TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Человек в Пути
01 января 2020

Виктор Погадаев

 

 

КАК Я РАБОТАЛ УЧИТЕЛЕМ В ШКОЛЕ

 

Первая моя попытка поступить в Институт восточных языков при МГУ имени М.В. Ломоносова в 1964 г. оказалась неудачной. Камнем преткновения стал письменный экзамен по немецкому языку (изложение). Я к нему просто не был готов. Вернувшись в родную Сакмару, я договорился о занятиях немецким языком с Норой Оттовной Дорофеевой. Нора Оттовна, немка по национальности, – ленинградка. Весной 1942 г. её вместе с матерью и сыном выслали в Йошкар Олу, но из за бомбежек состав направили в Сибирь. Прибыв в г. Свердловск в начале лета, они добились разрешения ехать в г. Чкалов (Оренбург) к родственникам Берблингер по линии бабушки, но через год НКВД изменило им вид на жительство. Они переселились в наше село да так и остались здесь жить. Нора Оттовна преподавала в школе физику и математику. Между прочим, она из известного семейства Зоргенфреев, и русский поэт Серебряного века и переводчик Вильгельм Александрович Зоргенфрей был её дядей. Она согласилась заниматься со мной два раза в неделю совершенно безвозмездно.

 

Нора Оттовна Дорофеева (Зоргенфрей)

Одновременно встал вопрос о том, что мне делать до следующего лета. Конечно, хотелось найти работу, связанную с немецким языком, например, учителя немецкого языка в восьмилетней школе. Тогдашний директор Сакмарской средней школы Павел Трофимович Дегтярёв посоветовал мне придти на августовское совещание учителей и поспрашивать директоров различных школ. Так я и сделал. Предложений было много, но в основном предлагались должности учителя труда или физкультуры. Директор одной из школ, правда, пообещал выделить мне четыре часа немецкого языка.

 

Павел Трофимович Дегтярёв

 

Пока я раздумывал над этим предложением, Павел Трофимович пригласил меня к себе и сообщил, что в Краснокоммунарскую школу на станции Сакмарской, в шести километрах от Сакмары, требуется учитель немецкого языка. Не медля, я отправился туда и переговорил с директором Тимофеем Ивановичем Сенником. Предложение было что ни на есть замечательное: 12 часов немецкого языка во всех четырех классах с пятого по восьмой , 4 часа химии и 2 часа черчения в неделю. Всего 18 часов, т.е. полная ставка. Предлагали еще и пение, если я играю хотя бы на балалайке, но, к сожалению, я не владею ни одним музыкальным инструментом, хотя в детстве и ходил в кружок баянистов при РДК и даже выступал на сцене.

И вот первое сентября, линейка на школьной площадке, и меня представляют как нового учителя. Конечно, я волновался, как то я справлюсь с этой работой. Ездил в школу из Сакмары я на велосипеде, и ученики первое время подшучивали надо мной – спускали шины моего велосипеда, так сказать, проверяли мою реакцию. Я, однако, шума не поднимал и никому не жаловался. Но пришлось брать с собой качок (насос). Позже, когда мы с ними познакомились поближе, шутки эти прекратились. Программы и подробные поурочные планы занятий я, по совету директора, позаимствовал в Областном институте усовершенствования учителей – целый день сидел там и делал в тетради записи.

 

        

Г.В. Подкопаева А.П. Великанова Т.В. Рылеева

Не имя опыта, я, конечно, подражал своим сакмарским учителям, советовался с ними. Галина Васильевна Подкопаева делилась со мной своими соображениями, как лучше строить уроки немецкого языка, Анна Петровна Великанова – уроки химии, а Татьяна Васильевна Рылеева – уроки черчения. А когда я месяц преподавал географию, заменяя учительницу, уехавшую в санаторий, мне советами помогала Мария Федоровна Дегтярева. Наконец, лаборантка химического кабинета Евдокия Васильевна Швецова щедро делилась со мной реактивами для проведения химических опытов. С ними, кстати, у меня случился забавный курьез. В школе был шкаф с небольшим набором реактивов и бутылкой спирта. И этот спирт стал куда-то пропадать. Кто-то посоветовал мне налить в него чернила. Я так и сделал. Представьте мой ужас, когда на следующий день во время химических опытов я увидел, что пробирки, нагреваемые с помощью спиртовок с подкрашенным спиртом, стали фиолетовыми, и в них невозможно было ничего разглядеть. Спирт испарился, а чернила осели на стекле. Пришлось искать более надежные методы борьбы с хищениями спирта - навесить на шкаф более прочный замок.

Для проведения более интересных уроков я читал методическую литературу, различные полезные пособия. В один прекрасный день школа начала сотрясаться от топота ног, прибежал директор. Это начинался урок немецкого языка. Я где-то прочитал о зарядке с чтением стишка на немецком языке (mit den Händen klapp klapp klapp, mit den Füßen tapp tapp tapp - мы руками хлоп-хлоп-хлоп, мы ногами топ-топ-топ) и попытался претворить это в жизнь.

