шустрых].

 

И.И.: Заходи, Эдуард Петрович. Список принёс? (берёт в руки бумаги, быстро просматривает). Да, да, этот. Проходи, садись.

 

(Оба садятся в кресла возле маленького столика. Хозяин, спохватываясь, поднимается, подходит к бару и достаёт бутылку коньяка, две рюмки, блюдце с лимоном).

 

И.И.: Давай-ка выпьем коньячку!

 

Э.П.: Так я же на работе не пью.

 

И.И.: Со мной – можно. Раз у начальства и с начальством – значит, никаких нарушений, а точно по плану! Да и мне от давления полезно (выпивают, закусывают).

 

Э.П. (озабоченно): Что, Иван Иванович, опять прихватило?

 

И.И.: Да пустяки!

 

Э.П.: Возраст, Иван Иванович, что же делать.

 

И.И.: Какой возраст, это ты брось! Я ещё ИГО-ГО! То есть, ОГО-ГО, я хотел сказать.

 

Э.П.: Да-да, конечно. Вы ещё в самом соку.

 

И.И.: Вот про этот сок, Эдик, я и хотел с тобой поговорить. Посоветоваться, так сказать, и попросить помощи.

 

Э.П.: Не понял, Иван Иванович.

 

И.И.: Да что же тут непонятного? Ну вот скажи, Эдик, что ты думаешь о жёнах? Ну и вообще, о бабах?

 

Э.П.: Ничего не думаю. Я холостой.

 

И.И. (с досадой): Знаю, что холостой. Но что-то же ты о бабах думаешь, правда? Например, вот об этих, с конкурса (тычет пальцем в список).

 

Э.П. (смущенно): Спасибо, Иван Иванович, я сам…

 

И.И. (резко): Не о тебе речь.

 

Э.П. (растерянно): А о ком?

 

И.И.: Обо мне, чёрт возьми!

 

Э.П.: Извините, Иван Иванович, я сегодня что-то плохо соображаю.

 

И.И.: Ну и денёк! Эдик, я хочу жениться, понимаешь?

 

Э.П.: Нет.

 

И.И. (громко, на ухо Эдику): Жениться хочу!

 

Э.П.: Так вы же женаты…

 

И.И.: Я развожусь.

 

Э.П.: Как?

 

И.И. (зло): А вот так! Все ахают: как, что? Ещё сын с невесткой да внучкой тоже, наверное, курятник устроят: кто-кто-кто? куда-куда-куда? Но ты-то будь мужиком!

 

Э.П.: Постараюсь. Так на ком же вы женитесь, Иван Иванович?

 

И.И.: Вот на них (показывает список).

 

Э.П.: Что, на всех?!

 

И.И.: Ага, особенности национального гарема (смеётся). Шутка, Знаешь, как один султан собрал свой гарем и говорит: «Дорогие жёны, у меня для вас печальная новость: я полюбил другой гарем!»

 

Э.П. (смеётся): Но всё-таки?

 

И.И.: Все-таки, конечно, на одной. Но есть выбор.

 

Э.П.: У кого?

 

И.И.: У меня. Не у них же! Они ВСЕ готовы на ВСЁ. С моими-то деньгами.

 

Э.П.: Извините, Иван Иванович, мне кажется, вы хотите не жениться, а купить жену.

 

И.И.: Нет, дорогой, наоборот: сначала купить, а потом жениться. И не смотри на меня так. В нашем свободном капиталистическом обществе мы можем… это… как его… Ну, ты понял.

 

Э.П.: Ну а я-то вам зачем?

 

И.И.: Ты помощник или нет? Правая рука, так сказать. Для помощи, совета, консультации.

 

Э.П.: Что ж, я готов.

 

И.И.: Консультация первая: возраст. Мне, ты знаешь, 65. Надо подобрать что-нибудь соответствующее.

 

Э.П.: Как? Здесь самой старшей – двадцать пять.

 

И.И. (зло): В самый раз. Газеты надо читать.

 

Э.П.: В каком смысле?

 

И.И.: В прямом. Короче, дай список (водит пальцем, ищет). Семнадцать – слишком молода, восемнадцать – тоже… Вот! Нашёл. Смотри: девятнадцать лет, рост метр восемьдесят, в самый раз. Ну, и остальное… Тут ещё длина ног указана. Как ты думаешь, вот этой – девятнадцать, а ноги на три сантиметра короче, чем у той, которой двадцать пять. Может, постарше взять?

 

Э.П.: Для вас в любом случае постарше лучше.

 

И.И.: Что?!

 

Э.П.: Извините, я не это имел в виду. Постарше – может, образование есть.

 

И.И.: А зачем оно?! Хочется, понимаешь ли, экстрима, чтобы кровь ударила в сердце, в голову!

 

Э.П.: Вообще-то, когда кровь в голову – это инсульт, а когда в сердце – это инфаркт.

 

И.И.: Типун тебе на язык!!! (наливает себе коньяку, с размаху выпивает, успокаивается). Короче, вот эти три кандидатуры (показывает в списке). Найди, поговори, прощупай.

 

Э.П.: Как, и прощупать тоже?..

 

И.И.: Почву прощупай!!! Ну, как они относятся к такому браку, в котором нет проблем, одни радости. А взамен прошу только ласку, верность, и чтобы везде была со мной рядом. Ну, и выглядеть должна всегда «на все сто»! Понял? Даю тебе три дня, от основной работы освобождаю. Всё ясно?

 

Э.П.: Куда уж яснее.

 

И.И.: Давай ещё по одной за успех! (наливает, чокаются, выпивают). Эх, Эдик, новая жизнь начинается!

 

Э.П.: Дай бог, чтоб не короткая.

 

И.И.: Дай бог… (спохватывается). Как?!

 

Э.П.: Вы опять меня неправильно поняли.

 

И.И.: Слушай, будешь так намекать – я тебя пойму вплоть до увольнения. Свободен. Да, подожди! Денег не жалей, потом сочтёмся. А это тебе ЛИЧНО за беспокойство (достаёт из ящика пачку денег, вручает Эдику).

 

Э.П.: С этого бы и начали. Разрешите выполнять?

 

И.И.: Надеюсь на тебя. Как говорили раньше, «лети и возвратись на крыльях любви!»

 

Э.П.: Лечу, как Карлсон, который обещал вернуться (уходит).

 

И.И. (оставшись один, снова напевает): «Я люблю тебя, жизнь…» (при этом достаёт деньги из разных ящиков, тщательно их пересчитывает и складывает на столе).

 

 

ЗАНАВЕС

 

(Идёт смена декораций, а на фоне закрытого занавеса – Людмила Ивановна. Она идёт по улице).

 

Л.И. (останавливается, говорит сама с собой): Ну вот и приехали, как говорится. Что я нашим скажу?! Оказывается, я просто мебель, которая вышла из моды. Неудобно хозяину: рассохлась, пружины скрипят, обивка вылиняла и параметры не те. Значит, на свалку? Виновата в том, что старею. Но годы-то ведь не обманешь! А может, надо было всё-таки Наташу слушаться, невестку мою. И деньги есть… Ну, сауны, массажи, технологии разные. И была бы как Леди! А не как антиквариат… А мой-то, мой-то! Шестьдесят пять лет – а туда же! Седина в бороду, а бес, как говорится, в это… место… в ребро. Любви хочется. Я разве ж его не люблю?! Вот недавно только говорила, что люблю, лет десять назад. Ну, в молодости чаще говорила, даже стихи ему писала. Как там? – (бормочет): «Любимый мой…» (повторяет три раза). Нет, не вспомню. Так ведь и он меня раньше любил, я точно помню. Всё переживал, что у меня ухажёров много, все с образованием, а он – нет. А я тогда только его одного и видела. Был он, как сейчас помню, черноволосый, с голубыми глазами, сильный, высокий! Да… время всё меняет. И я теперь, выходит, уценённая… (вытирает глаза, уходит).

 

 

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ

 

НОВАЯ ДЕКОРАЦИЯ

(Квартира сына Богачевских. В комнате невестка Наталья и внучка Лиза накрывают на стол, сын Юрий что-то пишет в блокноте, сидя на диване и тихонько посвистывая). Людмила Ивановна звонит в дверь, Наталья идёт открывать .

 

Н.: Ой, мама! Как раз к обеду. А где папа?

 

Л.И.: Папа занят сегодня с Эдиком Шустрым. А я к вам. Можно, я сегодня у вас переночую?

 

Н.: Слава богу, а то вечно «на минутку» да «на минутку». Проходи.

 

(Людмила Ивановна и Наташа проходят в комнату).

 

Лиза: О, бабо сапиенс! Очевидцам Куликовской битвы – наше молодёжное «спасибо»!

 

Юра: Лиза, прекрати свои идиотские шутки. Привет, мама. Проходи, не обращай внимания.

 

Л.И.: Я и не обращаю. Сейчас они все так разговаривают.

 

Лиза: Ага, к КВН-у готовимся, надо всегда быть в форме.

 

Ю.: Мама, ты меня извини, мне дописать надо, пока Муза не ушла.

 

Л.И.: Пиши, сынок, мы тихонько (начинает помогать невестке, говорит с ней вполголоса).

 

Л.И.: Он что-то важное пишет?

 

Н.: Вчера был на конкурсе красоты от нашей газеты, пишет отчёт.

 

Л.И. (неожиданно громко): Ну надо же!!!

 

Н.: Тише! Пусть допишет.

 

Ю.: Как раз дописал (что-то размашисто подчёркивает в блокноте). Ну что, к столу?

 

(Все рассаживаются за столом; начинается обычная обеденная суета: «передай соль», «где хлеб», куда опять делись салфетки и т. д.)

 

Небольшая пауза.

 

Л.И.: Мне надо с вами поговорить. Только не знаю, с кем сначала.

 

Н.: Так говори со всеми. Что-то случилось?

 

Л.И. (сыну): Юра, ты отца вчера видел на этом конкурсе?

 

Ю.: Ну да, он был в жюри. Такой знаток, глаза блестят!

 

Л.И. (зло): Глаза блестят, слюни текут!

 

Н.: А в чём, собственно, дело?

 

Л.И.: Не знаю, как и сказать. И Лиза слушает… Может, .. (внучке) ты б пошла воздухом подышала?

 

Лиза: Уже дышала. Всё равно ведь узнаю, чего мямлить? Решительнее надо быть, бабуля, а то съедят. Тем более в наше время.

 

Л.И. (ужасаясь): Лиза, тебе всего 16 лет! Это самый романтический возраст! Откуда взялась у тебя эта акулья хватка?!

 

Лиза: Бабушка, милая, у человека всегда есть только два выхода: либо его съедают, либо ОН съедает. Третьего не дано. И зубы надо готовить с детства. А ты, кстати, очень вовремя пришла. Мне тоже надо что-то с вами обсудить. Так с кого начнём наш семейный совет: с тебя или с меня?

 

Л.И.: Давайте всё-таки с меня. Но сначала ты, Юрий, скажи, что ты написал про этот конкурс.

 

Н. (задумчиво): Мама, ты знаешь, я с ним даже разругалась! (поднимается, хватает блокнот Юрия). Ну вот, слушай название: «Большой цветник во Дворце культуры». А дальше? – ах-ох! эй-ой! Сплошная жеребячья радость!

 

Ю. (зло): Мы это уже обсудили, чёрт возьми! А что ты предлагаешь?!

