TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
3 января 2016 года

Сергей Панкратов

 

Мениппей про татаров

Китай на запад простирается до Франкобритании,
а на север до Ледовитого океана.
В.Пелевин

 

 

Цзюань 1. Наш Пушкин.

 

Молчит его святая лира,

Душа вкушает сладкий сон…

А. Пушкин

 

Челом наш Пушкин и высок, и ясен.

А под челом – брильянты и пожар.

Наш Пушкин бесконечен и прекрасен,

как всякий азиатский экземпляр.

 

В норе ноль-перехода Пушкин спит.

Венец терновый - нимб на голове.

Душа поэта лезвием блестит

у боженьки в широком рукаве.

 

Свирепствуют Евразией витии!

Злым чистоганом зев посеребря

Фаддеи, Геростраты и Батыи

поют под мрачным небом Мартобря.

 

А Пушкин – спит, ошибкой Теслы спит.

На гвоздике он в Вечности висит.*

 

Лежит во рту у Пушкина конфета.

В паху горит «Татарская звезда».

Как верный сын добра, тепла и света

наш Пушкин не проснётся никогда.

………………………………………………………………………………………………………

*Поэтическая вольность. Впрочем, вполне позволительная. На самом деле Пушкин на гвоздике не висит, Пушкин на гвоздике липездрически вертится, таким образом представляя из себя мощный винт, с помощью которого и движется так называемый Пароход Современности. Скорость прогресса татаровского общества напрямую зависит от количества упоминаний Пушкина – мысленных, устных, печатных и непечатных. (Прим. Н. Теслы)

………………………………………………………………………………………………………

 

ПРИЛОЖЕНИЕ К ЦЗЮАНЮ 1.

ПУРУША (ПУшкин – РУсский ШАман)

 

Поражает способность Пушкина свободно переноситься

во все сферы жизни, во все века и страны…

Белинский В. Г. ПСС, М., 1995, Т. 7, С. 289

 

Кто не знает, что Достоевский Кириллова списал с Несброшенного?

Луи-Фердинанд Селин «Этюды о Вечности»

 

А что пишут грамотные мракобесы? Цитируем Алана Уотса:

«Основополагающей с самых древних времён является великая мифологическая тема атма-яджна – акта самопожертвования. Этим актом Бог порождает вселенную, и этим актом человек, следуя божественному образцу, воссоединяется с Богом. Акт, которым мир создаётся, и акт, которым он завершается, - один и тот же, - это отказ от своей жизни; как будто вечный космический процесс – не что иное как игра, где необходимо передать мяч, как только его получишь. Отсюда основной миф: мир – это Божество, играющее в прятки с самим собой. Бог под разными именами создаёт мир актом самоотречения или самозабвения, в результате чего Одно становится многим и единственный актёр играет бесчисленные роли. В финале он возвращается к себе – только для того, чтобы начать пьесу с самого начала – Один, умирающий во многих, и Многие, умирающие в Одном:

 

Ригведа X, 90.

Тысяча голов, тысяча глаз и тысяча ног

у Пуруши,

Наполняющего собою всю Землю и

возвышающего над ней на десять

пальцев.

Пуруша – это всё, что было, есть и

должно быть;

Он властелин бессмертия всего, что

растёт благодаря пище.

Огромно его величие, но ещё огромней

сам Пуруша.

Четвёртая часть его – всё сущее, три

другие части – вечная жизнь в

Небесах…

Боги, совершая жертвоприношение,

приносили Пурушу в жертву.

Весна была его жертвенным маслом,

лето – дровами, а осень – самой

свящённой жертвой*.

 

Эти тысячи голов, глаз, ступней Пуруши – части тела человеческих и прочих существ, и суть здесь в том, что То, что глубоко и насквозь знает каждого индивидуума, есть сам Бог, атман или «Я» мира. Каждая жизнь – это частица или роль, которая поглощает ум Божества приблизительно так же, как роль Гамлета поглощает актёра, который, играя, забывает о том, что в действительной жизни он гражданин Пупкин. Акт самозабвения превращает Бога во все существа, но в то же время он не перестаёт оставаться богом. «Ибо всё сущее – четвёртая часть его, а три четверти – вечная жизнь в Небесах». Играя, Божество разделяется, но лишь на сцене, «понарошку», ибо в действительности Оно остаётся единым».

…………………………………………………………………………………………….

*Эта осень, вне всякого сомнения, Болдинская осень. (Прим. Гейченко С. С.)

………………………………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 2. Братья.

 

Татары несколько дней (неизвестно), измученные, тащились по бескрайней выжженной степи. Они везли кефир в бурдюках, везли своим кривоногим детям, которые страдали животиками, потому что глотали полусырое не жуя.

Вдруг из-за угла вывалился тяжёлый танк ВИГ-3 (Ваджра Иосиф Грозный) и исключительно ловко выстрелил в татарский кагал шрапнельным снарядом.

Татаров разорвало, разорвало и бурдюки. В клочья.

Кефиром плеснуло на чугунную башню танка. Но танк поехал по своим делам (убийственным) куда надо, то есть дальше.

Кефирные пятна через какое-то время высохли, загнулись-зашелушились и были сдуты горячим ветром под ковыли - удобрение.

Братья Черепановы (это они сидели в танке за пушкой и фрикционами), даже и не поняли, что боевая машина обрызгалась кефиром. Головы братьев были заняты другим, они думали, как уменьшить зазор между поршнем и цилиндром в паровой машине до непролезания пятака, братья собирались её соорудить.

Не является ли так называемая творческая реализация всего лишь победой видимостью над сущностью, пирровой победой? Вот что братьев ещё тревожило.

И ещё – братьев жалко, они неправильно понимали жизнь, они смотрели в прицел без наслаждения – много, много в степи происходит непотребного.

 

 

Цзюань 3. Татарская басня про звёзды.

 

Лягушка к старости слаба глазами стала –

На самую большую кочку приходилось залезать, чтоб звёзды рассмотреть.

Но аистов голодных в камышах немало.

Понятно, какова была зелёной астрономши смерть.

 

Загадочно мерцают звёзды в вечной мгле,

Дабы цепочка пищевая не прервалась на Земле.

 

 

Цзюань 4. Японский городовой.

 

В конце гнусного месяца Мартобря Несброшенный, устав от титанических трудов основодержания, решился отдохнуть и отбыл в Японию поикебанить в зарослях суши и кабуки повышенной густоты. Курт Гёдель и Норберт Винер, щелевые мыслители, проведав от доброхотов про отвлечение внимания Смотрящего За Столпами и Борца с Энтропией, сообразили, что интеллектуаль (энергоинформационная сеть) Вселенной прослабла и преступно воспользовались: Гёдель вероломно доказал, что невозможно описать формальную систему в её пределах (теоангостицизм), а Винер провёл виртуальный эксперимент и пришёл к выводу, что обитателям антимира землян не понять, так как с точки зрения потусторонников наш разум есть деструкция (неокатарство) Из гёдельвиноровских мыслительных потуг нагло и глумливо выглядывал миф о Едином Мировом Желудке.

Вах!

Когда весть об этих прорывах Хаоса в Сферу Света дошла до ушей Несброшенного, он тут же вылез из душистого кабуки, в первом же пабе пропотребился саке и, как следствие опьянения, арестованный и мутный, отказался подписывать Киотский протокол, так как был натурой чудовищно горячей и остывать до реликтового фона не желал. Плевать он хотел на второе начало термодинамики и озоновый слой, от истончения которого якобы вымерли динозавры! (Несброшенный, кстати сказать, был ярым поклонником теории астероидной катастрофы и плитотектонической схемы.) Самураи Несброшенного определили в кутузку, он там томился три дня и три ночи. На четвёртые сутки бежать из тюрьмы ему помог русско-японский толмач Б. Акунин, зарезав охранявшего запор японского городового, абстрактного пацана, жёлтое мундирное мясо, карликового дядю Стёпу в кимоно, штрафстоянку в четыре татами, рот забит чешуёй налима, пребывает в несущественности и сутулится, словно несёт много пользы человечеству. На вёсельной джонке, вдвоём, Несброшенный и Б. Акунин вышли в Японское море, тёмно-синее, и ударно погребли к месту, где некогда произошло славное татаровское затопление.

Труп японского городового они везли с собой, он им был необходим впоследствии на предмет творческой мистики. Никакой некрофилии, никакого каннибализма. Прибыв на место прошлой славы, беглецы расчленили труп островного азиата (Пуруша), разбросали куски по воде и Несброшенный произнёс вверх и в воздух сильное и тайное некромантическое заклинание. Свободные человеческие члены стремительно ушли под воду, облепили корпус спящего на дне корабля и подняли его из пучинных глубин, разбудив.

