TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
Борис Иванович Подколзин - С чем борются наши законодатели в своём рвении помочь бизнесу?.

 Сомнения и споры.
23 февраля 2016

Борис Иванович Подколзин

 

"С чем борются наши законодатели в своём рвении помочь бизнесу?. "

С чем борются наши законодатели в своём рвении помочь бизнесу? (К стратегии современной России)

 

 

Чем гуще лес, тем толще партизаны

Народная мудрость

 

Чуть не век человеческий пела птица Сирин Илье Муромцу песни вещие о грядущем блаженстве - и ходил он, и сражался, и трудился, как во сне. И устал Илья, порастратил силу молодецкую. А тут, как водится, и песне конец, взметнулся от птицы лишь смрадный дымок, и всё развеялось, как наваждение. Провёл Муромец рукой по глазам, очнулся, как после долгой болезни, поглядел окрест: годы прошли, изба без хозяйской руки покосилася, светлы смоляные брёвнышки порастрескались, по полам клопы-тараканы шастают, из щелей хлещут ветры буйные, да щуры глядят глазами жадными. А у самого порога с высокоточною дубиною враг-супостат стоит, осклабившись. У ног его на поводке свора тявкает. Самые малые собачки, едва с мышь величиной, - самые голосистые.

С трудом заставил себя подняться Илья, расправил плечи богатырские, грозным взглядом да взмахом десницы очертил непрошеному гостю его предел. Отпрянул басурман заморский, отступился чуть, но не ушёл, рядом стоит, смотрит пристально: что сделать сможет Илья, тот ли всё ещё Муромец, что в былинах воспет?

А Илья заспешил новую избу рубить – с углами светлыми, крышею высокою. Заточил, навострил топоры-пилы калёные, расстегнул рубаху красную, закатал высоко рукава шёлковые. Эх, раззудись плечо, размахнись рука! Да лишь чуть смог поднять тяжёл топор и тесать лишь тонку стружечку, так что не возвести и курятника. Ушла из тела сила молодецкая, висят руки, как ветви иссохшие, стоят ноги, как тонкие лучинушки. Тут понял Илья, что беда пришла, закручинился, пошёл к знахарю. Осмотрел его знахарь вдоль и поперек, покачал головой, сказал вещее:

- Напал на тебя, богатырь, Глист-лиходей, он силушку твою высасывает.

Встрепенулся Илья, загорелись глаза:

- Покажи мне,- говорит,- где тот Глист-лиходей – не сносить ему головы!

И ответил вещун, пораздумавши:

- Не страшны Глисту меч булатный твой, ни булавушка пудовая. Он внутри живёт, по рукам по ногам, и по чреву к душе подбирается. А иди-ка ты, Илюша, искать разрыв-траву, лишь она глиста твово выведет. Не найдёшь – сгинешь со свету, а с тобой заедино Земля Русская, светло-светлая, православная.

- Не бывать тому!- ударил кулаком Илья по столу. Взял суму перемётную, сухарей на дорожку, перекрестился на образа в углу и вышел вон.

 

 

Это лишь присказка - сказка дальше будет.

И послушать их – в самый раз, ведь разрыв-траву нужда нам самим искать, не теряя ни дня, ни ноченьки.

Время – новое, кручина – старая.

 

 

Подчиняясь политическому решению о санкциях, западные высокотехнологичные компании и высококачественные изделия покидают Россию; поток нефтедолларов, из-за беспрецедентного падения цен на нефть, иссякает; даже крупный отечественный бизнес встречается с возрастающими трудностями по кредитам и расчётным операциям из-за дискриминации со стороны западных банков и подчинённых им мировых финансовых институтов. Прирост внутреннего валового продукта (ВВП) России в 2012 г. составил 3,4%, в 2013 г. – 1,3%, в 2014 г. – 0,6%, а в 2015 г., судя по тенденциям в торговом, финансовом, а с конца лета и в промышленном секторах, - отрицателен. Встречный ветер санкций, дискриминации, нагоняемый враждой Запада, вот-вот понесёт теряющий ход корабль России на острые скалы. Пора включать наш собственный внутрироссийский экономический мотор на полную мощность. Но это не может быть возврат к централизовано-командной экономики советского прошлого. Для этого нет ни ресурсов, ни порыва, доставшихся в своё время Стране Советов от предшествующего технологического и нравственного рывка России, ни, главное, подорванной историческим опытом веры в плановое хозяйство, плановую жизнь.