 

Н.: Я, как честный журналист…

 

Ю.: Ой, достала! Я тоже честный журналист, между прочим! Но два честных журналиста на одну семью – это, оказывается, много! Да!!! У тебя своя точка зрения, у меня своя. В конце концов именно меня послали.

 

Н.: Не уточнили только, куда!? А очень жаль. Вечно на такие «мероприятия» мужиков посылают! Одни знатоки что в жюри, что в прессе (язвительно). В жюри – СЭРЫ, а на сцене – СЭРИХИ! Вот если б женщинам слово дать; может, что-то бы и изменилось. У меня лично давно сложилось впечатление, что все продаются, и ты – тоже!!!

 

Ю.: Ну вообще! Давай разводиться, раз так! Ты по какому праву закрываешь мне рот?! Это – моё мнение!

 

Н.: Мнение?! Надо же! И тебя не коробит на таких конкурсах как честного журналиста?! Оценивают за экстерьер!!! Декоративные сучки на все кобелиные вкусы!

 

Лиза (решительно вмешиваясь): Ерунда! Меня спросите, - я как раз в курсе. Это такой шанс в жизни!

 

Н. (изумлённо): Шанс?!

 

Лиза: Шанс!!! Если есть ЧТО продать, почему не продать? В нашем свободном обществе! Жизнь – это борьба, а не реверансы друг другу! Есть спрос – есть предложение, это же ясно! И цены растут, это нормально и естественно!

 

Н. (яростно): Как ты не понимаешь, что в этих конкурсах есть что-то животное! И это не имеет НИКАКОГО отношения к культуре!

 

Юра и Лиза (вместе): Глупейшая точка зрения!!!

 

Н. (умоляюще, Людмиле Ивановне): Мама, но ведь это как собачий выгул! Особенно вчера: «Мисс Бюст!» И трясут голыми… этими самыми… перед кучей озабоченных жеребцов!!! А первое место и все «вице»-перевице уже давно куплены: спонсоры внесли предоплату!

 

Ю.: Откуда ты знаешь?!

 

Н.: Извини, знаю! У меня свои источники информации! Честные!

 

Лиза: Ну и что?! Борьба есть борьба. За всех платят!

 

Н.: А ты откуда знаешь?

 

Лиза: Очень кстати спросила, мамочка! Послушайте теперь МЕНЯ: Я тоже собираюсь принять участие в подобном конкурсе. И уже прошла отборочный тур.

 

Н. (потерянно): Какой ещё конкурс? Как называется?!

 

Лиза: Название – вообще отпад. Гениальная идея, настоящий эксклюзив. Один… умный челок придумал: «Мисс Маугли».

 

Н.: Насколько мне известно, Маугли – это мужчина…

 

Лиза: Не в этом дело, главное – суть (вдохновенно). Впервые в истории подобных конкурсов такая смелая, можно сказать, революционная идея!

 

Н.: Будете соревноваться, кто по деревьям лучше прыгает? Смотрите, хвосты не поломайте.

 

Лиза: Папа, ну скажи хоть ТЫ что-нибудь! Ты же не такой дремучий!

 

Ю. (совершенно растерявшись): Я… вот… а…

 

Лиза: Да вы представьте себе, это будет потрясающее зрелище! Идея проста, как всё гениальное: в природе нет ничего красивее и совершеннее человеческого тела, особенно женского. Так? Таким образом, наш конкурс – это лучшее, что можно сделать!

 

Ю.: Стоп. Я начинаю понимать. Голыми, что ли, все будете?..

 

Лиза: Не голыми, а обнажёнными! В стиле «НЮ»!

 

Ю.: НЮ и дела…

 

Лиза: Папуля, гениально!!! У тебя абсолютный журналистский слух! Вот и название для твоей новой статьи! Я кое-кому позвоню – и ты сможешь даже попасть в жюри (вдохновляясь). Кстати, и деда надо пригласить, у него есть опыт.

 

Н.: Так. Так. Ужас. Я сплю или нет?.. И что, за тебя тоже спонсор заплатит?

 

Лиза (с достоинством): А разве я ничего не стою?

 

Н.: И кто же это сделает?..

 

Лиза: Скоро узнаете. Моя личная жизнь наконец налаживается. А то дожила до шестнадцати лет – и никакого просвета. Я скоро вас познакомлю со своим… близким другом, - это достойный человек.

 

Ю. (постепенно закипая): Кто такой?! Где работает?! Откуда у него такие деньги и такие идиотские идеи?!

 

Лиза: Папа, ты ли это? Только что ты был современным культурным человеком! Ты восхищался девушкой, выигравшей конкурс «Мисс Бюст»! (хватает блокнот отца, листает его). И я тоже ею восхищаюсь. И завидую, да! Она хваткая, умная. И псевдоним выбрала классный – «Клеопатра», не в бровь, а в глаз. Такая реклама всем запомнится! Вот! (цитирует статью отца): «Моё воображение просто поразила первая красавица конкурса «Мисс Бюст» Клеопатра. Увидев один раз эту девушку, я понял, что забыть её для меня лично будет невозможно». Что, а?!

 

Н. (едва сдерживаясь): Я смотрю, доченька, у вас с папочкой одинаковый вкус. Поздравляю!!!

 

(Людмила Ивановна, до сих пор отрешённо молчавшая, вдруг срывается на крик):

 

Л.И.: Хватит!!! Ваших ссор мне ещё не доставало!!! Какая Клеопатра, какой Маугли в стиле НЮ? Лиза, Юра! Или у вас от дедушки – наследственный сдвиг?!!

 

Лиза (саркастически): Пойду-ка я, действительно, подышу немного. Я свободный человек! Совершеннолетняя! «Деньги – товар – деньги!» Бабуля, насколько я знаю, это сленг из твоей молодости, когда экономика должна была быть экономной, помнишь? Так что ж вы как котята слепые? Да, я молодая, красивая, и мне за это согласны заплатить! Глупо не принять такое предложение.

Я погуляю, а вы подумайте. Уверена, что остынете и поймёте, кто прав. (отцу): Папа, я на тебя рассчитываю. Перечитай свою же статью, должно помочь!!!

 

Ю.: Нет, постой! Никуда не пойдёшь! Эти конкурсы – это… это… сплошной собачий выгул! А теперь ещё всяких Маугли начнут показывать, и среди них – МОЯ ДОЧЬ!!! В чём мать родила!!! И номер на заднице!!!

 

Н. (саркастически): Ну что ты, Юрочка! Ты же честный журналист, с прогрессивными взглядами, певец новой культуры! По-моему, Лизочкин конкурс – это очень актуально, свежо! (дочери, едко): Иди, детка, узнай цены. Может, есть места, где тебя подороже купят…

 

Лиза: Ну и пойду! Остыньте, предки. Буду поздно (решительно выходит).

 

Л.И. (плачет): Ой, что делается!..

 

Ю.: Мама, успокойся, у тебя сердце. Давайте что-то решать. Кстати, а у тебя что стряслось? Ты же вроде с какой-то проблемой пришла?

 

Л.И. (решительно): Выпить у вас есть? Водки!

 

Н.: Мама, ты что?

 

Л.И.: Это чтоб не так стыдно было.

 

Н.: Я вижу, что это день больших сюрпризов. Говори же наконец! Сейчас ты меня ничем не удивишь, даже конкурсом «Мисс Маугли на пенсии».

 

Л.И.: Отец жениться хочет…

 

Н.: Та-а-ак. А удивить всё-таки удалось. Повтори теперь помедленнее. Спокойно и внятно.

 

Л.И.: Вот я и говорю: отец жениться хочет на какой-нибудь этой, с конкурса. Чтоб, говорит, брать её на все мероприятия, чтоб была как ЛЕДИ…

 

Ю. (закуривает): Здрасьте – приехали.

 

Н.: Мама, а как же ты?

 

Л.И.: Деньги, говорит, возьми, и «дай мне возможность насладится счастьем». Будем, говорит, хорошими друзьями.

 

Ю.: Нету слов. А впрочем, есть, но не для печати.

 

Н.: Он что, влюбился в кого-то?

 

Л.И.: Да если бы!.. А то ведь ему всё равно, кого брать, лишь бы попородистей. Ещё, говорит, не выбрал, только собираюсь.

 

Н.: Вот что, мама. Не надо так отчаиваться, живи пока у нас, а там решим.

 

Ю.: Может, ещё передумает. А ты поставь себе какую-то цель, очень помогает.

 

Л.И.: Да у вас тут у самих…

 

Н.: М-да-а…

 

Ю.: Честно говоря, ни о чём другом сейчас думать не могу. Давайте обсудим, что делать, куда бежать?..

 

Н.: Ты сам виноват!

 

Ю.: А я тут при чём?!

 

Н.: Как при чём?! Клеопатрам всяким оды посвящаешь! Интересно, как её на самом деле зовут? Вот и Лиза наша – мы Лизой назвали, а она тоже в Клеопатры подастся, или в Дездемоны!? Что там она про какого-то друга-приятеля болтала? Надо срочно с ним познакомиться; далеко ли у них всё зашло?

 

Л.И. (робко): А может, у них любовь?

 

Ю.: Мама, ты что, не слышала: деньги – товар – деньги! Любовь по прейскуранту.

 

Л.И.: Нет-нет, я не верю! Она просто болтает. В этом возрасте дети обычно всегда протестуют: перестройка организма плюс юношеская романтика…

 

Н.: Это у тебя романтика, мама. А у неё этим и не пахнет.

 

Л.И.: Ничего, в таком возрасте такие отклонения ещё не опасны. Надо просто с ней поговорить доброжелательно, объяснить…

 

Ю.: Мама!!! Ей по телевизору, в журнале, в кино, да где угодно, даже в паршивой рекламе – тысячу раз в день объясняют, как на свете жить! И альтернативы у нас нет!

 

Н. (с сарказмом): Да плюс ещё дома папа – в гениальных статьях! А что, когда родной дочери коснулось, сразу прозрел, мастер печатного слова?!

 

Ю.: Не иронизируй! На конкурсе «Мисс Бюст» девушки были всё-таки постарше, чем она.

 

Н.: Да, знаю, читала. Одни старухи: половине из них – аж семнадцать лет! Дело в том, что они для тебя – посторонние, вот и все твои восторги. Чужие – пусть будут на продажу, да? А свою-то – ой, не надо! Вот такие дурошлёпы, как ты, и не хотят помнить, что все дети – НАШИ! А эти конкурсы – как чума. Вот Лиза и заразилась от ЧУЖИХ детей!

 

Ю.: Ну хорошо, а делать-то что? Что?!!

 

Л.И.: Погодите, дайте сказать. Давайте возьмём инициативу в свои руки. Что там у Лизы за мальчик, давайте посмотрим. Может, не так страшен чёрт, как его малюют? А с дедом нашим – пусть что хочет, то и делает. Мне вдруг стало совсем не до него, к счастью.

 

Н.: Одно радует, что ты хоть успокоилась.

 

Л.И.: Просто действительно появилась ясная цель. Значит, так: я пока живу здесь; скоро у меня юбилей, так? Давайте пригласим мальчика Лизы в гости. По-моему, она и сама хочет нас с ним познакомить.

 

Ю.: А конкурс в стиле «НЮ»? С этим что делать? Чтоб Лизка – как Маугли?.. Я её задушу!

