TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Русская культура20 марта 2017

Виктор Погадаев

 

 

Пушкинский анчар растёт в тропиках

 

Восток, изображаемый Пушкиным в своих произведениях, как правило, это Ближний Восток, Южная Азия, Дальний Восток. Юго-Восточная Азия была менее известна Пушкину и поэтому не нашла отражения в его стихах. Несмотря на это, есть один объект, имеющий отношение к Юго-Восточной Азии и нашедший отражение в одном из его стихотворений.

В начале колониальных войн европейцев на многих островах встречали не дружелюбные туземцы, а стрелы и дротики, которые к тому же были отравлены. Путешественники этого времени много рассказывали о ядовитом дереве, и его образ настолько потряс воображение Пушкина, что он создал в 1828 году стихотворение «Анчар». Пушкин не знал, что анчар растет только в Юго-Восточной Азии, и поместил его в пустыне. Только в 1902 году русский ученый А.Н. Давыдов (1877 - 1960) внёс изменения в эти представления, собственными глазами увидев такое дерево на одном из островов архипелага Ару.

Вот как об этом событии рассказывает российскиий историк Е. И. Гневушева (1916 - 1994) в своей книге «Страна трех тысяч островов» (Москва, 1962):

«Однажды он столкнулся с деревьями, которые считались ядовитыми. Давыдов не знал их научного названия и называл по-индонезийски «какал момотин». Возле деревьев лежали трупы двух кабанов, вероятно полакомившихся корнями или молодыми побегами дерева. Местные жители, отмечал ученый, далеко обходили эти деревья, и только племена бродячих охотников умели обращаться с ними. «Достаточно пройти мимо этого дерева, чтобы умереть», - предупреждал Давыдова староста деревни. Он рассказал, что жители одного селения полностью извели своих соседей, с которыми враждовали, заразив реку кусками дерева.

Рассказ Давыдова перекликается со свидетельством анлийского ботаника Румфиуса (1627-1702), который жил в Малайе и сталкивался с ядовитым деревом, которое здесь называлось «ипох». Он свидетельствовал: «Под самым деревом не растут ни другие деревья, ни кусты, ни травы — не только под его кроной, но даже на расстоянии брошенного камня: почва там бесплодна, темна и словно обуглена. Ядовитость дерева такова, что садящиеся на его ветви птицы, наглотавшись отравленного воздуха, одурманенные падают на землю и умирают, и их перья устилают почву. Все, чего коснутся его испарения, гибнет, так что все животные его избегают и птицы стараются не летать над ним. Ни один человек не осмелится приблизиться к нему, разве что руки, ноги и голова будут защищены толстой тканью. .. Мне осторожно вынесли и дали подержать в руках закрытый бамбуковый цилиндр, в котором находилась веточка ядовитого дерева. Я ощутил лёгкое покалывание, схожее с реакцией переохлаждённой ткани на тепло».

У Пушкина читаем:

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит — один во всей вселенной.

 

Природа жаждущих степей

Его в день гнева породила,

И зелень мертвую ветвей

И корни ядом напоила.

 

Яд каплет сквозь его кору,

К полудню растопясь от зною,

И застывает ввечеру

Густой прозрачною смолою.

 

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет: лишь вихорь черный

На древо смерти набежит —

И мчится прочь, уже тлетворный.

 

И если туча оросит,

Блуждая, лист его дремучий,

С его ветвей, уж ядовит,

Стекает дождь в песок горючий.

 

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом,

И тот послушно в путь потек

И к утру возвратился с ядом.

 

Принес он смертную смолу

Да ветвь с увядшими листами,

И пот по бледному челу

Струился хладными ручьями;

 

Принес — и ослабел и лег

Под сводом шалаша на лыки,

И умер бедный раб у ног

Непобедимого владыки.

 

А царь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

 

Видимо таких деревьев раньше было много там, где теперь располагается современный город «Ипо», получивший название от названия ядовитого дерева. И сейчас одно такое дерево можно увидеть перед городским железнодорожным вокзалом. А чтобы никто не отравился, дерево окружено забором.

Табличка с описанием дерева

Может быть, с точки зрения поэзии не столь важно, где в действительности растёт ядовитое дерево, но любопытно, что дерево, вдохновившее великого поэта на написание стихотворения «Анчар», растёт в тропиках Индонезии и Малайзии.

Оно как бы проложило ниточку, связывающую культуру России и культуру этих стран. Видимо, не случайно, что Пушкина любят и в этом уголке мира, переводят его стихи на местные языки и даже устраивают пушкинские фестивали.

Студенты Университета Малайя (Куала-Лумпур) на пушкинском фестивале (2015)

Студенты Университета Малайя (Куала-Лумпур) на пушкинском фестивале (2015)

 

 



Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"
Продажа молотого кофе paulig espresso classic.

Rambler's Top100