Остаётся второй путь, которым, за немногими и малоудачными исключениями, идёт весь мир – путь рыночной экономики и вообще вольных, идущих от частной, личной инициативы, общественных взаимодействий. «Важнейшее условие динамичного развития страны, - сформулировал задачу Президент, – это, конечно, расширение свободы ведения бизнеса, свободы предпринимательства». Это же «лучший ответ на санкционные ограничения» со стороны Запада. Но кто этот ответ даст?

Большие компании и сырьевой бизнес, ориентированные, в основном, на за зарубежье, утратили, по крайней мере временно, возможности для дальнейшего роста. Остаётся зачастую объединяемые организационно и в заботах законодателей малое и среднее предпринимательство (с числом работников в фирме менее двухсот пятидесяти при определённом уставном капитале и оборотах), которые мы обозначим для удобства общим термином «малый бизнес», оперирующий, главным образом, внутри страны. Правда, его вклад в общую копилку невелик, что ещё раз указывает на слабое пока развитие рыночных отношений в России. Но именно он в сложившейся ситуации призван и, как показывает мировой опыт, действительно имеет потенциальные возможности внести решающий вклад в экономическую мощь страны. Доля малого бизнеса в ВВП России, отмечал Президент в начале нынешнего десятилетия, порядка 21-22%. А в самых преуспевающих странах с развитой рыночной экономикой 50-60% и более. Причём, не только в торговле или сельском хозяйстве, но и в наукоёмких, высокотехнологичных производствах. Вот в этом направлении и было намечено двигаться.

В соответствии с этим курсом для малого бизнеса были введены налоговые льготы, организована финансовая поддержка, в т.ч. по получению и возврату ссуд, учреждены гранты для развития собственного дела и т.д. Однако, вопреки ожиданиям, ситуация не улучшилась. Мало того, что общее ВВП страны падает, вклад малого бизнеса падает ещё быстрее и снизился к середине десятилетия ниже 20% и продолжает уменьшаться. Вместо отменённых налогов вводятся новые, чиновничье финансовое содействие нередко применяется неудачно и оказывается неэффективным… Переход к опоре на собственные силы, которые действительно в большой мере независимы от Запада, но зато чрезвычайно зависимы от ситуации внутри страны, оказался не простым. Тут вольная экономика в России столкнулась со специфическими и весьма серьёзными трудностями.

Самое же обескураживающее состоит в том, что, едва появится новый закон, постановление, распоряжение, как специалисты с удивлением и досадой обнаруживают, что экономический процесс опять не удастся направить должным образом. Почти все эти акты почему-то оказываются составленными с «дырами» - формулировками, которые могут позволить государственным исполнительным и контролирующим органам трактовать их положения так, как им это будет удобно. Через эти «дыры» тут же начинает оказываться воздействие, давление, завязываться отношения, течь ресурсы совсем в другую сторону, в угоду иным интересам. Каким интересам? Чьим? Анализ «беспричинных», никакими легальными поступлениями не обоснованных «безразмерных» доходов некоторых групп российских граждан ясно указывает – чьих. А если «дыр» нет, тут же начинается чудовищная, совершенно нелепая деформация правоприменения, толкования и использования (злоупотребления) нормативов.