 

Н.: Погоди, уймись. Если у Лизы есть молодой человек, может, он и сам не допустит? Мы же ничего не знаем, рано делать выводы.

 

Ю.: Может, и так. Ну а СЕЙЧАС что мне делать, куда бежать?!

 

Л.И.: Сынок, садись переписывать статью. Мне показалось, у тебя появились новые мысли, не так ли?

 

Ю.: Ох, я сейчас такое напишу! (вырывает листок из блокнота и яростно комкает его). Будет им декоративный цветник на все вкусы! (топчет бумагу).

 

Н.(ехидно): Быстро тебя Лиза убедила; не то, что я.

 

Ю.: Я ей покажу это «НЮ»!

 

Л.И. (сердито): Юрий, хватит цирк устраивать. Если б это не коснулось твоей дочери – ты бы сейчас Наташе горло перегрыз за свой шедевр. Возьми себя в руки!

 

Ю. (сникает): Может, и правда, напиться?

 

Н. (всплескивает руками): Ну вот, типичный НАШ мужик. Если не про секс, так про водку. Успокойся, ты столько не выпьешь, чтоб Лизкино «НЮ» забыть. Давайте считаться с реальностью.

 

Ю.: Давайте! (хватает гитару, начинает бренчать какую-то дикую какофонию; петь, кривляясь и корчась; танцевать, топчась по блокноту, который он бросил на пол. Это не пение, а душевные корчи): «Не тревожь мне душу, скрипка, я слезы не удержу…»

 

(Л.И. и Наташа смотрят молча, потерянно).

 

 

ЗАНАВЕС

 

[Идёт смена декораций. Лиза – на фоне закрытого занавеса – нервно мечется].

 

Лиза: Нет, ну вы видели такое?! Мезозойская эра какая-то! А как, как обеспечить себе место под солнцем? Космонавтом стать, да? (с иронией): Или, может, в учителя податься, по примеру моей бабульки? Буду сеять прямо в каменистую почву разумное, доброе, вечное! Это давно уже архаизмы! А у меня ещё всё впереди, а не позади, как у них! И надо начать с классного старта. Ничего, ничего! Главное – начать! Наш конкурс ещё покажет им всем! Надо попасть в газеты – это уже кое-что.

(останавливается).

Надо с отцом тет-а-тет поговорить. Но немного позже, пусть пока привыкнет к мысли. У меня для него есть неплохая идея, чтоб о нём тоже сразу заговорили! Ещё «спасибо» скажет! – Пусть напишет что-то скандальное, из ряда вон; так сказать, плюнет в лицо разным интеллигентным чистоплюям, которые не в состоянии как следует зарабатывать, а с поучениями лезут!!! Если не умеешь себя выгодно продать – то ты не интеллигент, а дегенерат, нахлебник на шее свободного общества. Сейчас наше время! Кстати, который час? (смотрит на часы).

Ёлки зелёные, с этими пещерными жителями чуть не опоздала!!!

(звонит по мобильному).

Жора? Ну что скажешь? Могу, конечно, готова хоть сейчас (пауза).

Нет, дорогой, я хочу только ПЕРВОЕ место! Если у тебя не хватит денег – найдутся другие, у которых хватит. Да, да, именно. Ты правильно понял. Молодец, адекватно реагируешь. Этим ты мне и нравишься. Сейчас подъеду (прячет мобильный в сумочку). Лишний раз убедилась: всегда надо говорить, что думаешь, и не мямлить. Прямо в лоб! И не стесняться работать локтями, они на то и даны.

(решительно уходит).

 

 

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ

 

[Новая декорация: небольшой зал, несколько кресел, маленький подиум. В зале – четверо солидных мужчин; один из них – Георгий Николаевич, поклонник Лизы.]

 

1 мужчина: Да, если это всё как следует разрекламировать – все будем с прибылью.

 

2 мужчина: А журналюги? Накинутся – мало не покажется.

 

3 мужчина: Вы как с луны упали. Надо заплатить – и дело в шляпе.

 

2 мужчина: Всем рот не закроешь, да и не все берут деньги, к сожалению.

 

Георгий Николаевич: Запомните и запишите: кто не берёт деньги, тот берёт большие деньги. А если вам их жаль – пеняйте на себя.

 

2 мужчина: Мне денег не жаль, но я всё ж таки депутат; так сказать, народный представитель.

 

3 мужчина: Народ «схавает» всё, если его убедить, что это вкусно. Вы же не дурак, хоть и депутат.

 

(Заходит Лиза).

 

Лиза (игриво): А вот и я, здравствуйте!

 

Г.Н. (подходит к Лизе, целует ей ручку): Здравствуй, дорогая. Познакомьтесь, господа. Это Лизонька, моя невеста.

(все по очереди подходят, пожимают Лизе руку, представляются):

 

1 мужчина: Валентин Евгеньевич.

 

2 мужчина: Виктор Владимирович, депутат.

 

3 мужчина: Павел Витальевич.

 

2 мужчина (Георгию Николаевичу): О, счастливчик! И когда же свадьба?

 

Г.Н.: Мы пока не решили.

 

Лиза: В зависимости от результата (Георгию Николаевичу): Не правда ли, любимый?

 

Г.Н. (поспешно): Само собой разумеется, мы же договорились.

(ко всем, указывая на Лизу):

Вот, господа, будущая победительница нашего нового конкурса.

 

1 мужчина (Лизе): А что вы скажете по поводу названия? Мне кажется, что «Мисс Маугли» - как-то режет слух.

 

Лиза: Знаете, у меня есть и свой вариант; один журналист подбросил неплохую идею. Ну, например, если так: «Мисс «НЮ» и дела!»

 

1 мужчина: Оригинально, но как-то не очень звучит.

 

Лиза: «Мисс Маугли» - ещё хуже, по-моему. Как ни крути, а Маугли – это мужик! Нас могут неправильно понять. Я уже консультировалась со специалистами (иронично). Причём сразу с двумя. Это профессиональные журналисты, свои люди.

 

Г.Н.: Кстати, Лизонька, СВОИ журналисты нам ОЧЕНЬ нужны. Мы заплатим, сама понимаешь, но СВОИ ЛЮДИ – это значительно надёжнее. Чужих тяжелее перекупить.

 

Лиза: Будут свои. По крайней мере одного – я гарантирую.

 

Г.Н.: Ну вот пусть он и придумает хорошее название. Чего нам за наши деньги голову ломать?

 

2 мужчина: Конечно, пусть думает. А мы пока давайте, как говориться, ближе К ТЕЛУ (смеётся).

(Лизе): Скажите, милочка, вас не очень смутит, если вы будете на сцене совсем… «НЮ». Мы тут подумали, что те капроновые накидочки, хоть они и прозрачные, но тоже – одежда. И теряется уникальность замысла.

 

Лиза: Я полностью с вами согласна. Чтоб о нас заговорили, мы должны всех шокировать, взорвать!!! Я уверена, что все участницы согласятся. Надо только хореографию подработать. Дайте музыку! (всходит на подиум и под медленную мелодию делает несколько недвусмысленных, очень откровенных движений. Мужчины в восторге аплодируют).

 

Лиза: Итак, первое место – без вариантов! – МОЁ. Господа не возражают?

 

3 мужчина: Нет, нет, не сомневайтесь. Жюри будет единогласно.

 

2 мужчина: Слава Богу, есть опыт. Не одни выборы пережили, знаем, что-когда-почём. (Смеётся).

 

Г.Н.: Надо бы ещё кое-кого пригласить. Я по старой дружбе позвоню Богачевскому Ивану Ивановичу. Наш человек, большой знаток и любитель. Он не откажется.

 

Лиза: Богачевскому?! А впрочем, это к лучшему. Этот ТОЧНО будет за меня (загадочно). Причём недорого возьмёт.

 

Г.Н.: Ну что ж, Господа, давайте отметим начало интересного проекта!

 

(входит официант с подносом. На подносе – бокалы с шампанским. Все выпивают, чокаясь и поздравляя друг друга. Звучит вальс Штрауса).

 

 

ЗАНАВЕС

 

КОНЕЦ I ДЕЙСТВИЯ

 

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

 

(Комната Богачевского. В ней лёгкий беспорядок, кое-где открыты ящики.)

 

И.И. (звонит по телефону): Юра, здравствуй, это я. Мама у вас? Попроси её к телефону. Как зачем? Прекрати, мы взрослые люди. Прошло всё-таки три дня, я волнуюсь. Позови, говорю! (пауза). Алло, Людмила! Ты заходила? А что так мало взяла? Если хочешь, я куплю тебе отдельную квартиру. Что? И сама можешь? Ну смотри, смотри. Да, свободная женщина, кто спорит. Лекарство? Пил. Нашёл, конечно. Люда, тебе, может быть, ещё что-нибудь надо? Да, да. В любой момент. Рад, что мы так хорошо поговорили. Конечно, надо по-людски. Звони, если что. Счастливо.

(кладёт трубку, набирает другой номер).

Эдуард Петрович, всё готово? Вези. Сейчас, конечно. Нет-нет, на ночь не останется. Хочу, чтоб всё было красиво. Свадьба – а потом уже и… всё остальное. Ты кого привезёшь? Клеопатру?! Это которая победила?! Обалдеть! И что, сразу согласилась? (пугаясь). Ой, подожди, а этот, как его…ну, спонсор её? Ты перекупил? И сильно переплатил? Дороговато, но зато уже и приобретение! Молодец! Вези! Жду!

 

(кладёт трубку, быстро прибирает в комнате; задвигает ящики, приносит тарелки с закусками, салфетки, ананас, шампанское, конфеты, бананы. Зажигает свечи на столе).

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

(И.И. открывает).

 

(На пороге – Эдуард Петрович с очень высокой, грудастой, длинноногой и длинноволосой яркой блондинкой в шокирующем наряде; на высоченных каблуках).

 

И.И.: Очень, очень приятно!

(помощнику): Эдуард, ты свободен. Заедешь за девушкой через два часа. (спохватываясь, девице): Простите, вас это устроит?

 

Девица: За такие деньги меня всё устроит.

(решительно проходит в комнату, садится в кресло, достаёт из сумочки сигарету и зажигалку, эффектно закуривает).

 

И.И. (помощнику, с чувством): Эдик, спасибо! (закрывает за ним дверь, возвращается в комнату).

 

И.И.: Простите, вас, кажется, Клеопатрой зовут? Очень оригинальное имя! А я – Иван Иванович, вот так простенько, но со вкусом. Позвольте предложить вам, так сказать (смеётся) рюмку чая.

 

Клеопатра: Позволяю. (раскованно садится за стол, разворачивает конфету, ест. Ивану Ивановичу, по-свойски). А ты с юмором! Садись, дедуля.

 

И.И. (слегка шокирован): Извините, почему же «дедуля»?

 

К.: Ну, во-первых, хватит «выкать», что ты как не родной. А во-вторых, как же мне тебя называть? По имени-отчеству, что ли? (хмыкает). Или господин Богачевский? Хочешь, буду звать тебя «богатенький Буратино»?

 

И.И.: КЛЕОПАРТОЧКА,.. ой,.. Клеопатрочка, ты можешь называть меня просто «Ваня», по-свойски, по-супружески. Или Ванечка (открывает шампанское, наполняет бокалы).