Это был татаровский крейсер «Варяг» (Пароход Современности).

Символично! Символично! Символично! Техносфера находится в биосфере по манихейскому принципу и лишь ритуальная гибель биоса порождает-вызывает техносферу!

Пароход Современности, выставив торчащее из себя, смотрелся как новенькая лодочка – якоря и орудия блестели свежей надрайкой, боезапас был сух, камбуз полон хрустящих сухарей и вкусных пресервов, Андреевский флаг трепетал на ветру посредством резкого шелестения – боевая единица была готова к активному смертельному функционированию. Бери, рули и побеждай. Татаровское не ржавеет, ибо не жесть. Великолепно.

-Вы знаете, Борис, что позитрон в 1840 раз массивнее электрона? – спросил Несброшенный как-то вдруг квантово-электромагнитно.

-Нет, - ответил гуманитарный толмач. – А что такое? Зачем вы мне впихиваете? Что это за интеллектуальная стружка?.. Ткань туфта?

-Отнюдь, - сказал Несброшенный. – Знайте же, юноша, что это, учитывая опыт Кольской сверхглубокой, означает: если пробуравить на Ямале 1840 газовых скважин и поджечь выпирающий газ, то сии своеобразные реактивные сопла поработав немного изменят угол наклона оси Земли на два градуса, что нарушит гидроциркуляцию в Тихом океане до полного затопления японских островов.

-Я всегда этого хотел, - сказал Б. Акунин. – Чертовски трудный язык, я мучился. К тому же Мисима мне как-то сказал, что грузин, пишущий под русским псевдонимом есть латентный сталинист. Обидное замечание. А я на Болотной вместе с Макаревичем махал плакатом про опричников.

Несброшенный и Б. Акунин пожали друг другу руки и взошли на корабль. Разожгли котлы, поддали пару и взяли курс на Берингов пролив.

Согласно правилам астрономии взошло молодое солнце. Оно жгло беглецам правые щёки, левые же фреонил лагерным дыханием магаданский берег, так как они смотрели только вперёд не вертя шеями, и эта нессиметричность говорила о том, что они не геометрически выверенные гладкогранные кристаллы, что они подлинно живые…

А японский городовой, выполнив свою мистическую функцию до конца, отлип от ниже ватерлинии, и облепленный философскими ярлыками, окружённый сребристой минтаевой свитой, пошёл вниз значительным движением. Рыбный день, минтай городового жрал. Городовой шёл вниз и в голове его бродили мысли-что, мысли задумчивого содержания о том,

что философ, придумавший систему, похож на человека, который помочился в море, а потом заявил, что море стало солёным от этого;

что с точки зрения филологии фрейдизм есть не что иное, как система доказательств утверждения: самые значимые слова пишутся на упаковках кондомов;

что литература есть разновидность регресса;

что земной шар состоит из двух неправильно соединённых, «схлопнувшихся до исчезновения человека», как створки устрицы, ягодиц;

что без песен поэта всякая глупость погибает в безмолвии;

что скучно жить в эпоху, когда мудрецом выставляется тот, кто изобретательно щупает чужие тела;

что демон Максвелла лучше демона Сократа, демон Максвелла хоть фильтровал атомы, а сократовский только трындел;

что подлая тайна Свободы в том, что для человека щелчок от поворота ключа закрывающего дверь не отличим от щелчка ключа открывающего;

что сидящий на мели уверен: миру не хватает глубины;

что справедливое возмездие есть разновидность чёрной неблагодарности;

что если А+В=В+А, то фраза «настоящая ложь содержит в себе половину правды» тождественна фразе «настоящая правда содержит в себе половину лжи»;

что Селин (Целин) забодяженный на наркотических сказках майя дал словесности Астуриаса, а прыгающий стиль Андрея Белого, мрачность философа Фёдорова и паровозные шатуны, соединившись в троицу, превратились в Андрея Платонова, далее, стремясь в будущее, Астуриас и Платонов породили Дмитрия Бакина, бастарда интересного, загадочного;

что в продолжение предыдущего что: что если долго читать Левкина, то цзюани данного «Мениппея» даже нравятся, но если долго читать Дмитрия Бакина, то «Мениппей» начинает казаться бестолковым, претензициозным, глупо-вычурным;

что время неоднородно, в этом можно убедиться, глянув на постер календаря – одни дни там обозначены красными цифрами, другие чёрными;

что в мире существует только одно злое дело – преступление не быть татаровом;

что человек становится умнее или глупее в зависимости от того, куда прикладывает свой ум;

что дзен отличается от суфизма тем, что более бесчеловечен;

что человек дышит потому, что внутри у него пустота;

что мальчик, который крикнул: «А король-то голый!», обязательно вырастет эксгибиционистом;

что линолеум делают из пустых бутылок из-под кока-колы;

что не только язык, но и мудрость есть произвол и моя собственность;

что в схоластической системе мышления больше доверия к мысли выраженной туманно, чем к точным логическим построениям;

что основная трагедия человейника состоит в том, что реально улучшить его могут только Петруши Верховенские, а никак не князи Мышкины;

что лозунг «пролетарии всех стран, соединяйтесь!» ныне перебрался на знамёна ЛГБТ;

что слово всего лишь обозначение, обозначающее другое обозначение;

что для познания Неба надо всматриваться не в стёклышки телескопа, а в пар души, а его что-то не видно – пар души наблюдают только черти, орудующие при адовых сковородках;

что если не считать целью то к чему стремишься, то идти легче;

что Лже-Шпенглер, гештальт ему в ландшафт, видимо прав, когда утверждает, что вечно-свежая и вечно-трепещущая тема для литературы – история литературы, а все остальные темы суть скепсис, нигилизм и декаданс;

что если Бог умер, то почему не ставится вопрос о Его эксгумации?..

Впереди японского городового ждало дно, он будет в процессе гниения лежать там небольшими органическими бугорками.

Дно, если можно употребить тут такое небесное слово, было горизонтальным.

Дно было внизу.

Дно было бол

 

 

Цзюань 5. Здравая мысль.

 

Татаровы так долго мчались на лошадках без сёдел, что утратили репродуктивную функцию. Но пока не замечали.

Не дойдя сто километров до Господина Великого Новгорода, они вдруг осознали: детей им не видать.

Сперва озлобились, а потом заплакали и повернули назад. А в междуречье Волги и Оки они остановились и усыновили десять медвежат и пару барсучат. И стали жить народом.

В двадцатом веке из этого народа вышли великие мужи Л. Гумилёв-Равноапостольный и Н. Трубецкой и пошли хотя и сходными, но разными путями. Путь им, по гамбургскому счёту, освещала звезда Истмат.

В СССР (Священный Сад Стрёмных Рыцарей) услугами Гумилёва и Трубецкого пользовались широко, но не любили.

-По хорошему – на хер бы обоих! В сумме и на половинку Генона не тянут, – так говорили.

Часто, очень часто кажется, что эта мысль была здравой.

 

 

Цзюань 6. Татарин Петров.

 

Татарин Петров

зорко смотрит вперёд.

Мчится свирепо

его самолёт.

В дюзах бушует

огненный шквал.

Татарин Петров

крепко держит штурвал.

 

Бродит в лесу

сепаратный бандит,

который пока что

в тюрьме не сидит.

И самолёт,

и Родину-мать

этот бандит

очень хочет сломать.

Он поднимает

вверх пулемёт

и на крючок

с наслаждением жмёт.

 

Дрожь. Перебой.

Отвратительный визг.

Глохнет движок,

Петров падает вниз

камушком, камушком,

камушком…

Бац!

Всем всё понятно –

полный абзац.

 

Мрачное солнце

по небу бежит.

Татарин Петров

под берёзкой лежит.

Страшный,

словно главком ВВС*

смотрит Господь

на Петрова с небес.

………………………………………………………………………………………………….

*Для правильного понимания цзюаня следует уточнить, что ВВС в данном случае означает - Вещь В Себе в архаичной транскрипции (трактовка Локка). Иные расшифровки аббревиатуры ВВС лишают текст метафизический глубины, фактически превращая его в низкокачественную беллетристику. (Прим. М. Мамардашвили)

……………………………………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 7. О «Мухе».