Например, минувшим летом после больших усилий законодательных и исполнительных инстанций был принят закон, отменяющий на три года государственные и муниципальные плановые контрольные проверки малого бизнеса. Но тут вдруг оказалось, как вскоре обеспокоено сообщил глава предпринимательского общественного объединения «Опора России», что резко возросло число граждан (в основном анонимных), «обеспокоенных» и даже конкретно осведомленных о мошенничествах, злоупотреблениях предпринимателей и потому требующих расследований и ревизий. Делать нечего, служебный долг требует от контрольных и надзорных служб реагировать на поступившие «сигналы». Одновременно (опять-таки по требованиям возмущённой «беспределом предпринимателей» общественности) штрафы за нарушения были увеличены – да не как-нибудь, а в десятки раз!

И снова в малый бизнес ордой двинулись пожарные инспекторы, налоговики, санитары, миграционщики, инспекторы по труду, всякие муниципальные контролёры и полицейские… А сверх того ещё прокуроры, для которых, как известно, закон не писан - они могут проверять кого угодно, сколько угодно и как угодно. Вся эта рать опять появились в офисах, на складах и в руководящих кабинетах малого бизнеса, но теперь чаще и с более тяжёлой дубиной. Они стали взламывать сейфы, замки и компьютерные базы данных, возбуждать или угрожать возбудить административное или уголовное преследование или наложить разорительные штрафы. Они быстро показали, что с ними лучше дружить и щедро вознаграждать за то, что они закроют глаза на имеющиеся нарушения. А нарушения всегда обнаруживаются, и поди разбери, насколько они тяжкие и были ли вообще. Даже если суд установит, что обвинение несостоятельно, всё равно непоправимое и составляющее цель «налёта» уже свершится. Следователи ежегодно возбуждают сотни тысяч уголовных дел с т.н. «экономическим составом». И не важно, что 80% из них настолько бездоказательны, что разваливаются до суда или в суде. Сам факт уголовного преследования сопровождается обычно арестом и ведёт к тому, что бизнесмен теряет бизнес, что полностью соответствует интересам конкурентов, а тем более тех, кто из его скованных рук этот бизнес выхватывает.

В результате оказывается, что законодательные и исполнительные властные меры принимаются, а «проблема», душащая малый бизнес, остаётся. И ведёт себя как-то странно – уходит от решения. Только, казалось бы, её ухватишь – а она меняет облик, способы выражения, проявляет живучесть. Она – живая! Внутри неё – живое! Перед нами не просто громадная нескладная система, создаваемая для встраивания бизнеса в непривыкшую к нему русскую жизнь, система, которую, как и каждую новинку, надо улучшать, перекраивать, латать и т.п. Это было бы ещё полбеды. Перед нами не косная материя, а укрывшееся в её чаще живое существо, а точнее, сплочённая группа, враг - замаскированный, корыстный и хитрый, работающий против нас, против жизненных потребностей России - в пользу своих паразитических интересов.

 

Эта группа, а точнее, в силу размеров и определённости социальных интересов , - общественный класс, паразитирует в пока не совершенных, имеющих серьёзные изъяны государственных, социальных, экономических институтах пытающейся перестроиться России и, злоупотребляя своим служебным и общественным положением, мошеннически присваивает общественные, государственные и частные ресурсы, захватывает доходы, блага, которые он не создавал. Энергично заявивший о себе класс, не имеющий – по крайней мере, в столь значительных масштабах – прецедента в нашей истории и требующий специального внимания и названия.

Краткое и выразительное наименование для него, вызывающее подходящие к его грабительской сущности исторические аллюзии,- можно получить, полностью произнося все буквы французского написания и расширительно трактуя термин «рантье» (rentier). Вообще говоря, рантье это человек, получающий долю в доходе не за труд, не за предпринимательство, а в силу использования иных факторов. Соответственно «рантьерами» мы назовём получателей сформированной служебными злоупотреблениями и мошенничеством паразитической монопольной ренты.

Класс рантьеров состоит из двух частей или подклассов. Первую из них – «рентополучателей по должности" – образуют коррумпированные служащие местных и государственных органов управления, налоговой, таможенной служб, органов следствия, надзора и контроля, милиции и т.д. Их неправые доходы идут от «распила» переправляемых через их службы для тех или иных надобностей государственных и общественных средств, от поборов, сдираемых с практически беззащитных предпринимателей, от «откатов» и «благодарностей» за организацию тех или иных монопольных преимуществ, поступающих со стороны конкретных дельцов.