Порой я действовал явно антипедагогически. В 7 классе был чернявый, симпатичный, но хулиганистый мальчишка Вова Агафонов. Однажды на уроке он демонстративно грыз семечки, на мои неоднократные замечания никак не реагировал и добровольно выйти из класса не хотел. Весь класс, затаив дыхание, наблюдал, чем же закончится этот «поединок» учителя с учеником. А закончился он тем, что я его, упиравшегося изо всех сил, просто вытащил из класса в коридор. Позднее я получил нагоняй от директора школы, но зато Агафонов стал как шёлковый и больше подобных выходок не повторял. Мы даже подружились с ним. Анна Андреевна Сенник, жена директора и учитель русского языка и литературы, позднее писала мне: «Ученики вас помнят, особенно Агафонов. Говорит: ‘Всё-таки какой Виктор Александрович хороший. Как я доводил его, а он меня всё уговаривал, убеждал. Вот дурак, как поздно понял’. И вообще Агафонов много о вас говорит хорошего».

    

Володя Агафонов (слева) с товарищем рассматривает журнал «Огонёк» в производственном лагере

На меня как самого молодого учителя возложили еще и роль старшего пионервожатого. Могу с гордостью отметить, что за короткий период пионерская дружина Краснокоммунарской школы стала одной из лучших в районе. Мы проводили встречи с ветеранами, дискуссии, вечера, пионерские костры, собирали вторсырье, организовали тимуровское движение. В результате школа впервые за свою историю получила одну путевку в Артек, а я был отмечен грамотой Райкома ВЛКСМ.

    

 

Мое увлечение театром вылилось в создание школьного драмкружка и постановку двух пьес, в которых я в свое время в Сакмарской средней школе играл главные роли. Здесь же звездой драмкружка стал Женя Бородин. Он не был первым учеником школы, но в других делах преуспевал блестяще. Не могу не упомянуть и свое участие в комсомольском прожекторе. К этому меня обязывало положение внештатного инструктора райкома комсомола. Мы с киномехаником клуба писали и делали рисунки на злобу дня на чистой кинопленке, которая затем демонстрировалась перед киносеансами.

    

С учениками 8 класса Краснокоммунарской школы на Дне молодежи (1965 г.)

 

Во время летних каникул меня со школьниками старших классов направили в производственный лагерь при колхозе имени Ленина. Жили в вагончиках, работали на плантации, много купались, читали. А потом с группой из 11 человек отправились в поход с тремя ночевками вдоль реки Сакмары. На поезде доехали до станции Чебеньки и заночевали, не доходя до реки, в спальных мешках и палатке, которые позаимствовали в Областной детской экскурсионно-туристической станции (бесплатно!). Вторая ночь нас застала возле Верхних Чебеньков. Не успели мы расположиться на ночлег у реки, как началась страшная гроза, и нам пришлось подняться в село и укрыться в местной школе. Третью ночь мы провели возле Дмитриевки. Поход был незабываемым. Было всё: и рыбалка, и купание, и уха, и переход через болото, и задорные песни. Душой группы был Женя Бородин, который к тому же составлял карту- маршрут пройденного пути. Позднее мы участвовали в районном слете туристов. Надо было собрать всех участников похода снова. Сложности неожиданно возникли с Женей Бородиным. Он работал подпаском у отца, и тот не отпускал его. Только после того, как я лично разыскал его в поле, где пасся табун, и попросил за сына, он согласился его отпустить.

    

Женя Бородин во время похода (с удочкой)

 

Наш альбом о походе, который помогала составить Лилия Роот, и особенно начерченная Женей карта произвели большое впечатление на строгую учительницу географии Нину Васильевну Павлову, которая была руководителем слета.

    

 

Нина Васильевна Павлова

Неплохо мы выступили и в эстафете. А когда Нюся Переплетчикова первой обнаружила «клад» по заданным географическим координатам, то призовое место нам было обеспечено. Наша команда завоевала первое место среди 8-летних школ и второе в общем зачете после Сакмарской средней школы. Все члены команды получили значок «Юный турист СССР». Нам предложено было даже участвовать в областном слете туристов при условии, если я по-прежнему буду с ребятами, но мне надо было ехать снова в Москву, чтобы держать вступительные экзамены в МГУ. Эта попытка на этот раз оказалась успешной, и мне пришлось проститься с полюбившейся мне Краснокоммунарской школой и ее учениками.

    

 

С учениками Краснокоммунарской школы во время каникул

 

Я всегда с удовольствием вспоминаю этот год учительства, но как-то мне не приходило в голову задуматься о том, какой отклик оно нашло в душе моих учеников, пока я не получил письмо от Ивана Чеботарева через сайт «Одноклассники».

    

Иван Чеботарёв

 

Иван Чеботарев учился у меня в 5 классе и сейчас живет в Германии. Он пишет: « Я Вас отлично помню. Вы вселили в меня уверенность в себе и своих силах. Ненавязчиво и просто дали понять, что я могу чего-то стоить. Мне тогда почему- то казалось, что меня все ненавидят. А у вас я начал получать пятерки. Вы в учительской сказали, что я хороший мальчишка. Коллеги-учителя не поверили, что Вы говорите обо мне. Вот тогда- то у меня и произошёл перелом в характере. После армии я учился в Челябинске в железнодорожном техникуме. Потом Казахстан. Работал в крупной нефтяной кампании  Каз ТрансОйл старшим инженером по эксплуатации оборудования и безопасным ведением огневых и взрывных работ. Есть даже разработанные мною инструкции… Вы были отличным педагогом, хотя вам было-то, наверно, всего 19 лет. Вы  очень хороший человек. Дай бог вам здоровья и удачи ».

Я прочитал это и подумал: даже если бы у меня в жизни не было иных достижений, то только ради одного этого признания, наверно, стоило бы жить.



Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"
Продажа молотого кофе paulig espresso classic.

Rambler's Top100