 

У Иакинфа Бичурина в монографии «Занимательные истории земель Халхи» после рассказа о том, что последними, предсмертными словами Наума Эйтингона были – «передайте в «Огонёк», Коротичу, что ледоруб для Меркадера острил сержант Пополовец, татарин и пассивный эротоман… поэтому так не сразу всё получилось… через задний бампер…», описан действительно интересный случай. В Каракорумском дурдоме, расположенном на улице Душистых Роз аккурат между мыловарней и кожзаводом, напротив скотобойни, в одной из палат получали процедурно-медикаментозное лечение Пушкин*, Тютчев и Тесла. Поэты активно публиковались в местной стенгазете «Умный застенок», Тесла тоже мудрил что-то тихонько, но недовольны своим лекарственным расположением были все одинаково. Поэты, они тихие – болели в бумажки, а Теслу клинило аудио. Происходило так – подходит он, например, к врачу и говорит:

-Вы знаете, я пришёл к выводу, что первой радиолокационной станцией, РЛС, был Ричард Львиное Сердце, тоже РЛС.

Но врачи ушлые, они умели гасить, так сказать, обнажение лобных долей. Услышав подобный вопрос, врач в свою очередь спрашивал у Теслы:

-А вы знаете, Николя, что ОУНовцы – это буддисты?

-Нет, - отвечает Тесла. – А почему, доктор?

-Так ведь каждый буддист даёт обет не разглашать имён своего Отца, Учителя и Начальника. Тоже ОУН.

Тесла задумается, отойдёт в стороночку и со временем успокоится.

Однажды Тесла проговорился однопалатникам, что он продумал двухсекционное перемещающее устройство, работающее на смеси из сжиженной пассионарности и подмоченной туфты, на так называемом липездричестве**.

 

Как выходец из земель, пограничных с Трансильванией, но всё же интеллектуальный иноходец, я склоняюсь к мысли, что липездричество есть кровь татаровского народа, нагретая до 500 тамерланов, липездричество -квазижидкость с трансцендентальными силами, квазижидкость, которая -снисходит до согласия с законами природы и дружбы со мною.

Никола Тесла «Я и Творец»

 

Это двухсекционное устройство впоследствии приобрело известность как «Пароход современности». Это был переходной, промежуточный вариант между динамо-машиной постоянного тока и трёхфазным асинхронным электродвигателем.

Как «Пароход современности» работал? А так. Перемещаемый предмет закладывался впередатчик, там он хитрым образом раскладывался на атомы, далее эти атомы через нуль-переход эфира перебрасывались в приёмник, где и собирались до кучи в надлежащем порядке. Загорелось Пушкину и Тютчеву посредством парохода сбежать из дурдома, чтобы творить на вольных хлебах, надоело им писать с ватными тампонами в ноздрях. Подговорили санитара, он пронёс мимо охраны в палату необходимые материалы и детали и Тесла собрал машинку. Потом санитар вынес приёмник и установил его на свободе. Поэты забрались впередатчик***, и Тесла привёл его в действие. Пушкин и Тютчев с лёгким, приятным свистом были распылены на атомы и благополучно перенесены вместе с калькулятором, что совершенно случайно оказался у Тютчева в кармане. Но – маленькая неудача – вместо двух человек из приёмника выбрался один, некий гибрид Пушкина, Тютчева и счётного устройства. Три в одном, с кнопочкой «Сброс» на груди. Кнопка не работала. Один аккаунт, три пользователя, два активных, один пассивный (калькулятор). Получившийся экземпляр взял себе фамилию Несброшенный и как поэт был известен и славен по всей татаровской Ойкумене своими дивными стихами – правой рукой он писал консервативно, по Тютчеву, а левой либерально, по Пушкину. Если верить академику Бехтереву, то Пушкин помещался в правом полушарии Несброшенного, Тютчев в левом. Но Пушкин в Несброшенном доминировал – без его согласия Тютчев не мог написать не то что стишок, а и мелкую записочку вроде объяснительной за прогул. Но иногда случался кризис – Тютчев бунтовал, прорывался из своего полушария к Пушкину выяснять отношения и качать права. Тогда-то из-под пера Несброшенного и выходили причудливые в своей корявости стихи, даже вирши –эдакое эхо напевов бездны, тёмная и невнятная гармония. Рильке, твёрдо уверенный в том, что уродство есть та часть красоты, которая нам недоступна, писал: «Трудно в это поверить, но вероятно, Создания Света могут попадать в ад. Создаётся впечатление, что некоторые стихи Несброшенному надиктовала Муза, которую черти не то поджаривают на сковородке, не то окунают в чан с помоями». ****

Набоков в американском издании «Бесов», которое он комментировал, в примечаниях дал эту историю из Бичурина и предположил, что прототипом капитана Лебядкина в романе Достоевского был поэт Несброшенный.

Видимо кому-то из интеллектуалов Голливуда попалось на глаза это примечание, оно и послужило толчком для написания сценария интересного фильма-ужастика «Муха», ведь в виршах капитана Лебядкина эти крылатые насекомые так и мелькают, так и мелькают – басня «Таракан», и т. д., и т. п…

И ещё.

Цитируем Тынянова: «В 1829 г. Пушкин пишет эпиграмму «Собрание насекомых», где в тексте оставлены свободные места для имён. Имена представлялось угадывать; они были полуоткрыты метром: из характерных имен, приблизительно подходивших, в стих подставлялись те имена, которые по метру могли быть туда подставлены. Некоторые имена были угаданы и подставлены очень скоро как по характерным эпитетам, так и по метрическому месту, уделённому им. Таким бесспорными именами были Глинка (божия коровка), Каченовский (злой паук), Свиньин (российский жук); два же последних имени вызвали некоторые разногласия:

Вот *** чёрная мурашка.

Вот *** мелкая букашка».

Цитата взята из работы Ю. Н. Тынянова 1923 года «Пушкин о Тютчеве». Далее по тексту своей работы Юрий Николаевич убедительно доказывает, что под *** в первом стихе должен стоять Раич, а во втором Тютчев, на то время ученик Раича.

Согласитесь, от «Мурашки» и «Букашки» недалеко и до «Мухи», ведь сценаристы Голливуда в поисках лихого сюжета лопатят множества книг…

***********************

Никакое событие не кажется нам невероятным, если в нём замешан поэт. А если в событии замешано сразу два поэта, оно становится нереальным. Вторжение же технического гения в нереальное событие выводит это событие из-под юрисдикции разума.

…………………………………………………………………………………………………….

*Наш Поэт с Высочайшего разрешения Его Императорского Высочества, Которое проявило истинно отеческую заботливость, был помещён в лечебницу благолюбивым Алексеем Христофоровичем, любезнейшим графом Бенкендорфом, ибо Пушкин, проиграв в карты г. Огонь-Догановскому 25 тысяч рублей ассигнациями впал в грех чрезмерного потребления французских газово-веселящих напитков и вследствии оного потребления занедужил мозговой горячкой. Как-то: торговал в казну по непомерной цене бронзовый кумир императрицы ЕкатериныII, принадлежащий семье его невесты Н. Н. Гончаровой; писал на Высочайшее Имя прошения об отправке его с посольством Бичурина в Пекин; неоднократно и публично называл меня на китайский манёр Фан-Хи, а себя Фан-Хо; принялся сочинять сказочные небылицы, дескать я, переложив его чеканную бессюжетную публицистику презренной прозойdrive-suspense-action, ограбил его труд «Путешествие в Арзрум», заимствовав оттуда сцены для своего романа «Амурсана Самозванец» - посещение калмыцкой кибитки, разговор с князем Казбеком и etctc.etc… Отнюдь не «Северная Пчела» (ха-ха!), а тоже высокоширотный пушной зверёк, называемый латинами caput, а германцамиkaputt, подкрался незаметно – Пушкин, повторив судьбу несчастного Батюшкова, полностью, то есть в два полушария, сдулся. А как надувался! (Прим. Ф. Булгарина)

……………………………………………………………………………………………………..

**Липездричество впервые в Татарии получил Михаил (Мойше) Васильевич Ораниенбаум, сделав своевременные вытяжки из тела Георга Вильгельма Рихмана. (Данный случай экзистенции даже запечатлён на каком-то полотне, не помню художника.) М. В. Ораниенбаума и его работы после открытия феномена липездричества КГБ засекретило и заставило учёного изменить фамилию. Мойше Васильевич, человек со своеобразным юмором, взял себе псевдоним Ломоносов. Фамилия эта «говорящая». Состоит она из двух слов – русской аббревиатуры ЛОМО и греческого термина nostos(возвращение домой). Послание, в ней заключённое: знание о липездричестве нужно обязательно передать в родное Ленинградское Оптико-Механическое Объединение (ЛОМО), лидеру в татаровской ойкумене по разработке и производству промышленно-боевых лазеров и мазеров. И, понятно и естественно: «пацан сказал… и за базар ответил» = «Ломоносов» = «любопытной Варваре на базаре нос оторвали», есть выражение неизбывной тоски по здоровому обскурантизму естествоиспытателя, стоящего на огненно-плазменной черте в передовых рядах. Ибо чем занимается на этой самой черте учёный? Правильно, борется с незнанием. Но старая мудрость гласит: если долго борешься со своим врагом, то начинаешь пахнуть его потом. Отсюда вывод: подлинный учёный – всегда мракобес. (Прим. Л. Д. Ландау)

……………………………………………………………………………………………………….