 

К.: Какой же ты Ванечка, прости Господи! «Ванечка» - это молодой, красивый, улыбка светится на все тридцать два! А у тебя вон (стучит пальцем по макушке) только тут светится!

 

И.И. (обиженно): Но, однако, этого своего… грузина-осетина ты ж, наверное, по имени называла. А он тоже, между прочим, лысый.

 

К.: На голове – да. Но зато он в других местах – как Филипп Киркоров! И потом, ему всего пятьдесят плюс кавказский темперамент; а тебе… С тебя уже сыплется…

(опоминается, вспомнив про достаток «жениха»)… перхоть.

 

И.И.: Ну ладно, пока никак не зови. А там – поженимся, привыкнешь…

 

К. (выпивая и закусывая, с полным ртом): Поженимся – это хорошо. Но сначала надо составить брачный контракт. Это и модно, и актуально.

 

И.И. (ошарашенно): Я не против, конечно, но может, сначала давай обговорим устно, что и как?..

 

К.: И сколько. Да что там обговаривать; как говорится, дело привычное.

 

И.И.: А ты что, уже бывала замужем?

 

К.: Где я только не бывала, дедуля. Давай сразу к делу, а? А то потом – сплошные недоразумения.

 

И.И.: Когда «потом»?..

 

К.: Милый, запомни: в жизни всегда наступает «потом». Ну, например, потом ты мне изменишь, и я, оскорбившись, брошу тебя.

 

И.И. (с достоинством): Знай, я в браке очень верный и надёжный человек. Я и первой своей жене никогда не изменял. Почти.

 

К. (очищая банан): Но всё-таки, богатенький ты мой, жизнь есть жизнь, и вдруг, мало ли что… Знаешь, мы все не вечны…

 

И.И.: Не волнуйся, я из долгожителей. Мой отец, например, прожил 90 лет, а дед – 98!

 

К.: Какой ужас! То есть, очень хорошо. Но всё-таки, для счастливого брака, надо всегда обговорить все детали развода. Ну, например, честный раздел – всё пополам, движимое и недвижимое – совместно нажитого имущества.

 

И.И. (начиная сердиться): Ты меня прости, деточка, но всё, что я имею, я наживал, как ты говоришь, совместно, со своей первой женой, и то она почти ничего брать не хочет.

 

К.: Больная психика – личное дело каждого. А я – в здравом уме и твёрдой памяти. И я всё уже обдумала: ты мне сделаешь свадебный подарок в виде половины того, что у тебя есть.

 

И.И.: А не много ли? (осторожно). Я, видишь ли, и так собираюсь ни в чём тебе не отказывать. Сколько хочешь, каждый день на карманные расходы.

 

К.: Ну-у-у, дедуля, это в зависимости от твоих планов НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ.

 

И.И.: Не понял?..

 

К.: Проще пареной репы (достаёт из сумочки ручку, бумагу, что-то пишет). Вот за такую сумму (показывает листок) один раз в день Я БУДУ ТЕБЯ ЛЮБИТЬ, а за такую (снова пишет и показывает) – любить до безумия.

 

И.И. (пишет свою цифру): А за такую? (дописывает ещё одну): Или за такую?

 

К. (тычет пальцем в листик): Эта называется «он мне немного нравится», а эта – он вызывает у меня чувство ЛЁГКОЙ симпатии. Так что выбирай.

 

И.И. (поражённо): Нет, я, конечно, всё понимаю, но…

 

К. (перебивает): Вот и понимай дальше. В наше свободное капиталистическое время! Так что, по рукам?

 

И.И.: В общем-то да, но я должен подумать. Давай пока, так сказать, поближе познакомимся, получше узнаем друг друга…

 

К. (пишет ещё одну цифру): Вот такса за «поближе познакомимся» без свадьбы за один раз. Постоянным клиентам – скидка по схеме.

 

И.И.: Нет-нет, я пока ЭТО не имел в виду. Хочется, чтобы всё было красиво: фата, машина, цветы…

 

К.: Не надо, надоело. Вполне достаточно свадебного путешествия. Например, я ещё не была на Сейшелах.

 

И.И.: Давай лучше ещё выпьем.

 

К.: Слушай, дедуля, а давай-ка лучше, если ты сейчас не хочешь ближе знакомиться, поедем на какую-нибудь тусовочку, а? Тебе будет полезно посмотреть, где и как я люблю отдыхать. Начинай привыкать.

 

И.И.: Ну хорошо, как скажешь. Поедем на моей машине.

 

К. (презрительно фыркая): Вызывай такси, динозавр! Я смотрю, тебя ещё учить и учить. Придётся с тебя брать дополнительно и за ликбез. Знаешь, почём сейчас репетиторство? (смеётся). Расслабься, шучу. Ну какой дурак едет выпивать на своей машине?

 

И.И.: А разве мы мало выпили?..

 

К.: Ой, одноклеточный! А ещё жениться хочет на выдающейся девушке! Вызывай такси, говорю.

(плюхается в кресло, начинает поправлять и без того очень яркий макияж).

 

И.И. (звонит): Такси? Примите вызов.

 

 

ЗАНАВЕС

 

[Идёт смена декораций; слышна громкая музыка, смех, топот. На фоне занавеса – выходит Иван Иванович; Он один, нетрезв, идёт, пошатываясь].

 

И.И.: Ну вот, оттянулся, отдохнул, проводил! (Останавливается, пытается танцевать, чуть не падает).

Нормально. Очень современно. Среди молодёжи и сам становишься молодым. Только песни у них какие-то странные. Как там этот пел, с тремя фиговыми листочками? Значит, два – на груди (показывает), а один… Ну там, где положено. Как же он пел? Оригинальный такой текст: «Я свои кишки, дорогая, за тобою повсюду таскаю». Очень интересно. Главное, жизненно. У меня такое же сейчас О-ЩУ-ЩЕ-НИ-Е. Кишки таскаю. (Икает). Тяжёлые, заразы. (Снова икает; потом затягивает во весь голос, следуя дальше нетвёрдой походкой):

«Ты целуй меня везде, я ведь взрослая…

(останавливается, грозит пальцем в зал, смеётся):

…«Я ведь взрослая давно!..»

(уходит, покачиваясь).

 

 

ОТКРЫВАЕТСЯ ЗАНАВЕС

 

[Комната Юрия и Наташи. За столом сидят Наташа И Людмила Ивановна].

 

Н.: Мама, ты способна меня СПОКОЙНО выслушать?

 

Л.И. (вскакивает, начинает взволнованно ходить по комнате): Нет, нет и ещё раз нет. Я так не могу.

 

Н.: Мама, ты знаешь, что такое «маскировка»?

 

Л.И.: Маскировка, рокировка, что угодно! Я сказала «нет» - значит «нет».

 

Н.: Мама, но хотя бы попытайся; ты ничем не рискуешь!

 

Л.И.: Наташенька, не могу я так!

 

Н. (сердясь): А КАК ты можешь?! И я тоже не могу – смотреть, как ты переживаешь! Он там с этой тёлкой, с этой КЛЕОПАДЛОЙ Перепёлкиной, или как там её, по барам да по ресторанам, а она тут валидол корвалолом закусывает! Жених из реанимации!!!

 

Л.И.: Ну а может он действительно влюбился, увлёкся? У него и раньше это бывало, правда, давно уже. И разводиться не предлагал… Вот ты знаешь, поэт Гёте, например – а ему было гораздо больше, чем сейчас Ване, - так что ты думаешь, влюбился, и взаимно, заметь, в юную девушку. Любви все возрасты покорны.

 

Н.: Мама, в любви все возрасты проворны, это да. А Я ЗНАЮ всё, что ТАМ происходит, мне Эдик Шустрых рассказывает. Совсем дед с ума сошёл, я считаю. Ну и пусть, раз так! А ты сделай, как я тебе советую. Хуже НЕ БУДЕТ!

 

Л.И.: Нет, Наташа. Давай эту тему закроем. Я не собираюсь больше выходить замуж!

 

Н. (смеясь): Тьфу! А я – что, замуж тебя выдаю?!

 

Л.И.: Да как же? Ведь ты сама сказала: давай подбирать варианты; СОИСКАТЕЛЕЙ, так сказать.

 

Н.: Ну да. Но я не сказала «замуж», заметь!

 

Л.И.: А зачем же мне тогда эти… СОИСКАТЕЛИ?

 

Н.: Так встряхнёшься наконец; вспомнишь, что ты – женщина. И, кстати, ещё ВПОЛНЕ! Побывай в театре, в ресторане, ещё где-нибудь. Кто тебя замуж-то пихает, господи?!

 

Л.И.: Но если эти… СОИСКАТЕЛИ вдруг… найдутся, они же начнут надеяться?..

 

Н.: Ой, мама, ты действительно СУПЕРНАИВНАЯ, тут Лизка права. Да ты же в любой момент просто можешь сказать: извините, наши отношения больше продолжаться не могут. Красиво и интеллигентно. Твой бывший муж, - лет пятнадцать, дай бог памяти, тебя никуда не приглашал! Всё работа, деньги, деньги!..

 

Л.И.: Так ведь это ж для семьи. Для всех нас. Для Лизы, в конце концов.

 

Н. (едко): И для Клеопатрочки теперь, да? А Лиза, я чувствую, и сама не пропадёт. Если б твой Богачевский меньше зарабатывал, лучше было бы!

 

Л.И.: Да, я всегда считала, что деньги всё-таки портят людей.

 

Н.: Мама, деньги портят только тех, кто уже испорчен.

 

Л.И.: Наташа, но согласись, что отец, если объективно, он неплохой, он труженик. Ну, попала вожжа под хвост…

 

Н.: Ой, мама, твоя хроническая доброта – это уже диагноз. И я берусь тебя вылечить. Короче, согласна или нет?!

 

Л.И.: Ну, если замуж не надо… Да и найдутся ли ещё эти… всё забываю, как ты их называешь?.. – соискатели? Ведь я уже немолода, нездорова, некрасива. В какой-то степени.

 

Н.: Доверься мне: ты богата, и этого достаточно. Ты – при деньгах. В наше время это значит: молодая, здоровая, красивая. Давай писать объявление.

(решительно усаживает Л.И. за стол, кладёт перед ней ручку и бумагу).

А я помещу это сегодня же в нашей газете. Значит, так: (диктует) «Женщина за сорок…»

 

Л.И.: Наташа, давай сразу договоримся, что писать ерунду я не буду. Какая же я «женщина за сорок»?!

 

Н.: А тебе сколько лет, а?

 

Л.И.: Ну, шестьдесят. Почти.

 

Н.: А шестьдесят – это, по-твоему, до сорока или за сорок?

 

Л.И.: Ну конечно, за сорок.

 

Н.: Вот так и пиши!!!

 

Л.И.: Но всё-таки…

 

Н.: Считаю до трёх. Или напишу сама: «женщина за тридцать». И это тоже будет правда.

 

Л.И. (испуганно): Ну ладно, пишу. В конце концов сами увидят (пишет).

 

Н.: Дальше: «состоятельная, свободная, с разносторонними интересами и широкими взглядами, желает познакомиться с независимым интеллигентным мужчиной с разумной разницей в возрасте» (Л.И. молча пишет).

 

Л.И.: Наташа, а зачем вот это «с разумной разницей в возрасте»? Ты что, думаешь, восьмидесятилетние прибегут?

 

Н.: Нет, я думаю, что двадцатилетние прискачут. Они знаешь как сейчас на запах денег сбегаются!