Вот эти дельцы, которых мы будем называть компрадорами, образуют вторую часть класса, организующего и затем использующего незаконную монопольную ренту. Эта часть выдвигается из предпринимательской среды и состоит из бизнесменов (точнее, псевдобизнесменов), уютно устроившихся в серой полурыночной зоне монопольного функционирования. Термин «компрадоры» здесь вполне правомерно использован в его историческом обозначении (говоря расширительно) предпринимателей, получающих монопольную выгоду от контактов с контрагентами из иной социальной среды и контролируемых ими. (Заметим попутно, что таким образом в новейшей истории России мы выделяем ещё один тип компрадоров – о первом см в материалах Михаила Емельянова)

В смычке с коррумпированным подклассом ренторолучателей по должности, компрадоры организуют «зелёную улицу» («зелёный коридор») для своих товаров и услуг, а также для продвижения иных своих интересов (сокрытия доходов, незаконного внеконкурентного получения подрядов на работы, оформления на себя государственных и муниципальных закупок по завышенным ценам и даже для получения благоприятных судебных решений). Для этого используются родственные и личные связи, сложившихся в процессе взаимообмена незаконными «услугами», «распила» государственных ассигнований, раздела образующегося в результате совместных махинаций монопольной сверхприбыли и прямого подкупа. В ход идут, и даже приобретают ритуальный характер омерты (взаимной верности), любые традиционные формы закрепления контакта: родство, свойство, крестины, именины… .Обязательная взаимность, обмен одолжениями подчёркиваются, становятся негласным правилом и признаком включённости в круг «своих». Это скорее феодальный и даже мафиозный, но уж во всяком случае не рыночный тип общественного устройства. Здесь умение производить сравнительно недорогие, но в то же время качественные, полезные товары и услуги вытесняется на периферию, перестаёт приносить успех и доход своим создателям, что подрезает для лучших работников возможности роста и тем подрывает, перекрывает движение к подъёму России.

Самое же серьёзное в описываемой ситуации то, что она представляет собой лишь верхушку айсберга – и в этом-то огромность проблемы. Компрадорский способ улаживания отношений пронизывает всё предпринимательское сообщество и уходит корнями в поведение народа. В результате краха в 1990-е годы привычных устоев жизни россиянин, тысячелетие живший в патернальной общественной связи, а в конце ещё почти век руководимый в каждом шаге тоталитарной властью, был без всякой подготовки, одним махом, вытолкнут в «самостоятельную», незнакомую ему правовую, легальную жизнь, причём сразу никак не менее чем в масштабах гигантской страны. Правовой путь сложен, неясен, чреват ловушками, ясно не прослеживается, скрываясь в ведении разных «инстанций» – далёких, чуждых, живущих своей жизнью. Он не освоен, плохо проложен, и чиновники стараются держать его таким, чтобы сохранить за собой монополию не только компетенции, но и компетентности. Службы и институты, которые необходимы для правовой, легальной жизни в этом гигантском пространстве, плохо видны, совсем незнакомы нашему соотечественнику, равнодушны к нему, а подчас и враждебны. И у него нет средств обратить их к себе лицом, а уж тем более сделать своими – частью своей жизни.

На самом деле в огромном большинстве россияне не умеют и не имеют условий действовать в правовом поле. Не имеют для этого простой и ясной информации, легко доступных и добросовестных бесплатных консультантов. Они по-прежнему не включёны полномерно в жизнь страны, остаются её пасынками, «замкадышами». И они держатся за свою «компрадорскую соломинку», чтобы напрямую уладить проблему, подкупить, откупиться – единственное средство дать как-то ход своим делам. И лишь в верхнем фрагменте предпринимательского слоя эти отношения становятся систематическими, упорядоченными, главными средствами действия, делая его частью класса, ставшего серьёзной опасностью для России…