***Цитата из «Физика прошлого и будущего», научно-популярной работы Мичио Каку: «В архаическом перемещаемом устройстве Теслы использовался кусочек Жёлтого Ботинка и черепки Сангрила. Кусочек Жёлтого Ботинка лежал в чашке Петри и светился яростным и прекрасным светом истинного липездричества – десятая, высшая шкала свечения по классификации Нивсказке Ниперома, смотреть на Священную Кожу без опаски потерять зрение и разум мог только слепой от рождения электросварщик, да и то только через маску. Свечение Жёлтого Ботинка системой сферических зеркал и линз, которые были сделаны из осколков Сангрила, фокусировалось на объекте, что подлежал перемещению.

Эдвард Мозес (EdwardMoses), один из директоров Ливерморской национальной лабораторииNIF имени Лоуренса, где военные разрабатывают водородные боеголовки, считает «Пароход современности» Теслы первым лазерным термоядерным реактором. Такой реактор есть в Ливерморской лаборатории, он занимает десятиэтажное здание размером с три футбольных поля, где 192 гигантских лазера направляют свои лучи в длинный туннель. Это крупнейшая лазерная система в мире, по мощности она превышает предыдущую в 60 раз. Пройдя по длинному туннелю, лазерные лучи попадают на систему зеркал, которые фокусируют их все на крошечной, размером с булавочную головку мишени из дейтрия и трития (два тяжёлых изотопа водорода). Невероятно, но лазерные лучи суммарной мощностью 500 трлн. ватт сходятся на крошечном шарике, едва видимом невооружённым глазом, и поджаривают его до температуры в 100 млн. градусов – намного горячее, чем в центре Солнца. За краткий миг в этом колоссальном импульсе выделяется энергия, которую выработали бы за этот промежуток времени полмиллиона атомных энергоблоков. Поверхность микроскопического шарика быстро испаряется, и ударная волна от этого микровзрыва сжимает шарик и запускает энергию синтеза».

……………………………………………………………………………………………………..

****Поджаривание на сковородке и окунание в чан пока не доказаны. Но профессор Б. Я. Владимирцов в своей работе «Надписи на скалах халхаского Цокту-Хайджи. Статья третья.» убедительно показал, что по крайней мере цзюани №4367 и №7899 данного корпуса написаны Несброшенным, когда на его Музу воздействовали техникой «камышовые клинья».

(Прим. Г. Семёнова)

…………………………………………………………………………………………………

 

 

Цзюань 8. Татарская басня про пшено.

 

Два воробья пшено клевали.

Один избытком ел, другой харчил немножко.

Недолго наши гастрономы пировали –

В картине появляется злодейка кошка.

 

Пры – жок!!

Ужо тебе, усатый зверь, ужо!

 

Гурман активный сгинул в мягких лапах.

Едок умеренный (он более вертлявый) уцелел.

На ветку сел, переизбытком чувств покакал

И о пропавшем друге песенку запел.

 

Продюсер музыкальный мимо проходил.

Его певец печали восхитил,

Он в шоу-бизнес птичку голосисту пригласил.

Теперь у воробья пшена немеряно –

Живёт он творчеством спокойно и уверенно.

 

Отсюда вывод: основной движок искусства - смерть,

Лишь опалённый холодом Небытия способен чудно петь.

 

 

Цзюань 9. Фенечка.

 

Один татар всё не мылся и не мылся, всё скакал и скакал, и как-то так незаметно для себя и окружающих сперва влип, а потом и врос в своё средство передвижения. Лошадиные бока засосали татарские ноги, упрятали под звериную шкуру. А позвоночник азиата сросся с позвоночником животного. Перпендикулярно.

Старшим татарам этот интересный симбиоз почему-то не понравился, и они изгнали его из своего племени.

Навечно.

Он ушёл к Будённому, там таких принимали.

В Первой Конной звали его Фенечкой, он был ласковый и игривый. Очень любил поэзию Тинякова и обожал фильмы Бергмана настолько, что со временем лицом стал схож с Максом фон Зюдоффом, актёром. Галстук, подражая Сартру, не носил. А от матрёшек, глупых игрушек, Фенечку просто тошнило – очень уж напоминали они ему построения гностиков. Прозу Юрия Коваля обожал, книги В. В. Малявина считал юмористическими. Фрейда ставил не высоко, а из Конфуция больше всего ценил вот это изречение:

Как низко пал я!

Третью ночь

Мне девушки не снятся.

Смешная деталь: Фенечка был уверен, что Ингмар Бергман и Ингрид Бергман это брат и сестра. Как для нас, европейцев, все татары на одно лицо, так и для азиатов европейцы неразличимы.

 

 

Цзюань 10. Облаянный Достоевским. («Из сборника «Говорящие крысы с

огненными глазами».)

 

Шёл крысюк упругим телом,
       чуть ли не плясал.
Шёл как птичка. Между делом
        карамель сосал.
Голохвост тот был сиротка,
        папы-мамы нет.
И всех родственников — фотка
         древних, давних лет.
Вдруг затявкала собачка.
         Голос — сильный, мерзкий.
Пёсик — дура, пёсик — бячка,
          кличка — Достоевский.
Неожиданным испугом
          вздрогнул сирота,
 Карамелька, сласть-подруга
           выпала из рта.
 Не найти уж ту конфетку —
            улетела в люк.
 Грустно… Лезть на табуретку
            шейкою в петлю?
 Нет! Сиротка был со стержнем —
           суицид отверг.

Лапкой он махнул небрежно,
           свет, мол, не померк.
 И продолжил ход. Не сладко.
           В горле — тугой ком.
А пути — ой-ой! — порядком.
           Солнце высоко.
Доброхоты, умны люди,
            утешали так:

— Эй, крысёныш! Дале будет
            хуже, мать разтак!..

Но сиротка шёл как ангел…
            Вы его видали?
Удивлялись вы небось,
            что он без медали?!

 

 

Цзюань 11. Появления.

 

Колумб, когда первый раз отбыл на поиски пути в Индию, через месяц плаванья обнаружил в трюме своей каравеллы тринадцать татаров, разнополых и безлошадных.

Зайцы!

Колумб, даром что католик, отнёсся к татарам хорошо – покормил и погладил по головкам. И даже разрешил дрелью просверлить в борту маленькую дырочку, чтобы бороться со скукой путём смотрением на волны.

За день до прибытия в Америку он осторожно, с помощью блоков отпустил татаров в океан и сказал:

-Плывите!

И махнул рукой в сторону запада – задал курс.

И татары поплыли, опережая экспедицию.

Они и встретили первооткрывателя на берегу – цветами и поклонами, песнями и подарками. Был и табак, как же без табака. Очень хорошо набитые трубки.

Снимали всё это действо на цветную плёнку.

Все были довольны.

Потом татары перебрались на Тихоокеанское побережье и основали Голливуд, фабрику грёз.

Это - самое здравое и вразумительное объяснение появления Голливуда из всех имеющихся в наличии.

Кстати, а чем занимались татаровы на каравелле Колумба? Татаровы развлекались, татаровы читали Ли Бо в переводе Гитовича, а именно «… и как подсолнечник стремится к свету, так и я тянусь…» и смеялись. Так же развлекались и почитывая Коплстона, его «Историю античной философии». Тоже смеялись. Особенно смешно о малых сократических школах, Евбулид, к примеру, просто комик. «Одно кукурузное зерно – не куча, два – не куча; с чего же начинается куча?»

 

 

Цзюань 12. Воспоминание о будущем, в развитии цзюаня 90.

 

Два молодца съели три огурца

И от такого питания отравились.

А к татарче три официальных лица,

Три ментовских фуражки явились.

 

Принялись задавать вопросы скользкие

И гнусно шутить про мерзлотные Магаданы.

А у самих пальцы с перстнями-кольцами

И бумажники почти как чемоданы.

 

Ой вы, гой еси, правозащитники!

Ой ты, мать твою, прокуратура!