 

Л.И.: Неужели?..

 

Н.: Я ЗНАЮ, что говорю (заглядывает в объявление). Что же, неплохо. Пиши контактный телефон. Да не ваш, а наш; ты что? Так, давай сюда, я сразу отнесу (быстро собирается и уходит).

 

Л.И. (одна): Страшно что-то… А с другой стороны – Наташа почти всегда оказывается права. Хорошо, что у меня есть такая невестка; дочери ведь никогда не было. Иногда же хочется вот так, по-бабьи, с кем-то посоветоваться… Ой, а что ж мы с ней затеяли, а?! «Охренеть», как Лизонька выражается. Кстати, и с ней надо срочно решать. Я же вижу, она слушает, кивает, а свои какие-то дела всё равно делает. Скорей бы уж с её мальчиком этим познакомиться, что ли?

 

(Звонок в дверь. Людмила Ивановна впускает в квартиру Лизу. У Лизы в руках – большая, туго набитая сумка).

 

Лиза (раздевается, снисходительно объясняет): Мама согласилась, что мы должны поменять тебе имидж – с XIX века на двадцать первый.

 

Л.И.: Это лишнее, я думаю. У меня весь старый имидж вполне приличный и неизношенный.

 

Лиза: Да-а, работа предстоит большая. Я тебе запишу: имидж, брокер, сканер… ну и так далее. На досуге подучишь, как и что. А пока давай кое-что прикинем.

(Людмила Ивановна и Лиза вынимают вещи из сумки, рассматривают: джинсы, кружевные кофточки, кроссовки и т. д.)

(Лиза время от времени восхищенно причмокивает, прикидывая сверху на себя: «Обалденная вещичка»!)

 

Л.И. (мнётся): Лиза, вряд ли мне из этого что-нибудь подойдёт…

 

Лиза (уверенно): Не «вряд ли», а «спасибо». Померяй сначала. Это самый крутой прикид. Между прочим, ты должна усвоить: сейчас – чем больше ты раздета, тем больше одета!

 

Л.И.: Попытаюсь рискнуть!.. (выходит с вещами в другую комнату).

 

Лиза (оставшись пока одна. Включает музыку, начинает танцевать, явно что-то репетируя. НАТАША, открыв входную дверь своим ключом, заходит в комнату).

 

Наташа: Весело! По поводу или просто так?

 

Лиза: По поводу. Бабуленция новый прикид меряет; рождаем имидж.

 

Н.: Молодец, оперативно. Что-нибудь интересное принесла?

 

Лиза (невозмутимо продолжая танцевать): В соответствии с последним воплем моды.

 

(Входит Людмила Ивановна. На ней бриджи с кружевами, короткая маечка, кроссовки. Живот оголён).

 

Наталья и Лиза (вместе): О Господи!

 

(Наташа начинает смеяться, стараясь сдерживаться; но постепенно хохочет всё громче, вытирая слёзы.

Лиза смотрит молча, сложив руки на груди).

 

Н. (продолжает смеяться): Воистину – вопль!..

 

Лиза (раздражённо): А всё равно в этом что-то есть. Надо просто подкорректировать. Сейчас подберём (роется в сумке).

 

Н. (отсмеявшись): Спасибо, дорогая. Мы теперь сами. Кстати, я тут парички неплохие достала.

(снова смеётся, глядя на Л.И.)

Мама, пойди пока халат накинь.

 

(Л.И. выходит, чтобы надеть халат).

 

Лиза (с вызовом): А парики – это не актуально.

 

Н.: Мы просто померяем. Во всяком случае хоть новый цвет подберём, что ли.

 

(Л.И. выходит в халате).

 

Л.И. (видит парик в руках у Наташи): А это зачем? Старую кобылу по-новому скакать не научишь…

 

Лиза: Ой, было б желание научиться скакать. Ну, вы тут разбирайтесь, я пошла.

(смотрит на часы, поспешно уходит).

 

Л.И. и Наташа (вместе): Ты куда?

 

Лиза (уже из-за двери, громко): На скачки! (уходит окончательно).

 

Л.И.: Беспокоит она меня всё больше и больше.

 

Н.: Да меня тоже. Совсем невозможная стала! Какие ещё скачки?! Тут не знаешь, чего и ждать.

 

Л.И.: Наташа, успокойся. Я вчера с ней серьёзно поговорила, по-доброму так, по-хорошему. Она дала честное слово, что мы будем ею довольны. Я ей почему-то верю.

 

Н. (тяжело вздыхает): Кто её знает, что она имеет в виду. Давай лучше парики мерять, что ли…

 

Л.И. (рассматривает парики. Среди них – длинная накладная коса, светлая).

 

Л.И.: Наташа, я когда-то такую тоже носила.

(Скручивает косу узлом, приставляет к затылку, любуется собой в зеркале. Экспериментируя, случайно делает причёску «а ля Юлия Тимошенко»).

 

Л.И.: Наташа, а что, если так?

 

(Наташа, что-то ищущая в шкафу, поворачивается).

 

Н.: Боже мой, мама!!! Мы же создаём образ интеллигентной женщины, а не наоборот!

 

Л.И. (поспешно снимая косу): И то правда.

 

(Примеряет другой парик, вопросительно смотрит на невестку).

 

Н.: Вот это – ничего, миленько. И очень тебя молодит. Теперь давай ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ наряд подбирать. Есть у меня парочка неплохих идей.

 

(Л.И. и Наташа выходят в другую комнату).

 

 

ЗАНАВЕС

 

[На фоне занавеса – Лиза. Идёт одна.]

 

Лиза (останавливаясь): Суетятся, как дети. А куда дед денется? Сам ещё прибежит. Не тот у него характер. Да и бабушку мне жалко, если честно. Переживает очень. Ой, было б ради кого! Вбила себе в голову и повторяет, как попугай: «Я для него была как вещь!» Так это же хорошо, если вдуматься по-настоящему. Да, вещь старая, НО ПРИВЫЧНАЯ, которую уже не замечают, настолько она на своём месте! Как домашние шлёпанцы. Вот они стоят: разношенные, удобные, как собственная кожа; и вот вдруг их в одно прекрасное утро не оказывается под ногами, а? Вот сейчас только были – и нету! И всё. Пятками по холодному полу стучишь, злишься, мёрзнешь, а понять не можешь: куда эти заразы подевались?! Потом босиком шлёпаешь по всей квартире, ищешь! – НЕТ, и всё. Да что за напасть, думаешь! Наконец возвращаешься с испорченным настроением в исходную точку, догадываешься всё-таки заглянуть под кровать: тьфу ты, вот они куда заехали! Как же классно, что нашлись!!! Вот так и бабуля. Она ж как шлёпанцы. Дед уже начинает топать босиком, я точно говорю. И Клеопатра – не вариант, не тот случай. Личность, она, конечно, хваткая, что, в общем-то, восхищает, но сделала грубую ошибку. Надо было искать «два в одном» - богатый и свободный. А от такой жены, как моя бабуля, никакой дурак уходить не будет.

Вот я, например, тоже не промах, но мой Жорик - вдовец! Тут можно сорвать настоящий ДЖЕК-ПОТ, и никаких шлёпанцев.

(решительно идёт дальше).

 

 

ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ

 

(Комната Богачевского. На диване полулежит Клеопатра. Полирует ногти и, любуясь ими, фальшиво напевает: «Я буду вместо, вместо, вместо неё, твоя невеста, честно, честная, ё! Я буду вместо, вместо, вместо неё – твоя!» Заходит Иван Иванович. Он заметно сдал, голова перевязана полотенцем. Останавливается у дивана, говорит просительно).

 

И.И.: Дорогая, мне хотелось бы чего-нибудь горяченького…

 

К.: Потерпи, вечером в ресторане поужинаем.

 

И.И.: Не хочу я сегодня в ресторан, устал. Мне бы, знаешь, супчику…

 

К. (с ухмылкой): А потом – кефирчику, клизмочку и на бочок?! И этот… ещё собирается на мне жениться! Что ты устал, я уже третий день слышу. Если и дальше так пойдёт, что будет с супружеским долгом?!

 

И.И. (со стоном): С каким опять долгом? Я же, по-моему, всё уже заплатил…

 

К. (с сарказмом): Отлично! Ты ещё и глохнуть начал. Как говорится, МАРАЗМ КРЕПЧАЕТ.

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

(И.И. плетётся открывать).

Заходит Лиза.

 

Лиза: Здорово, дальний предок. Бабуля просила зайти узнать, как ты тут жив-здоров, не нужно ли чего (передразнивает): «Лизонька, это твой дедулечка, ты его внучулечка, пойди узнай, как там его красотулечка!»

 

(решительно проходит в комнату, видит Клеопатру. Довольно неприветливо):

 

Л.: А красотулечка в порядочке! Здравствуйте, как здоровьице? Не жёстко ли вам, бабушка? (издеваясь): Бабушка-бабушка, а почему у тебя такие большие… ЗУБКИ?

 

К.: Это ещё КТО ТАКОЕ?

 

И.И. (поспешно): Дорогая, это внучка моя, Лиза. Зашла меня проведать. То есть нас.

 

К.: Очень кстати. Что там тебе надо, ты говорил? – кашки? омлетику? Челюсти в стаканчике сполоснуть? Вот пусть она и проявит родственные чувства. А мне – завтра же найдёшь домработницу, понял? Мы не договаривались, что я буду с кастрюлями возиться.

 

Л. (более миролюбиво): Да ладно, остынь. Я не для того пришла, чтоб с тобой грызться. Хотя впечатления, честно говоря, не производишь. Какая-то ты… атрофированная, что ли. Посложней надо быть, мой тебе добрый совет.

 

И.И. (тушуясь): Ну зачем так, Лиза? Вам надо просто подружиться, девочки…

 

Л.: Жизнь покажет. А вообще, мы и так не враги. У нас много общего, в первую очередь – ты. (снисходительно). Да не зверь я, дед. Не суетись. Мне тебя даже жаль. И бабушку жаль. Хотя она уже меня «достала», конечно. Как включится со своими профессиональными беседами – не знаешь, куда бежать. Вот думаю, в целях облегчения собственной жизни, не предложить ли ей и Клеопатру внучкой считать? – мне она тогда ровно в два раза меньше мораль читать будет! А?

(Клеопатре): А потом ты себе одинокого найдёшь, ладно?

 

К.: Не поняла. Когда «потом»?

 

Л.: Когда шлёпанцы найдутся.

 

К.: Ты что, даун?..

 

Л.: Нет, я только учусь. А впрочем, извини; каждый устраивается, как может.

Дед, у меня время ограничено, если что-нибудь действительно надо, давай по-быстрому сделаю. Ты ж мне ещё, колобок, пригодишься, причём намного быстрее, чем ты думаешь. (смеётся).

 

И.И.: Спасибо, Лизонька, надо. Я вот тут списочек набросал. Сбегай, деточка. Пока домработницы нет, а Клеопатра занята…

 

Л.: Давай свою бумажку. (Клеопатре). А тебе, родственница, что-нибудь купить?

 

К. (продолжая полировать ногти, лениво): Ну разве что парочку «сникерсов».

 

Л. (дописывает в листок): Так, парочку «памперсов». Ой, извини, «тампаксов».

 

К. (взбешённо): Смотри, нарвёшься!!!