Рантьеры не сейчас появились, они с начала постсоветского разложения общественных отношений стали размножаться, А в чём-то и раньше, ибо отношения эти уже с полвека, с эпохи брежневского «застоя», ощутимо подгнивать стали. В течение ряда лет рантьерское паразитическое хозяйничанье было не очень заметно, ибо покрывалось жирным потоком нефтегазовых денег. Но сейчас поток обмелел, и у общества и государства возникло естественное стремление точнее его направлять. И вот тут-то нашла коса на камень, и с каждым днём противостояние всё напряжённее. Раздаются даже призывы ввести чрезвычайное положение или, того пуще, опричнину! Паразитический класс стал многочисленнее, жаднее, искушёнее, а потому наглее. Если раньше рантьеры часть ресурса оставляли предпринимателю для пользования, то теперь норовят ободрать всё вчистую. Эдакий, угнездившийся в тысячах узловых точек нашей общественной жизни Maxwell demon, но специфической разновидности – поворачивающий потоки энергии (благ) в свою пользу. В общественной «кровеносной системе» - системе продуктообмена общероссийского организма - рантьеры лепят свою систему коррупционного перераспределения, разламывая, как говорят в народе, «волосатой рукой» мздоимца и мошенника существующие перегородки, или, напротив, перегораживая потоки, и тем обрекая большую систему – ту, что мы хотим выстроить для процветания страны, – на дистрофию, а Россию на захирение.

В ответ правительство, стараясь высвободить малый и средний бизнес из хищной хватки, умножает и изощряет средства регулирования и наказания. Более того, в верхах проявилось стремление не только законами и т.п. предписывать гражданам то или иное поведение, но и постараться повернуть в благоприятную сторону сами нравственные установки населения. «Принципиально важно,- читаем в стенограмме заседания Госсовета 7 апр 2015 г.,- утвердить в обществе ценности предпринимательства, понимание особой роли предпринимательского труда как одного из важнейших ресурсов развития страны…». Вот это уже поиск на должном уровне! Такой подход можно только приветствовать! Но средства по-прежнему до смешного неадекватны – всё то же чиновничество. «Вы лучше знаете, - обращается Президент к губернаторам,- что нужно сделать для создания на своей территории более комфортного делового климата». Или, скажем, такой вопиющий беспредел (о котором мы уже упоминали), как арест без суда и следствия под надуманными предлогами каждый год сотен тысяч предпринимателей (после чего из них «вытряхивают» их предприятия и отпускают на все четыре стороны с миром), поручено устранить Генпрокуратуре. Хотя вся эта операция по «экспроприации» давно уже отработана так, что не нарушает никаких формальностей. И применяемая государством «сеть» заведомо слишком крупноячеиста, чтобы поймать хоть одну из свирепствующих пираний. На её долю лишь обглоданные косточки экс-предпринимателей достаются …

Каких только структур – фондов, организаций, ассоциаций, союзов – государственных и т.н. автономных - не нагромождено для содействия, помощи, стимулирования и т.д. малого бизнеса! И даже «карты» разработаны – «дорожные карты Национальной предпринимательской инициативы». Более того, мы слышим, что «на местах» – по регионам и муниципалитетам - «организован контроль» со стороны предпринимателей за действительным исполнением в поте лица разработанных законодательной и исполнительной властью законов и нормативных актов. Ежегодно появляются десятки регулирующих малый бизнес федеральных законов и указов президента, сотни постановлений правительства, тысячи приказов ведомств. Всего за последнее десятилетие принято порядка 150 тыс всех подобных актов. Это настоящая чаща, в которой оправдывается старая шутка: «Чем гуще лес, тем толще партизаны». Они, как мы видели, действительно жиреют и чувствуют себя всё вольготнее. «Кризис жанра» (девальвация приёма) дошёл до того, что новейшее предложение Минэкономики создать специальное «Агентство по развитию малого и среднего бизнеса» было с иронией встречено в предпринимательских комментариях в интернете как очередное достижение «вертикалостроительства», за которым вскоре неминуемо последует создание «Агентства по развитию Агентства по развитию малого и среднего бизнеса».