Не выдерживают эти социальные институты критики,

Низка у татарчей юридическая культура!

 

Пришлось нашему татару давать взятку –

Двести баксов каждой фуражке…

А всё таки хорошо, что яйца не всмятку,

Что не с кровью идут какашки…

 

 

Цзюань 13. «Пальцы веером».

 

Сучандре, царю мифической Шамбалы в период расцвета её государственности татаровское предание приписывает пять высокомудрых изречений. В среде теософов они более известны как «Пальцы веером».

 

1.      Перстень на большом. Вопрос: что такое картезианство? Отвечаем. Ветхий Завет христианства есть 6666кратный циклически замкнутый и искусственно прерванный круговорот переводов с татаровского на иврит буддийской молитвы «Ом мани падме хум», осуществлённый психоаналитиком средней руки, лингвистом самоучкой. Новый Завет – аналогичный перевод той же молитвы, тем же переводчиком, но с татаровского на койне. Соединение Ветхого и Нового Завета в одной книге и есть картезианство, т. е. отрицание Высшего Принципа.

2.      Перстень на указательном. Вопрошаем: Кого можно назвать самым достойным историком России? Даём ответ: Самым достойным историком России можно назвать дьяка Записного приказа Тимофея Кудрявцева, которому надлежало написать историю царствования от Фёдора Ивановича до Алексея Михайловича. Сей дьяк начал собирать материал, но ничего не написав, умер от запойной тоски, вызванной нежеланием ворошить и румянить-причёсывать мертвецов. Записной приказ, специально созданный чтобы записывать историю, был расформирован.

3.      Перстень на среднем. Квинтэссенцией антисемитизма есть фраза: все антисемиты похожи на слуг, злословящих о своих хозяевах.

4.      Перстень на безымянном. Логика есть яркий пример человеконенавистничества, философия (фетишизация бумаготворчества, старческие игрища) есть преступление, совершённое бандой интеллектуалов по стихийному сговору. Извращённое, языком, групповое изнасилование Бытия.

5.      Перстень на мизинце. Мир представляет из себя анальный чих Пуруши, кислобздей чревовещания, бесконечно переводимый с языка ангелов на язык демонов, и обратно с языка демонов на язык ангелов. Оба языка не существуют, ангелы и демоны – телепаты.

 

По хамски красивые словесные завитушки, способствующие захламлению мозгов. Недаром у этого царя такое неблагозвучное в татаровской транскрипции имя – Сучандра.

 

 

Цзюань 14. Набосунога.*

 

Танки и тапки

Татары движки заглушили,

вылезли на броню.

Подумали и решили:

сегодня быть банному дню.

 

Они сапоги свои сняли,

хебешку сняли свою.

С мылом в руках зашагали

в тапках-вьетнамках к ручью.

 

Потные, прокопчённые.

В носу отверстиячёрные.

 

Вдруг из укромной лощины

выскочил русский отряд.

С оружием злые мужчины

пленили младых татарчат.

 

Плечами друг друга касаясь,

с горькой печалью в очах,

о камушки спотыкаясь,

мечтая о кирзачах

татары бредут, словно тени –

утерянное поколение.

 

Всё дальше родимые танки.

Путь в плен – утомительный труд.

Порвутся, спадут скоро тапки,

очень скоро вьетнамки спадут...

…………………………………………………………………………………………….

*Набосунога, это сокращённое от «В Сибирь на босу ногу», так называется

эстонский танец в стиле техно на мелодию «Танки и тапки». «Танки и тапки»

-шуточное стихотворение, сочинённое К. Симоновым и маршалом Коневым 8

мая 1945года. Упоминается и в цзюане № 23, там более подробно.

…………………………………………………………………………………………

 

 

Цзюань 15. Без жёлтых ботинок.

 

На хуторе он не жил и бабочек не ловил и, понятно, – жёлтых ботинок в гардеробе не держал.

Он был мощный и умный татар и поэтому лежал (без ботинок) – не находилось дела по размерам. Занимался неприкаянным знанием и выбраковкой устаревших практик, направленных на удовлетворение исключительно первичных нужд. Время он цедил, мучался пролежнями. Кушать ему приносили почитатели, а испражняться он откатывался самостоятельно в три переворота.

Дождь-ветер смывал-сдувал в овраг.

Однажды он увидел как на небе три крупных стервозных облака, серых и грозных, гонятся за маленьким, белым и пушистым.

Сожрать хотят, подумал он и закрыл глаза. А когда открыл – маленького и белого уже не было.

Он заплакал, потом заснул.

А когда проснулся, достал блокнот и записал мысли, наработанные во сне.

……………………………………………………………………….

Только сабля может заполнить пустоту (непонимание) между человеком и человеком. Чем сильнее удар сабли, тем глубже понимание

Как много в Церкви от сутенёрства

«Живое», эвфемизм для «больное»

Розанову, когда он умирал, было видение: триста спартанцев, пробившись через персиян и время, стали ядром партии большевиков. Но Розанов не успел записать это видение на какую-нибудь бумажку – умер

Хороший психоаналитик выходит только из семьи скотоводов

Я сегодня до зари встану.

Посмотрю в окно, и дрожь меня проймёт:

Из пещер и дебрей Индостана

Вновь Ленка Блаватская ползёт.

 

Гусей крикливый караван

Звучит тревожно, словно зуммер.

Я не люблю диван! –

Христос на нём не умер

Любовь величественна как пирамида, пирамида МММ (Монах, Мясник и Мастурбатор). Перестановка М в аббревиатуре МММ не что иное, как эволюция Вечности

Пацифисту

Товарищ, ты не варишь.

Товарищ, ты тупишь

От огней пожарищ

Всем большой бакшиш.

Поэты любят ночь потому, что ночью Солнце под ногами

Из всех инопланетян самые противные – соседи сверху

Говорят (злопыхатели?), что предсмертные слова Фёдора Ивановича Тютчева были такие: взяли ли наши Хиву? Каково различие между молодым поэтом Тютчевым и старым поэтом Тютчевым? Молодой Тютчев читал газету и видел там Космос. Тютчев в возрасте смотрел на звёздное небо и думал о политике.

Возможна ли критика Гомера? Нет. Его никто не читает. Но последователи и толкователи у Гомера есть. Самый известный – Паниковский. Паниковский утверждал, что Гомер был русофоб, Гомер якобы ехидничал: 50 миллионов человек – империя Николая, но русский там всего один – маркиз Астольф де Кюстин. Да и то проездом

От чтения умных книг не становишься умнее, просто начинает казаться, что вокруг много дураков

Умеющему слушать, но не слышащему, жить легко

Константин Петрович Победоносцев, КПП (Контрольно-Пропускной Пункт) – хорошее имя для выдающегося консерватора… Если на одну чашу весов положить всю русскую литературу 19 века, а на другую перевод на русский «Подражание Христу» Фомы Кемпийского, выполненный Победоносцевым в 1898 году, то, думаю, перевод Победоносцева перевесит…

О святом Петре Люксембургском, законнорожденном сыне графа Люксембургского, епископе города Меца в семнадцать лет.

«Это был тщедушный, болезненный юноша, нёсший бремя своего высокого сана, окружённый безмерной роскошью и высокомерием, которыми отличалась жизнь при дворе герцогов Беррийского и Бургундского; сам же – неприглядный, покрытый грязью и паразитами, неизменно занятый своими мелкими, ничтожными прегрешениями. Сама исповедь превратилась для него в тягостную привычку. Каждый день он записывал свои грехи на листочке бумаги; если же, находясь в пути, он не мог этого сделать, то, вернувшись, часами просиживал он за этим занятием. Можно было видеть, как по ночам он пишет или читает при свече свои маленькие листочки. Иной раз он встаёт среди ночи, чтобы исповедоваться одному из своих капелланов. Бывало и так, что он тщетно стучался к ним: они прикидывались глухими. Когда же он всё-таки находил себе слушателя, он зачитывал ему свои грехи, записанные на бумажках. Если прежде это случалось не чаще двух-трёх раз в неделю, то в последнее время происходило дважды в течение суток; исповедник уж не мог отойти от него. И когда он наконец испустил дух от чахотки, высказав желание, чтобы его похоронили как бедняка, был обнаружен полный ларец записочек с нацарапанными на них, день за днём, грехами этой убогой жизни.»………………………………..

Связать с В. В. Розановым, с «Опавшими листьями», развернуть мыслю? … да кому оно надо... можно ли считать Розанова специалистом в вопросах пола, если о эксгибиционизме Руссо он узнал не из «Исповеди», а из «Подростка» Достоевского?