 

Л.: Не дёргайся. Шучу я. И полегче в дальнейшем, дедушкина невеста. Я тебе тоже ещё пригожусь. (уходит).

 

К. (яростно, Ивану Ивановичу): Значит так!!! Чтоб этой… девушки здесь больше не было. Или Я, или она!

 

И.И.: Но, Клеопатра, она моя единственная внучка…

 

К.: Я теперь для тебя единственная и дочка, и внучка, и правнучка! И кто хочешь!!! Ясно?!!

 

И.И.: Более чем… Так проясняется, дальше некуда.

 

(потихоньку выходит из квартиры, чтобы встретить Лизу на улице).

 

 

ЗАНАВЕС, СМЕНА ДЕКОРАЦИЙ

 

(На фоне занавеса – Иван Иванович и Лиза).

 

Лиза: Что, дед, скоро на коврике под дверью спать будешь? Чего выскочил?

 

И.И.: Я… это… подышать. Душно что-то…

 

Лиза: Ты мультик видел? Похоже на тебя.

 

И.И.: Какой?

 

Л.: Ну вот этот, помнишь? (голосом Джигарханяна): «Ты заходи, если что». Так вот и ты заходи, если что. Помнишь, у твоей первой жены завтра юбилей? И к ней, кстати, женихи придут. То есть не женихи, а эти, как их… СОИСКАТЕЛИ.

 

И.И.: Кто-о-о?!

 

Л.: Зачем так волноваться? – соискатели руки и сердца. Она объявление поместила в газету; троих заочно отобрала. Завтра в 17.00 – смотрины. Может, придёшь, посоветуешь? С твоим-то опытом! Кстати, и Я тебя кое с кем познакомлю. У меня в личной жизни тоже прорыв намечается. Уверена, что ОН тебе понравится. (смеётся, уходит).

 

И.И. (один, с пакетом продуктов в руках): Вот это новости! В нашей семье – аж две… девицы на выданье!!! СОИСКАТЕЛИ, значит?!! Мы, конечно, расстались, но я ж ей не чужой! Пойду! Да и поздравить надо. Просто из приличия хотя бы, мы ж интеллигентные люди. А, правду сказать, сколько раз я забывал её поздравить. Она вот – ни разу. Вот и Лизу прислала, заботится. Я всегда её упрекал за излишнюю мягкость, глупец. И вот теперь – СОИСКАТЕЛИ… А я уж видно, доискался, да…

(решительно):

Пойду завтра хоть гляну, кто такие, какого чёрта!.. (сникает). Может, посоветую что-нибудь. А то она по простоте душевной возьмёт и вляпается ещё в какое-нибудь… недоразумение. (уходит шаркающей походкой, неся пакет).

(Бормочет на ходу: «И с Лизой – загадки какие-то. Мне это не нравится…»)

 

 

ОТКРЫВАЕТСЯ ЗАНАВЕС

 

(Комната сына. Перед большим зеркалом прихорашивается преображённая Людмила Ивановна в новом платье, с красивой причёской. Лиза и Наташа накрывают на стол.)

 

Н.: Мама, ты сегодня – «отпад», как Лизка говорит. Только вот это выражение лица замени.

 

Л.И. (озабоченно вглядываясь): Какое?

 

Н.: Ну вот это: «Я обречена на радость».

 

Л.И.: А какое надо?

 

Н.: Надо такое: «Как хотите, а я – Нефертити!»

 

Л.И.: Нефертити – это та, которую змея укусила, и она умерла?

 

Лиза: Нет. Змея укусила Клеопатру.

 

Н.: Кстати, та Клеопатра, которая с отцом, сама любую змею насмерть закусает.

 

Л.И.: Но он, кажется, счастлив. Наверное, заслужил.

 

Лиза: Это точно. Какое заслужил, такое и имеет. Сама видела.

 

Н. (с подозрением): Что это ты видела и где?

 

(Людмила Ивановна умоляюще прикладывает палец к губам, машет руками за спиной Натальи).

 

Лиза: Да так, сон мне приснился. Но это неинтересно. Кстати, вы не забыли? – сегодня и ко мне кое-кто придёт. Тоже СОИСКАТЕЛЬ. Вот так дружно и устроим своё личное счастье.

 

Н.: Лиза, ты же мне обещала! – Никакого замужества!!! Тебе только 16 лет.

 

Л.И.: Лизонька, это мудро, послушай нас! Разве может твой мальчик сейчас создать полноценную семью?!

 

Лиза: МОЙ МАЛЬЧИК может всё. Сами увидите. Я буду за ним как за каменной стеной.

 

Н. (совсем расстроившись): Я надеялась, ты шутишь. А как же будущий институт? Образование?..

 

Лиза: У меня вопрос: зачем люди учатся? Ответ тоже есть: чтоб потом хорошо зарабатывать. А с моим… мальчиком хорошие деньги я буду иметь сразу. И только полная дура на моём месте теряла бы время на учёбу.

 

Н.: Так, может, и с конкурсом этим идиотским вопрос ещё не закрыт?!

 

Лиза: Не надо так нервничать, мама. Вечером ты получишь ответы на все свои вопросы. Могу поспорить, что сама будешь «за» двумя руками.

 

Н.: Никогда!!! Вот подожди, сейчас твой отец придёт – уж мы его «обрадуем».

 

Лиза: Отец, слава богу, умнее и практичнее. Я именно на него и рассчитываю.

 

(Звонит телефон. Лиза хватает трубку.)

 

Лиза: Алло! Да, сейчас. Бабуля, тебя! (интригующе). Бархатный баритон.

 

Л.И. (смущенно): Не кривляйся. (берёт трубку). Слушаю вас. Да, Алексей Степанович, в пять часов. Нет, ничего не отменяется. Конечно, буду ждать. (кладёт трубку).

 

Лиза: Соискатель, да?

 

Л.И.: Лиза, хватит. Я и так сама не своя. Вот-вот заявятся, да целых трое!

 

Лиза: Точнее, четверо. Я предупредила!

 

Л.И.: Так. Где мой корвалол?

 

Наталья: Ну это никуда не годится. На-ка вот лучше это, для румянца и настроения. (наливает вино, заставляет выпить). Ну, всё?

 

Л.И.: Ой не всё! Зачем, зачем мы это затеяли?!

 

Н.: Мама, мне Лизки хватает!!! Уймись. Давай лучше резюмируем: что мы имеем?

 

Л.И.: Мы имеем троих «заочников». Значит, так: номер один – Алексей Степанович. Он сейчас звонил. Пятьдесят лет, женат не был, детей нет. Однокомнатная квартира, инженер.

 

Н.: Мама, а теперь сосредоточься и подумай: зачем ему богатая невеста? Он что-нибудь говорил?

 

Л.И.: Да как тебе сказать, человек он стеснительный, воспитанный. Намекнул только, что написал книгу, а издаться ему не на что.

 

Н. (с удовлетворением): Так. Назовём его «Писатель», чтоб не путать. Запоминаем.

 

Лиза: Начинаем реализацию плана «ж»!

 

Н.: Что за «ж»?

 

Лиза: Ну, «женихи».

 

Н.: Хорошо. Следующий!

 

Л.И.: Сергей Сергеевич, 30 лет. Я ему сказала, что мне ровно в два раза больше, а он – ни в какую. Я, говорит, всегда мечтал жениться на женщине, чтоб была мне как мать.

 

Н.: Мать с деньгами, ясно. А этому они зачем, догадалась?

 

Л.И.: Не знаю, не поняла. Сказал, что деньги его вообще никогда не интересовали, что главное – это чувства.

 

Н.: Вот это плохо, это «ж» - нехорошее «ж», я чувствую. Если говорит, что деньгами вообще не интересуется, значит, только ради них всё и затеял. Цезарь, значит; так и назовём.

 

Л.И.: А при чём здесь Цезарь?

 

Н.: Потому что как раз пол пару папашиной Клеопатре. Хваткий.

 

Л.И.: Ты думаешь?

 

Н.: Абсолютно уверена, сама увидишь. А кто же третий?

 

Л.И.: Вот с третьим – самое интересное. ЭТО МИСТЕР ИКС.

 

Н. и Лиза (вместе): Кто?..

 

Л.И.: МИСТЕР ИКС. Инкогнито. Он сказал, что я всё пойму при встрече. Не знаю, что и думать.

 

Н.: Интересно, интересно… А насчёт твоих денег – что?

 

Л.И.: Сказал, что наши капиталы мы вложим в дело, у него есть большой опыт. Деньги, говорит, это важно, но не главное. Вот этот мне нравится больше всех. Правда, ему всего сорок лет, в сыновья годится…

 

Н.: И ты ему так и сказала, конечно?

 

Л.И.: Да. Так и сказала. А он говорит, что это – «не вопрос». Может, не поверил.

 

Н.: Увидит – точно не поверит. Тебе сегодня больше пятидесяти и не дашь.

 

Л.И.: Ой, не знаю! (смотрит на часы). Сейчас сходиться начнут!!! Я ведь, Наташа, всех честно предупредила, что их – трое, и я их пригласила всех вместе НА КАСТИНГ.

 

Н. (смеясь): Куда?

 

Л.И.: На кастинг. А разве что-нибудь не так?

 

Н.: Да в общем всё правильно, молодец. Главное, что не на брифинг.

 

Л.И.: Ой, чует моё сердце что-то недоброе…

 

Н.: Ну вот опять сначала! Что недоброе?! В крайнем случае: извините – до свидания – спасибо за внимание. Посидим, расслабимся, праздник ведь у тебя!

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

(Лиза идёт открывать, Людмила Ивановна хватается за сердце. Входит сын Юрий с букетом.)

 

Ю.: Мамочка, с Днём Рождения!

 

Л.И.: Юрий, как ты меня напугал!..

 

Ю.: Ничего, лёгкий стресс омолаживает.

 

Лиза: Папа, у тебя сегодня тоже будет возможность сбросить несколько лет.

 

Л.И.: Хватит шутить наконец!!! Мне совсем не смешно. Что я затеяла?..

 

Ю.: Всё нормально. В крайнем случае скажешь им, что выбрала меня. (смеётся).

 

Л.И.: Да-да, будь рядом на всякий случай!

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

Ю.: Не дрожать! В крайнем случае кричать «караул» и звонить «02».

 

Л.И.: Да ну тебя с твоими шуточками!!! Иди, открывай!

 

(Юра открывает дверь. На пороге – Иван Иванович с красивым букетом и с красивой коробкой).

 

Юра: Отец? Ты?!

 

И.И.: Я , сынок. Войти хоть можно?

 

Юра (растерянно): Да, конечно. Входи.

(Юра входит в комнату впереди отца).

Мама, ты только не волнуйся…

 

И.И. (входит): Здравствуйте.

 

(Все растерянно, хором):

- Здравствуй, Ваня.

- Здорово, дед!

- Здравствуй, папа.

 

Лиза: Мы безумно рады! Проходи, будь как дома.

 

И.И. (подходит к Людмиле Ивановне): Поздравляю! (вручает цветы). Я тут подумал… помнишь, ты давно хотела?.. (открывает коробку, достаёт симпатичного щенка).

 

Л.И. (обрадованно): Ой!!! Спасибо!

 

Н. (едко): Ну вот, мама! Опять тебе будет за кем дерьмо выносить. А ты переживала!

 

И.И. (очень вежливо, делая вид, что не понял намёка): Наташа, позволь присесть.