Всё очевидней становится, что беспочвенно уповать на создание ещё одной – пусть на сей раз даже сверх специальной, сверх изощрённой, сверх полномочной государственной организации по подавлению коррупции. Вспомним, что даже могучему Петру пришлось казнить главу своего аппарата по разоблачению коррупции. И не так важен вопрос, сумели ли коррупционеры столь искусно того «обер-фискала» оклеветать, или он действительно польстился на взятки. Не было ещё и никогда не будет чиновничества, которое, как пресловутая унтер-офицерская вдова, само бы себя высекло. Не более плодотворен и путь террора. Вряд ли таким способом можно превзойти в решительности и получить результаты, «лучшие», чем при «опричнине» Иване IV или во время разгула маодзедуновской культурной революции в Китае. Результаты - чисто отрицательные, приведшие в своё время к полному упадку обе страны… Достаточно напомнить, что после того как Иван провёл полный цикл своих террористических художеств, крымские татары впервые после двухсотлетнего перерыва смогли взять, разграбить и сжечь Москву и увести с Руси огромный «полон». А горе-правитель впопыхах едва унёс ноги.

Все подобные меры напоминают безрезультатные старания перегородить частоколом поток, вместо того чтобы самим уклоном почвы дать ему принципиально иное направление. Устройство вольной рыночной экономики это большая социально-психологическая, культурная проблема (углубляться в которую здесь не место) в стране, где населению десятилетие за десятилетием внушали, что частное предпринимательство это разновидность воровства, и вообще «не обманешь – не продашь». Эти глубинные убеждения поощряют наглость «рантьеров», лишают бизнес народной поддержки, да и подрывают деловую корректность самих бизнесменов, нередко пускающихся в любые махинации. Безнадёжно вырезать метастазы, раз болезнь зашла так далеко, – нужно возбудить иммунное сопротивление в каждой частице народного тела. И здесь главная проблема найти для этого верное средство.

Каждому, вероятно, приходилось видеть, как люди, упираясь руками и ногами, безуспешно стараются вытащить из непролазной грязи машину. Причина неудачи не в том, что они не хотят её вытащить – просто средства не те. А других у них нет. Тут нужен тягач! Проблема, однако, в том, что тягач этот нельзя откуда-то вызвать, заказать. Мы должны его сами, на месте смастерить, из самих себя. Здесь не наёмные служаки решат вопрос, а горячие сердца, ум и неустанные руки увлечённых людей. Это не правительство, а мы, общество, должны ввести чрезвычайное положение и действовать в соответствии с ним. Правительственное содействие нам может послужить лишь подспорьем. Мы это те, кто любит Россию, «её степей полночное молчанье, её лесов безбрежных колыханье, разливы рек её, подобные морям…», Те, кто любит её народ – самоотверженный и наивный - и не покинет его в тяжёлую годину.

 

 

Класс рантьеров, как мы упоминали, лишь верхушка айсберга, болячка на теле народа, который пока не овладел основами своей жизни. Возьму на себя смелость, не прибегая далее к конкретной аргументации, ибо здесь для этого нет места, под конец в нескольких абзацах расширить поле обзора проблемы. Главное направление – класс «рантьеров» должен быть лишён социальной опоры, лишён благоприятной обстановки безразличия, а то и попустительства и даже поощрения. Сама ткань жизни должна строиться иначе. Да, разворот к вольной экономике совершенно верен, но мы должны идти к ней по-своему и пользоваться ею в своём, свойственном нам порядке отношений, а не повторять примитивные шаблоны западнической мысли, так несчастливо угнездившейся некогда в нашем общественном сознании. Не на организационном уровне, главным образом, должна вестись работа (парламент, биржа и т.д.), а на классовом. Ибо не организационное отличие у нас от Запада, а классовое (несущее иное отношение к средствам производства, строй межчеловеческого взаимодействия).