Китайская мудрость: если что-то делали и оставили незавершённым, то создаётся впечатление, что жизнь штука долгая и счастливая, незавершённое будит мысль, ибо завершённое объясняется само из себя, а незавершённое требует разгадки…

Пифагор, зоркий, заметил, что арифметика есть обман человеков, ибо она мир, сформированный расположением чисел, подменяет миром, сформированным расположением цифр

Конечная точка секулярного пути от религиозного экстаза до оргазма - Фрейд

Библия врёт. Пять дней Бог работал в поте лица – творил Ад. Шестой день, перед отдыхом, Бог приводил себя в порядок - мылся. После помывки осталась некая ерунденция – грязная вода, обмылок и мочалка. Из этого добра деятели Ада Вселенную и сотворили: из грязной воды – пространство, из обмылка – время, из мочалки – материю

Николай Первый, хороший военный строитель, очень любил фортификационное дело, был попечителем и куратором Главного инженерного училища – кузницы военно-инженерных кадров Империи. Николай просматривал все дипломные работы выпускников училища. В архиве Зимнего дворца сохранилась одна работа выпускника инженерного училища 1843 г. (чертёж крепости), на которой император самолично начертал: «Какой дурак сиё намалевал!? В крепости нет ворот!» Действительно, молодой инженер не предусмотрел в крепости входа-выхода.

Звали этого горе-специалиста – Фёдор Михайлович Достоевский…

Уже и изменив инженерному делу со словесностью, превратившись в матёрого писателя, так ничему и научившись, Фёдор Михайлович всё продолжал конструировать в том же духе – все его знаменитые романы безвыходные.

Райкин как-то после пятисот грамм рассказал, что в приёмной Лаврентия Павловича 1 апреля 39 года сидели два гнусных типа: польский шпион Дунайский и румынский шпион Привисленский. Опознавали всех подряд

Звёзды

Времена, как и дела, предельно скорые.

Через пару галактических минут

к нам приедут навсегда народы бодрые -

в путь нам сытных булок напекут

и укажут на широкую дорогу.

До свиданья! Пламенный привет!

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу.

Бесконечно жаль, что Бога нет.

 

Вдоль дороги - девственные пашни.

Рядом, в трубах, синий газ плывёт.

Изредка с высокой Спасской башни

муэдзин глумливо пропоёт.

Яркие, весёлые, красивые,

всё прозревшие – и Небо, и Тартар

светят в спину нам поп-звёзды негасимые –

Сиоран, Генон и Бодрийар

….

 

Сталин как-то сказал Образцову: Ошибаетесь, не кукольник, а кукловод лучшая профессия в мире

«Человечество обязательно придёт к демократии для того, чтобы отдышаться от чтения умных книг. А как отдышится – с энтузиазмом займётся выращиванием новой аристократии», - сказал Максим Галкин Алле Борисовне, когда они занимались сбором колорадского жука

Гинеколог, начитавшийся александрийского гнозиса, подвержен опасности влюбиться в одну из своих пациенток

Глобализация – это когда рожа от счастья треснет

Щупает

 

Татарин свёрнутым ковром

Лежит в корявых травах.

Змеится рана по лицу

И мухи копошатся здраво.

А конь тревожно сунул лапку

В нору, что пробуравил суслик.

Вращает конь копытом меж корней,

Хозяина нащупать хочет.

Но ад не там.

И конь грустит и думает о том.

Что папуасы Кука ели зря –

Глобализации процесс не прекратился

Безъязыкому легче дышится

Понимание того, что голову требуется держать в чистоте, приходит только после того, как основательно эту бедную головушку захламишь различным интеллектуальным мусором. Десятилетиями всяческую дрянь тащишь в голову. И ведь что самое противное: никак невозможно от этого интеллектуального хлама избавиться – всё перебираешь, сортируешь его… тьфу!

Мысли, из которых можно сделать практические выводы, всегда ложны

Человек испытывает отвращение к насекомым потому, что бессознательно чувствует свою близость к ним

Сохраниться во времени, обрасти комментариями, можно только став отвратительным, невнятным и непонятным

Зачем что-то доказывать, когда можно просто зарезать? – мысль очень оккамовская

Гегельянство

Убийцу посади в тюрьму –

Он там всех в карты обыграет.

Жизнь движется благодаря тому,

Что умирает

Проза без сладости книжной есть пустая дерзость

В жизни только один выбор: или быть успешным, или чего-то достичь

….

Если бы на Земле существовала гора, взобравшись на которую можно было бы доплюнуть до звёзд, то к этой горе со всех сторон толпами шли бы и шли люди… Что же скрывается в глубинах Вашего подсознания, альпинисты!?

Какие стихи пишет влюблённый дерматолог? А такие:

Стонет, плачет сизый голубок, -

У него меж пальчиков грибок

Якубовский утверждал, что Тынянов начал заниматься в молодости началом девятнадцатого века только потому, что в «Биржевых ведомостях» прочитал - Аракчеев оставил завещание, в котором помимо прочих были и такие пункты:

« Х) Я, нижеподписавшийся генерал артиллерии, граф Алексей Андреевич Аракчеев, который будет ценить до могилы незабываемые достижения и добрые дела императора всея Руси Александра Павловича, уважение и почитание моё к которому не знает границ и который оказал мне честь своим высочайшим доверием, в 1833 г. кладу на депозит в Государственном банке 50 000 рублей, чтобы эта сумма осталась там на 93 года неприкосновенной, с процентами и без извлечения пенни.

У) Эта сумма будет пожалована русскому писателю, который в 100-летие со дня смерти прославленного императора, т. е. к 1925 г., напишет на русском языке лучшую историю царствования императора всея Руси Александра – полнейшую, правдивейшую и изящнейшую по стилю.»

Два миллиона рублей.

Это – зависть. Тынянов – наиболее известный из ОПОЯЗовцев, Якубовский – самый незаметный

ЧП, что это?.. Чувство Прекрасного или Чистые Помыслы?..

 

Писатели, которые пишут о том, что думают, глупее тех, которые пишут о том, что выдумывают. Но первые честнее

С точки зрения тандема Фрейд-Шпенглер, что символизирует Пизанская башня?

Дорога в космос была такой крутой, что карабкающийся в небо видел каблуки ботинок впереди идущего, царапины на лице Ю. Гагарина - от когтей задних лап Стрелки и Белки.

Основной вопрос философии: что первично, смерть или тление

Наивный уверен, что идея продумывается, а после записывается. Но всё по другому. Мыслитель лишь комбинирует слова, а затем смотрит: не сложится ли какая комбинация в идею. Кому открылось, что Разум и Метод синонимы, Мысль изречённая видится плодом любви Словоблудия и Случая, Истина представляется осадком Хаоса. Дело уже зашло так далеко, что любая комбинация не только слов, но и букв (знаков) считается идеей. В свете вышеизложенного есть смысл поставить задачу Борхесу переписать «Вавилонскую библиотеку», чтобы из детской литературы вернуть этот текст в круг чтения интеллектуалов

1.

Я рыл могилку, я бросал

Тудысь окурки, спички, слёзы.

А как закончил, то сказал:

«Гроб лучше делать из берёзы».

 

2.

Могильный холмик мне напоминает

Живот беременной.

Из этого мысль плавно вытекает –

Всё – суета, всё - призрачно, всё – временно.

 

3.

Бреду между крестов могилкам улыбаясь –

Закаменело, значит, естество.

Чем ближе к старости, тем больше убеждаюсь,

Что немочи и святость – тождество

….

Эмиль Мишель Сиоран (Чоран) это какая-то неудачная реинкарнация кардинала Ришелье. Чоран тот же кардинал, но за вычетом властолюбия и энергии. Основообразующее в Чоране – ревматические боли в суставах (наверняка синдром Рейтера), бессонница и некая «сопливая хрустальность» - определение Бодрийра. (Сестра Ришелье, Николь дю Плесси, страдала тяжёлым психическим расстройством: ей казалось, что она состоит из хрусталя. Николь боялась «разбиться», и потому стоило большого труда заставить её присесть или лечь спать)

…………………………………………………………………..

 

Записав сии силлогизмы, он опять заснул. Утром проснулся – нет блокнота.

О том, что исчезли записи, он никому не сообщил, бесполезно – милиции ещё не существовало даже в зачатке, а в прокуратуре сидели циники - сплошь бывшие воры, которые проявляли интерес только к поимкам сексуальных маньяков, так как порнографических журналов и порносайтов тоже не было.

Сурово.