 

Н.: Садись уж.

 

(Лиза уносит щенка).

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

Юра (мрачно): Открывать?

 

Н. (с вызовом): А как же! Видишь ли, папа, мы ещё троих гостей ждём.

 

Лиза: Четверых.

 

(Юра встречает гостя, проводит в комнату).

(Гость – Алексей Степанович; лысоватый, в очках. С цветами).

 

Ю.: Мама, к тебе.

 

Л.И. (подходит к гостю, старается быть раскованной; любезно): Здравствуйте! Алексей Степанович, не так ли?

 

А.С.: Так, очаровательная. Поздравляю вас! (вручает букет). А вы ещё прелестнее, чем ваш голос.

 

Л.И.: Позвольте представить вам членов моей семьи: сын Юрий, невестка Наталья, внучка Лиза. А это (показывает на мужа) – Иван Иванович. Он… наш дальний родственник.

 

Н. (ехидно): Да и то бывший.

 

Л.И. (суетливо): Присаживайтесь! (гость садится).

 

(Неловкая пауза. Все молчат, время от времени по очереди покашливая).

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

Юра (с видимым облегчением): Ну наконец-то все собираются!

(точно так же встречает нового гостя с букетом, вводит в комнату. Гость – человек лет тридцати, очень импозантный).

 

Л.И. (поднимаясь навстречу): Здравствуйте! Сергей Сергеевич, если не ошибаюсь?

 

С.С. (сияя неестественно широкой улыбкой): Он самый. (протягивает букет). Это вам!

 

Л.И. (светским тоном): Позвольте представить Вам…

 

И.И. (перебивая, вскакивает. Зло, скороговоркой): Сын, невестка, внучка, юбилярша, которой (усиливает голос, отчётливо): шестьдесят лет! А я – родственник, близкий и не бывший! А это (тычет пальцем в Алексея Степановича) – такой же соискатель, как и вы!

 

С.С. (с уверенной грацией): Очень приятно! (игриво). А я предупреждён, что нас трое. Но прошу учесть (интимно, Людмиле Ивановне): я очень настойчивый! (понижая голос). И темпераментный!

 

Л.И. (потерянно): А я – нет… Садитесь, прошу вас.

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

Л.И.: Ой! (садится в изнеможении на стул).

 

Юра: Спокойно! Иду.

 

(открывает дверь. На пороге – Эдуард Петрович Шустрых с букетом).

 

Юра: Ой, Эдька! Как я рад, ты не представляешь! Проходи, дорогой!

 

(в комнату заходит Юрий, за ним – Э.П.)

 

Л.И. (с облегчением): Ой, Эдик! Как неожиданно! (искренне): Я вам очень-очень рада!

 

Э.П. (торжественно, вручая цветы Людмиле Ивановне и целуя ей руку): Поздравляю вас, дорогая Людмила Ивановна, с Днём рождения! (со значением): Позвольте представиться: МИСТЕР ИКС!

 

Лиза: А я думала, что ГЛАВНЫЙ СЮРПРИЗ будет у меня…

 

И.И. (с иронией): Эдик, ты что, пьян?

 

Э.П.: Я, Иван Иванович, трезв как стёклышко и серьёзен, как никогда в жизни.

 

Л.И. (натянуто улыбаясь): Эдик, это – Алексей Степанович, а это – Сергей Сергеевич…

 

С.С. (развязно, Эдику, пожимая ему руку): Я так понял, третьим будешь?

 

Э.П. (очень громко): Я надеюсь, что ПЕРВЫМ!

 

Н. (пытаясь сгладить неловкость): Садимся за стол, всё остывает. Лиза, поставь цветы, а я – на минутку на кухню.

 

(Все начинают, неловко толкаясь, рассаживаться. Лиза возвращается с вазами, быстро ставит в них цветы. Наташа появляется из кухни с большим блюдом с канапе).

(Наконец все уселись и вопросительно смотрят на Людмилу Ивановну).

 

Л.И. (сыну): Юра, командуй, что ли. (обречённо): Давайте за что-нибудь выпьем…

 

(Юра с озабоченным видом начинает открывать бутылку; вторую вручает Эдику: «Помоги». Общая минутная возня: все усиленно друг за другом ухаживают: «Что вам налить?», «Хотите салат?», «Передайте, пожалуйста, хлеб.»)

 

И.И. (громко, Эдику): А ты, Эдик, оказывается, не Шустрых, ты – Пронырливых.

 

Эдик (с вызовом): Это МОЁ ДЕЛО, Иван Иванович.

 

С.С. (развязно): ШО ЗА РАЗБОРКИ, Я НЕ ПОЙНЯЛ? Как говорят у нас в Одессе, или мы выпьем, или поговорить?

 

Ю. (вставая, громко): За здоровье именинницы!

 

(Все чокаются, выпивают. Проходит минута в молчаливом усиленном закусывании).

 

С.С.: НУ ШО, как водится, давайте по второй да и сразу к делу. Не будем тянуть кота за хвост, а то делаем вид, шо не знаем, зачем припёрлись! Все такие, извините за выражение, интеллигенты, аж немножко неудобно. (наливает себе и тут же выпивает).

 

А.С. (с вызовом, поправляя очки): А что, собственно, вы имеете против интеллигенции?

 

С.С. (грубо, с насмешкой, презрительно глядя на А.С.): Против интеллигенции? Та ничего. А вы шо подумали? Я её просто имею. (наливает себе ещё).

 

А.С.: Я думаю, что такая культурная женщина, как Людмила Ивановна, по достоинству оценит эту вашу фразу.

 

С.С. (выпивает): Таки да. А шо ж ей делать?

 

Л.И. (поспешно): Да-да, конечно. Вы закусывайте, закусывайте…

 

И.И. (поднимается с рюмкой в руке): Прошу слова. (к жене): Ты, Людмила, мне не чужая, позволь же сказать. Я, конечно, желаю тебе счастья…

 

Н. (едко): Такого же большого, как у тебя, папа, да?

 

И.И.: Помолчи, Наталья. Так вот, Люда, я желаю тебе счастья, только никак не пойму: почему сразу трое?!

 

Л.И. (горько): Значит, тебе можно, а мне – нет?

 

И.И. (с расстановкой): ЛЮД-МИ-ЛА! Я – с одной, а ты – с тремя! Это извращение! В твоём-то возрасте. Стыдись! Мать, бабушка!

 

Л.И. (с вызовом): А я, дорогой, решила списком! Это сейчас модно даже в политике. (любезно): Не правда ли, Алексей Степанович?

 

А.С.: Конечно, так рациональнее. (Ивану Ивановичу, поучительно): У нас здесь, между прочим, КАСТИНГ. А вы по какому праву распоряжаетесь? Людмила Ивановна уже взрослая! Самостоятельная женщина!

 

И.И. (яростно): Да!!! Взрослая женщина!!! Но это МОЯ женщина!!! (Людмиле Ивановне): Мы ещё не развелись, если ты помнишь! И ты ПОКА ЕЩЁ МОЯ ЖЕНА!

 

ЗВОНОК В ДВЕРЬ

 

Лиза: Это ко мне. Возьмите себя в руки, пришёл приличный человек!

 

И.И. (поражённо): Что, ещё один?!

 

Л.И.: Это Лизочкин мальчик.

 

(Лиза встречает Георгия Николаевича, проводит его в гостиную. У него в руках – два букета).

 

Г.Н.: Добрый вечер! (вручает один букет Лизе). Поздравляю вас с Днём рождения! (второй букет отдаёт Л.И.)

(Лизе): Дорогая, представь меня, пожалуйста.

 

Лиза: Георгий Николаевич Лебедев, мой жених.

 

Н.: Так вы и есть Лизин мальчик?!

 

Г.Н.: Во всяком случае не девочка, это точно.

 

Л.И. (заикаясь, без меры жестикулируя): Вы… очень рада!.. Садитесь, что ли?..

 

И.И. (высокомерно): Георгий Николаевич, вы, вероятно, ко мне? Но почему именно сюда?

 

Г.Н.: В какой-то степени и к вам, Иван Иванович, раз уж вы здесь. Я узнал, что вы -Лизочкин дедушка, поэтому особенно рад встретить вас здесь. Я человек деловой, как вы знаете, Иван Иванович, поэтому сразу возьму быка за рога, если позволите.

 

И.И. (изумлённо): Как, уже и рога?..

 

Г.Н.: Я ничего такого не имел в виду. Просто хочу расставить все точки над «і». Уж кто-кто, а вы-то в первую очередь должны меня понять. И поддержать наше с Лизой решение.

 

И.И.: Какое решение?! Говорите вы толком!

 

Г.Н. и Лиза (вместе): Мы решили пожениться.

 

И.И. (не веря своим ушам, Георгию Николаевичу): Погоди, Жора, ты ж говорил – что у тебя невеста с нового конкурса, будущая «Мисс Маугли».

 

Г.Н. (указывая на Лизу): Ну да, это она и есть. Кстати, конкурс уже через неделю; вы, Иван Иванович, сами согласились быть председателем жюри. И мы с Лизочкой уверены, что ваш голос – это НАШ голос. Не так ли, любимая?

 

Лиза: Ясное дело.

 

Юрий (едва сдерживаясь): Уважаемый… мальчик!!! Я, между прочим, отец этой девочки!!! Давайте меня спросим, а?! А вот эта дама (указывает на Наташу) – её родная мама! И без нашего согласия НИКАКОЙ СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ!!! Я лично согласен только на то, чтобы спустить вас с лестницы!!! Можно торжественно, если хотите!!!

 

Л.И. (иронически): Нет, Юра, зачем же?! По-моему, всё это очень мило! Так же романтично, как и у господина Богачевского!

(мужу): Кстати, а где твоя новая жена, «Мисс Бюст»? Мы ж все родные люди, надо как-то дружить, общаться, да? И Лизочке – сестричка, и мне – ещё внученька; старшенькая, кажется?! Ну так где же она, а?!

 

И.И. (мрачно): Я её отправил.

 

Г.Н.: По бутикам, что ли?

 

И.И.: Нет. В баню.

 

Алексей Степ.: В финскую?

 

И.И.: В нашу, отечественную И попросил испариться.

 

Серг.Сергеевич: И шо, таки испарилась?

 

И.И.: К счастью, да. И недорого взяла.

 

Н.: Что ж так прозаически, папа? Так хорошо всё начиналось!!!

 

И.И.: А вот так!!! И вообще! (Людмиле Ивановне): Я думал, Лизка пошутила; а тут эта… групповуха, вот!!!

(Георгию Николаевичу): И плюс растление малолетних!!!

(невестке): Что, Наташа, притончик открыла?!

 

Г.Н. (резко): Господин Богачевский, позвольте полюбопытствовать: а вашей Клеопатре – сколько лет?

 

И.И.: Во-первых, целых девятнадцать, а во-вторых, она уже часов пять, как не моя!!!

 

Л.И. (едко): Ну и что?! Возьми другую. Список-то у тебя длинный! С твоими деньгами, Ваня, только пальчиком поманить: такие 90-60-90 так и шастают туда-сюда! У тебя будет хороший клёв. А мне дай спокойно решить свою судьбу и спокойно выбрать.

 

Серг.Серг.: О, наконец и за меня базар пошёл! А то я, в натуре, уже подумал: а шо я тут делаю?! Кроме как выпить – душа в тоске!