С помощью специальной перестройки жизни и хозяйствования мы должны создать класс населения, чьи интересы, сознание этих интересов и имеющиеся у него средства нацелены на поддержание частного предпринимательства, вообще на освоение более самостоятельного индивидуального экономического и общественного поведение, но в тесной связи с потребностями и при поддержке сообщества. И успешные примеры тому в отечественной истории есть - в частности, создание народным кредитом, говоря словами выдающегося современника тех свершений Евгения Трубецкого, «новой общественности» в русской деревне в начале 20 в. Мы должны, возможно, весь народ или подавляющую его часть превратить в такую сплочённую общественность, поддерживающую новый уровень «самодеятельного» индивидуального поведения. Нам нужен дееспособный государствообразующий класс, государствообразующая квазибуржуазия, а вернее самодеятельная (т.е. рыночно-патернальная) государствообразующая народная масса. Конечно, это трудно и непривычно, но мало ли чему пришлось научиться, каким мастерством овладеть россиянину, чтобы защитить свою правду-справедливость!

Никакие увещевания в адрес коррумпированных функционеров, никакая агитация в адрес обираемых и оставляемых в небрежении рядовых россиян не помогут. Нужны не слова, не постановления, не нагромождение служб контроля, а создание реальной жёсткой жизненной ситуации самодеятельности. Смена общественной стратегии, как совершенно справедливо уверяют социологи, осуществима только известным во флоте «поворотом все вдруг». Но его невозможно и не следует пытаться делать сразу в масштабах страны (если только не продолжать тешить себя мыльными пропагандистскими пузырями советских времён). Нужно помочь нашим соотечественникам, в силу собственных деловых, жизненных интересов, объединиться в сплочённые группы (товарищества, корпорации, территориальные локусы) взаимоподдержки лояльных, честных отношений, показать их выгодность, и они подавят коррупционный класс и коррупцию в собственных рядах.

Эти объединения, в отличие от индивидуального бизнесмена, будут иметь в своём распоряжении достаточно знаний и денег, чтобы проложить необходимые цепочки отношений, найти и заставить работать на себя, а в случае необходимости доразвить или создать нужные рыночные, юридические и вообще гражданские институты и в итоге вытеснить легальностью нелегальность, мошеннический монополизм, сковывание и разворовывание народных сил. Заодно будет решена и проблема дешёвого массового кредита, иного решения которой не существует.

Вот это и будет подавление паразитирующего на разобщённости, растерянности, а потому и беззащитности миллионов наших соотечественников рантьерства, а заодно и рейдерства, подавление, осуществляемое враждебной им, активной и сплочённой новой тканью жизни. Наш народ приобретёт иммунитет от подобных «глистов», да и многих других немочей. Осуществлённое преобразование даст России плоды много шире, чем ликвидация коррупции. Они поставят россиянина вровень с новым веком, раскрепостят народные силы. Товарищества и корпорации российского малого предпринимательства ещё заявят о себе и в мировой торговле, и в мировых брендах, подобно тому, как сливочное масло сибирских крестьянских кооперативов в вагонах и на судах рефрижераторах достигло сто лет назад оптовых рынков Лондона. Вот это и будет самодеятельность, самоуправление – основа нашего нового взлёта. Вот это и будет опора России! При этом, вероятней всего, что какое-то время, и даже протяжённое время, народная самодеятельность будет действовать рука об руку с патернальной верховной властью (в том числе и тогда, когда этот союз будет воплощаться мелкими фрагментами, вроде ныне широко известного пензенского села Чемодановки), ибо заинтересованность и той, и другой в подъёме и стабильности страны, несомненно, совпадают. Вот это и будет тандем, который восстановит наш национальный мотор, даст ему мощный, ровный ход! Вот это и будет спасение!

В моём детстве – в послевоенной нищей школе – было такое медицинское мероприятие и даже общественная кампания при поддержке родителей - «Гнать глистов!». Медикаментозные и вообще санитарные возможности были ничтожны – ничего, одолели! Я думаю, что и сейчас так будет.

 

Январь-февраль 2016 г., Старая Русса

 

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100