Это его обокрали семиты, которые откуда-то ехали на Русь, чтобы стать древнерусскими евреями, чтобы выполнить сквозную метаисторическую функцию - написать «Слово о полку Игоревым» (социальный заказ).

Какая у него была фамилия? Имя-отчество? Бог его знает. То ли Теодор Артурович Изенбек, то ли Юрий Петрович Миролюбов. А может просто – С. Я. Парамонов.

 

 

Цзюань 16. 9 Мая.

 

Победили потому что в смотровые щели татаровских танков бутылки с зажигательной смесью русские люди кидали не абы как и спустя рукава, а по православному. Ведь как думали они, фашисты немецкие? А так: «Если Бог есть сверхразум, то должны же быть у Него какие-то свои религиозные представления, должен же наш Бог верить в какого-то своего Бога? То есть: существует Бог для Бога, наш Бог не Абсолют. Получается, что если существует Абсолют, то он априори является атеистом, - для Абсолюта Бога нет». Фашисты от таких рассуждений запутались-задумались и смотрели в смотровые щели через умные слёзы. А мы им – бутылки. И победили.

 

 

Цзюань 17. Пацюк в каске. (Из книжечки «Говорящие крысы»).          

Из титана сшил покрышку

Пацюшок. Её одев

Он помчал в войска вприпрыжку,

Мордобоя захотев.

Возле штаба гарнизона

Он воскликнул: Оба-на!

И ударил в лоб с разгона

Генерала-кабана.

Генерал тот обозлился

Пушку взял и пацюшку

Ствол нацелил прямо в рыльце

И сказал: Ку-ку!

Пацюшок заржал, как лошадь -

Мол, стреляй, давай-ка!

Я же в касочке хорошей,

Я ж неубивайка!

Бухнул генерал из пушки, -

Глядь, а пацюшок-халдей

Цел от пяток до макушки -

Не пораненный нигде.

И ногами пляшет вальсы,

Складывает в дулю пальцы,

И трясёт мудями он,

Словно древний Аполлон.

Ой, как стыдно!

Ой, обидно!

И заплакал генерал,

И пошёл в отставку.

По дороге потерял

Допуск-пропуск в Ставку.

Гарнизон без руководства

Сдулся, как чиряк.

Ныне там печаль-сиротство –

Хлам, бурьян, червяк…

 

С той поры живём мы в мире

Много-много лет.

В каждой правильной квартире

Поцюшка висит портрет

На гвозде, на золотом

С улыбающимся ртом…

 

 

Цзюань 18. Штурм Неба.

 

Татары поймали Константина Эдуардовича Циолковского, привязали к дереву – хотели помучит и убить, получить несказанное удовольствие. Но что-то разговорились с жертвой и оставили первоначальные намерения нереализованными. Долго общались (гедонизм плавно сменился интеллектуализмом), а потом развязали и отпустили с извинениями. Говорили так:

-Простите, мы сразу не поняли, что Вы наш, что Вы признанный субъект.

Затем татары достали большую лестницу, приставили её к облаку и полезли на Небо, чтобы там выкорчёвывать и отдирать. А ещё на Небе (повышенная радиация, есть возможность мутировать в лучи света) они хотели стать фотонами и ринуться по Вселенной, чтобы когда-нибудь уткнуться в гору хлеба, жиреть в счастье и плодиться во множестве штучном.

Но вдруг промчался по Небу на своей колеснице Илья-пророк, облако затряслось, лестница упала и татары как спелые сливы посыпались на землю.

Штурм Неба (модернизм) оказался невозможен по причине отсутствия так называемого Неба (постмодерн). Ведь если по Небу ездит колесница, то оно не Небо, а Твердь. Не так ли?

Долго татары искали Константина Эдуардовича, чтобы объясниться, но того и след простыл, он был хоть и глухой, но ушлый, огородами, огородами ушёл на Байконур. Это исторический факт.

А ещё татары про Циолковского говорили:

- Когда палец, указывающий на Луну, путают с Луной, это комично.

Всё это глупости. Со времён легендарных правителей древности Яо и Шуня известно, что Небо – круглое, а Земля – квадратная. Полёты в космос на аппаратах тяжелее воздуха, то есть попытка поставить знак тождества между Небом и Землёй есть не что иное, как квадратура круга с помощью циркуля и линейки. Задача, как известно, неразрешимая.

А ещё Циолковский крутил на самодельной центрифуге (заднее колесо велосипеда, положенного на бок) цыплёнка, мышку и таракана. Цыплёнок смежил очи уже при перегрузке в 5g, мышка выдержала перегрузку в 16g. Таракан же и при 300g не потерял бодрости.

Циолковский сделал вывод, что лучший земной организм для освоения Космоса – это таракан.

 

 

Цзюань 19. Восемь чаш.*

 

Если только можно, авва отче,

Чашу эту мимо пронеси.

Б. Пастернак

 

Татары скакали по лесу

Преследуя быстрого лося.

(То есть не без интересу.)

Татар было восемь.

А лось был красив. Единичный.

Мясистый и гладкий. С рогами.

Бежал он к движенью привычный

И царственно дрыгал ногами.

И дятел в сосну глухо стукал,

И солнца шар чёрный катился,

И филин безжалостно ухал,

И гнус сатанински клубился…

 

А ночью поганые жрали

Обильно, в полную сласть.

И чаши с вином поднимали

За тоталитарную власть.

……………………………………………………………………………………………………..

*Отталкиваясь от эпиграфа можно предположить, что цзюань «Восемь чаш» представляет из себя обычную гамлетятину, разливочно и на вынос, или, по-русски выражаясь, данный цзюань есть всем набившее оскомину тубиорноттубиканье, сиречь размеренное соплежуйство. Но с точки зрения винегретного богословия цзюань «Восемь чаш» следует рассматривать как рифмованный теогибрид: христианский Сангрил (Святой Грааль) есть ведь по сути дела Чаша, хоть Чаша и с большой буквы, а восемь Сангрилов явно отсылают наше религиозное сознание к Восьмеричному Пути Махаяны (Буддизм). И ещё. Что пожирают татаровы в цзюане «Восемь чаш»? Вареную лосятину. («Лось», он же «конь в пальто», он же «лошадь с педалями»). Вареная лосятина (конина) по татаровски «махан» А «махан» и «махаяна», согласитесь, созвучные слова. Вроде как варварская аллитерация, корявый намёк какой-то.

В спекулятивно-публицистическом же разрезе «Восемь чаш» есть поэтическая карикатура (иллюстрация) к известному докладу под названием «Вещь» члена НСДАП с двенадцатилетним стажем Хайдеггера, где тевтонский мыслитель, разбирая проблему вещи на примере чаши, предлагает всякому, кто захочет включиться в процесс возврата к самим вещам, задуматься над тем, что же есть такое «чашечность чаши», по возможности забыв обо всём, что известно из философии и отбросив всякий культурный хлам (лосиные рога, копыта и потроха). (Неплохой анализ текста «Вещи» дан в работе Н. В. Мотрошиловой «Драма жизни, идей и грехопадений Мартина Хайдеггера». Квинтэссенция: Философский альманах, 1991. – М.: Политиздат, 1992.)

Р.S.

Или: вся эта лосиная эпопея есть пародия, издёвка на «прыжок из царство необходимости в царство свободы»?..**

……………………………………………………………………………………………………..

**Отметим, что тудасюдайный, стандартно-рутинный перевод с татаровского на русский (666 раз, так называемые «многия поганые токования») превращает «Восемь чаш» в такое хокку:

Лось и лосось

Кричат людям:SOS!

- SOS! -кричат лось и лосось.

……………………………………………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 20. Месторождение или мудрость переправы на другой берег.

 

Когда татары валили на Русь, то через Итиль они переправлялись игрой «CallofDuty».

Переправа под Сталинградом.

Руси невероятно повезло, множество степняков бездарно погибло на этой водной переправе из-за элементарной геймеровской нерасторопности – при налёте «Мессеров» на баржу не все татары вовремя жали на клаве кнопку с функцией «присесть».

Пулемёты питомцев Геринга рвали беззащитных бойцов в клочья.

Итиль вынес трупы в Каспий, а морские течения доставили их к Апшеронскому полуострову. Там они осели на дно и без доступа кислорода за несколько веков заквасились в жидкую чёрную субстанцию, образовав месторождение нефти.

 

 

Цзюань21. Шапокляк в дымном костре. (Стишок из книжечки «Говорящие

крысы с огненными глазами».)

 

Пацюк, порвав речную гладь,
      нырнул на дно винтом.
Глядит: итить ядрёна мать! —
      стоит собачий дом.
И в будке той Муму живёт —
      трюмо, комод, кровать.
И пацюшка Муму зовёт
      к себе погостевать.