 

А.С. (обрадованно): Да, выберите, пожалуйста, уважаемая Людмила Ивановна! А то мне кажется, что сейчас могут начать кого-то бить. Мне бы не хотелось, чтобы это был я…

 

Л.И.: Успокойтесь, Алексей Степанович, ВАС бить не будут. И вы, Сергей Сергеевич, извините, но вы шансов ТОЖЕ не имеете. А вот Эдуард Петрович мне, пожалуй, подойдёт.

 

И.И.: Объясни!!!

 

(Людмила Ивановна встаёт, Эдик становится рядом с ней, берёт её под руку).

 

Л.И. (решительно): Господина Шустрых я уже знаю несколько лет. Он ни разу не подвёл своего работодателя, господина Богачевского! (мужу): Да, Ваня, если бы не он, то ты никогда не стал бы тем, кем стал. Ты привык считать себя первым, а ведь почти всё, что ты имеешь – результат постоянной, творческой, кропотливой работы этого скромного человека. Он даже невесту тебе САМ подобрал, ты и тут поленился. Не так, скажешь?

 

И.И. (ехидно): Как раз с этим делом он и не справился. Подобрал – хуже некуда!!!

 

Э.П.: Эх, Иван Иванович, разве из тех, кто продаётся, можно жену выбирать? Ведь у них – только такса разная, а всё остальное!.. (машет рукой). Разве вы не знаете?

 

Лиза (обиженно): Это не торговля, Эдуард Петрович, а взаимовыгодный договор о благополучной семейной жизни. Выбирайте выражения!

 

Л.И. (держась за сердце): Так, всё, дорогие гости. Кастинг окончен. Спасибо за приятный вечер. А сейчас – прошу вас всех уйти! (выходит в спальню, хлопая дверью).

 

А.С.: Так что же нам теперь делать? Всё-таки не совсем ясно, кого из на предпочли?

 

С.С.: Таки да. И шо теперь: делать ноги или делать бизнес?

 

Юра: Пойдёмте, я вам по дороге объясню. (почти выталкивая, выпроваживает Алексея Степановича и Сергея Сергеевича, быстро возвращается. У него – огромный синяк под глазом. В это время – все остальные: Наташа, Лиза, Эдуард Петрович и Георгий Николаевич, переглядываясь, держат напряжённую паузу).

 

Э.П. (вернувшемуся Юре): Ну что, объяснил?

 

Юра: Да. Одесситу, правда, пришлось повторить. Он, понимаешь ли, уже деньги в кастинг вложил, требовал компенсации, и за моральный ущерб. Я и компенсировал. А это (показывает на синяк) – сдача.

 

Н.: Глупо как вышло!!! (дочери). А ты (показывает на И.И.) чего к нему попёрлась? Я-то, дура…

 

Лиза: Да все вы дураки! Учить и учить!!!

 

И.И.: Смотри, какая? Меня – учить?!

 

Наташа (непримиримо): А тебя-то как раз и следует!!! Что затеял! Смотрю на тебя сейчас, и противно: хорошо же тебя эта кошка измочалила! А ведь будь она поумнее, то ещё бы и обобрала до нитки.

 

И.И. (горько): Хочу тебя утешить. Она почти так и сделала. Спасибо, вовремя её на выход наладил, а то бы…

 

Лиза: Что, действительно отправил?

 

И.И.: Действительно. И веришь ли, в первый раз с тех пор, как Людмила ушла, легче стало.

 

Лиза: А-а-а, эффект старых шлёпанцев!

 

И.И.: Ты о чём?

 

Лиза: Да так, это я о своём, о женском. Продолжай.

 

И.И.: Нет, давайте с вами теперь продолжим, дорогие молодожёны, совет вам да любовь!!!

(Георгию Николаевичу): Ты что, старый козёл, себе позволяешь?!

 

Г.Н.: Можно подумать, ты – козёл молодой!

 

Лиза: Я уже взрослая!!!

 

И.И. (Лизе): А ты, сопля, помалкивай! Если б только про свадьбу – ещё ничего, а то ведь, подумать только! – моя родная внучка – и вдруг собирается выходить голая на сцену!!!

 

Г.Н.: Подождите, Иван Иванович, мы с вами это на днях обсуждали. И вы согласились, что это будет новое слово в нашей культуре!

 

И.И.: Но я категорически против, чтобы это слово говорила МОЯ ВНУЧКА!!!

 

Лиза: А чужие внучки – пусть, значит, говорят?! Им – слава и деньги, а мне – дерьмо и обочина?! Не хочу я жизнь проморгать, как, например, моя уважаемая бабушка!

 

Г.Н. (решительно поддерживает): Правильно! А ваша личная неудача, Иван Иванович, не даёт вам права лишать Лизу счастья!

 

И.И.: Какого счастья?! Голый зад показывать за деньги?

 

Лиза: У тебя что, один зад на уме? Представь: обалденная сцена, игра света, в лучах юпитеров – прекрасные молодые тела!.. Они – белыми пятнами на фоне бархатного занавеса, и всё это – под Бетховена!

 

(из спальни выходит Людмила Ивановна):

Л.И.: Почему не все ушли?!

Э.П.: Людмила Ивановна, я подумал, что меня это не касается…

 

Л.И.: Извини, Эдик, касается. Бери своего выдающегося шефа и этого… мальчика – тоже, пожалуйста, прихватите! Очень тебя прошу. Ради меня.

 

Э.П.: Но… мы ещё вернёмся к нашим отношениям?..

 

Л.И.: Не знаю, Эдик. Нет у меня пока ни одного ответа. Вот вопросов – накопилась тьма: к себе, к Лизе… Да и ко всей стране у меня вопросы, как оказалось.

«Быть или не быть» - по сравнению с ними просто детский лепет. Так что лучше уходите.

 

Э.П.: Ну что ж, до встречи. (Ивану Ивановичу и Георгию Николаевичу). Пойдёмте и мы решать свои вопросы.

 

И.И. (еле сдерживая гнев): Меня давно тянет выйти и решить вопрос по-мужски (с угрозой, Георгию Николаевичу): устройства ТВОЕГО ЛИЧНОГО СЧАСТЬЯ!!!

 

(Хватает под руку Георгия Николаевича и тащит его к выходу. Эдик идёт следом).

 

Г.Н. (вырываясь): Зачем так, можно же договориться!.. Скажите, какая сумма вас устроит?..

 

И.И. (уже за дверью, слышен только голос): Я внучками не торгую! Я хотел спонсировать только культуру!!!

 

(Г.Н. что-то возбуждённо отвечает, но уже не слышно, что именно. Голоса удаляются и стихают).

 

(В комнате – Людмила Ивановна, Лиза, Юра, Наташа.)

(Лиза внезапно вскакивает и с криком «Жора, держись, я иду!!!» выбегает из квартиры. Юра, спохватившись, бросается вслед за ней и очень быстро возвращается вместе с Лизой. Втаскивает её за руку в комнату и насильно усаживает. Лиза восклицает: «Это насилие над личностью!», но всё-таки остаётся в комнате. Сидит в уголке дивана, надувшись).

 

Л.И. (Юре): Ну что там?

 

Ю. (трогая синяк): О культуре беседуют.

 

Лиза (с вызовом): Да, о культуре! Дед обещал спонсировать наш конкурс, а теперь – что же, на попятный?!

 

Н.: Ну да, наша песня хороша, начинай сначала. Ария электрика «Кабеля вы мои, кабеля!» А мне вчера соседка сказала: её дочка тоже собирается принять участие в конкурсе «Мисс Бёдра…»

 

Л.И.: Да… Ещё одна операция «ж»! (выразительно показывает руками).

 

Лиза: Ну и что?! Кстати, когда?

 

Юра (заинтересованно): А пресса будет?

 

Н.: Юра!!! Выйди наконец из комы!!!

 

Юра: Нет, я к тому, что если отец хочет выступить спонсором…

 

Л.И.: Слушайте, а я не понимаю!!! Он хочет спонсировать КУЛЬТУРУ, а спонсирует… не знаю даже что! Меня лично даже слово «спонсор» коробит! Ну почему не сказать «меценат», как это делали раньше? Вот меценат – да! Он за культуру!

Не знаю, как кому, а мне лично слово «спонсор» бьёт по ушам! «спон-СОР!» Сор! Деньги для него – почти сор! Насорил сначала как следует себе: купил машину, квартиру, круиз, Клеопатру – одну, вторую, третью… И давай сорить другим: «Мисс Пятки!» «Мисс Кобчик!» И сначала нас всех с души воротит, а потом, глядишь, и ничего, привыкли. Потому что другого-то нет! А чтобы легче было, назвали это всё КУЛЬТУРОЙ!!!

 

Н. (с жаром подхватывает): Да, да, правда! В некоторых странах имена меценатов золотыми буквами написаны над входами в библиотеки и музеи, в развитие которых эти люди вкладывают деньги! А куда вписаны наши спонсоры?!

 

Л.И.: В мобильный телефон КЛЕОПАТРЫ!

 

Лиза (презрительно): И что, пусть лучше дед вкладывает деньги в мёртвые экспонаты музея, а не в живую красоту?! Тоже мне, культура, - пыль глотать! (поднимается с места, встаёт и включает телевизор, нарочно делая звук погромче. Звучит какая-то дурацкая песня.)

Вдруг песня прерывается, голос диктора объявляет:

- В эфире – вечерний выпуск новостей. Вчера в городе Верхние Спазмы состоялся конкурс красоты «Мисс «Голая Правда».

Слово – организаторам конкурса.

Другой голос: Наш конкурс вызвал огромный интерес всего населения города. Такого ещё в нашей стране не было. Это новая, революционная идея, открывающая важный этап в развитии отечественной культуры…»

 

(Все замирают, повернувшись к экрану.

Неожиданно вбегают Иван Иванович и Георгий Николаевич; оба растрёпаны, одежда в беспорядке. Они тоже замирают перед экраном с раскрытыми ртами. Все молчат и слушают, стоят неподвижно.

Голос диктора продолжает громко вещать):

 

Голос: Изюминка мероприятия была в том, что участницам конкурса нечего было скрывать в буквальном смысле слова. Вот она, - истинная, ничем не прикрытая красота!

 

Г.Н. (отчаянно): Опять опоздали! И что же теперь делать?!

(продолжает жадно слушать).

 

(Тем временем – с экрана начинает звучать музыка, а на её фоне голос продолжает восторженно комментировать:

- Вот перед вами видеозапись финала! Обратите внимание на участницу номер три, - теперь мы знаем, что именно она стала победительницей. Взгляните на её грацию и раскованность, на совершенные формы, подаренные ей природой. «Что естественно, то должно быть видно всем!» - говорит она всем своим видом.

Такие девушки, как она – это будущее нашей культуры, её украшение! Теперь «Мисс «Голая Правда» понесёт культуру в массы! Девушка рассказала нашим репортёрам, что поможет организовать подобный конкурс в школе, которую она закончила в прошлом году. Приглашаем спонсоров для организации конкурса!!!

Звучит музыка).

 

(все стоят и слушают её, как завороженные, не в силах сдвинуться с места).

 

 

ЗАНАВЕС

 

 

КОНЕЦ ВТОРОГО ДЕЙСТВИЯ

 

КОНЕЦ ПЬЕСЫ

 

 

 

 

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100