Не очи — блюдца, тело — пух,
      прикид — сплошной гламур.
Французского парфюма дух
      намёком на лямур.
И, развернувши киль плеча,
      пацюк взял курс к Муму.
(Когда кровь дюже горяча,
      понятно — без уму.)
Вот цель пацюк почти достиг,
       красавицу — в кровать.
Но тут из тины вылез тип,
       пловца за яйца хвать!
Кто это выразил упрёк?
       Какого, чёрт, рожна?
Зло обернулся наш зверёк —
    Тургенев… Вот те на!
В лице — оскал. Где бакенбард —
        там склизкий жабр рыбца.
В глазницах — тысяча петард
       и лампадрицаца.

Наверх! на свет! На полный мах
      рванулся пацюшок.
Остался с плавками в руках
      Тургенев старичок…
                                 ..……..
Немало лет прошло с тех пор.
      Пацюкнемолодой.
И если пьяный разговор
     свернёт на Мир Иной,

Пацюк задёргается весь
     и, брызгая слюной,

Кричит: — Русалки, они есть!
    как есть и водяной!..
Ребята стихнут. До утра
   сосут пивко из фляг.

И мечется в дыму костра
   принцесса Шапокляк.   

 

 

Цзюань 22.Трагедия Татарского Искусства

 

Оно было суховатым и незамысловатым (скромные завитушки), но делало телодвижения. Преимущественно нижними конечностями, то есть шло себе, шло и шло.

Художников, поэтов и мыслителей в свите Татарского Искусства было мало.

Эта малость сидела у Татарского Искусства на хвосте и была ужасающе безграмотна – чтила только структуралистов (Барт, Лакан, Деррида, Фуко), считая всех остальных штопаными гондонами. Ещё она была противоречива: книги Керуака, Буковски и Бротигана зачитывала до дыр, но потом выдирала из них страницы и подтиралась. Так она боролась с глобализмом (в списке ста самых переводимых авторов сорок американцев) - восполняя довольно-таки ограниченный перечень гносеологических подтирок Рабле.

(Полуостров Мангышлак особенно обильно усеян обрывками из «Грёз о Вавилоне». Читатель, знакомый с русскоязычной прозой Тараса Шевченко*, без труда обнаружит в ней явное влияние творчества Ричарда Бротигана - империя Николая в изображении гения украинского народа неотличима от Вавилона бротигановского героя Сыща.)

А Татарское Искусство вертело шеей, смотрело по сторонам не без зоркости – искало новые пути.

И вдруг видит оно – указатель со стрелочкой. На стрелочке надпись – Глухой Тупик.

О! – подумало Татарское Искусство, - Глухой? Что значит Глухой? Разве может быть тупик глухим? У него ведь нет слуховых дырок. Интересная нелогичность.

Подумало так Татарское Искусство, да и издохло. Издохло просто так, без видимой причины. А на труп набрёл некто Беккет, житель Зелёного Острова, подобрал и соорудил коммерческое чучелко. Тем таксодермизмом и прославился.

……………………………………………………………………………………………

*Настоящая фамилия Тараса Григорьевича – Гоминьдан. Псевдоним «Шевченко» лукавый еврей из Смелы, дядя Сунь Ятсена и Чан Кайши, взял себе в честь великого украинского футболиста. Дело понятное – бренд «Шевченко» раскрученный, т. е. хлебный. (Прим. И. Шафаревича.)**

……………………………………………………………………………………….

**Не совсем верно, антисемитские бредни. Корни Т. Г. Шевченко уходятв хазарский этнос. Генерал-лейтенант Бранденбург, в конце 19 века производя раскопки курганов, так называемых «могил» в Поросье, выяснил, что это территория Чёрных Клобуков (союз разношёрстных степных племён – берендеи, тороки, печенеги и, в основном, хазары). А деревня Моринцы, родина Т. Г. Шевченко, расположена аккурат в южном Поросье. Сказка же о том, что настоящая фамилия Шевченко Гоминьдан, видимо идёт от привычки Тараса Григорьевича часто повторять крылатое выражение Гегеля – «Все мы гоминиды». Как и всякий передовой человек первой половины 19 века, Тарас Григорьевич не избежал поражения гегельянством.

………………………………………………………………………………………………

 

 

Цзюань 23. Рассказ о духе деревни Халхин-гол.

 

 

Второй государь наш из дома Пржевальских, проведя индустриализацию и коллективизацию, расслабился, стал предполагать, что дело социализма в стране практически победило, стал небрежно относиться к жертвоприношениям и прогнал с глаз своих верных помощников, лихих бояр Ягоду и Ежова, которые от такой немилости заскучали сильно, и вскоре через их тела потекли подпочвенные воды. С внутренней контрой бороться стало некому. Резкое снижение количества арестов создало у нашего народа ощущение, что жизнь прерывиста и бессистемна, и он потерял опору под ногами. И император татар Адольф*, учуяв внутри нашей страны шаткость, замыслил двинуть на нас войною.

Известно: ось «Токио-Берлин» была полой, там циркулировала энергия ци. Эта энергия, помимо прочего, обладала свойствами линзы – приближала предметы. Рихард Зоркий как-то глянул в отверстие оси со стороны Японии и увидел-услышал: император Германии путём торжественного движения удалился в музейный блиндаж первой Мировой с губной гармоникой и напел агрессивные стихи:

 

Директива №21

Дойчланд зольдатен, унтер-официрен,

Зондер команден нихт капитулирен.

Я, я. Я, я.

С ходу взяли город Брест,

Город весь прошли

И на главной улице название прочли.

А название такое,

Прямо скажем, боевое -

Минская улица за город нас ведёт,

Минскаяулица drang nach Osten, Sturm und Drang…

 

Отложив гармонику император Адольф покинул блиндаж, вышел в сад и занялся гаданием по Ницше, - закрыв глаза и вытянув вперёд руки, он пошёл осторожно вперёд. Наткнувшись на яблоню, император открыл глаза и нарвал яблок, до которых смог дотянуться. Яблок оказалось 22. Император съел их. Через некоторое время наступил метеоризм, газы изошли шесть раз. Затем император взял шесть раз по 22 монеты, то есть сто тридцать две, и, высоко подкинув, бросил это множество на песчаную почву. 49 монет упали «решкой», 42 «орлом», а 41 упали «рубой», - воткнулись в песок. So ging die Reihenfolge**.

Всё это увидел Адольф.

Зоркий это тоже увидел, быстро записал и передал в Кремль три ряда цифр – 22.6.41; 22.6.42 и 22.6.49***. Но - увы! увы! – в Москве первой комбинации не поверили, а сочли более вероятной вторую****. Отсюда истекло множество бед.

Государь, узнав о милитаристском пении и гадании императора Адольфа, собрал ЦК, подцекушных и оппозиционных мудрецов и пророков - подумать сообща, как бы отразить напасть. Один мудрец и прорицатель фамилией Вавилов почтительно предложил:

-А отчего бы ни вознести молитву Царю Генетиков товарищу Трофиму, чтобы он привёл на помощь железные растения Цвяк и Бряк?

Другой же мудрец и прорицатель фамилией Мандельштам сказал:

Уведи меня в ночь, где течёт Енисей

И сосна до звезды достаёт…

Государь внял их словам и без промедления велел сварить Вавилова и Мандельштама в крутом кипятке до полного отделения мяса от кости. На том бульоне замесили цементный раствор, с помощью которого поставили под Туруханском алтарь в честь царя Генетиков. Пржевальский возложил на него кадмий, ртуть, лимоны, тончайший брезент и три дня молился, куря моршанскую махру и ритмично постукивая берцовой костью Мандельштама в череп Вавилова.

Вдруг занялось зарево, загомонило в лесотундре за Енисеем, и из болотистой земли попёрла чёрная редька. За ней, чмокая, вырывались пузыри газа метана. Через несколько минут редька стала величиною с Мавзолей, а ботва овоща на морозном ветру хрустела вкусно и чрезвычайно грозно*****. Метан же рассосался в атмосфере безвредно. А сбоку у редьки открылась аккуратная дверца и все увидели мужчину средних лет с гипсовым бюстом бога Мичурина под мышкой.

Люди сразу осознали - этот человек редьки не простой и тотчас доложили о горьком чуде государю. Государь вышел к редькожителю самоличными ножками, прижимая правую ладонь к груди. Человека редьки усадили на громоздкое существо, на любимую лошадь Пржевальского - Будённого и доставили в храм.

Гость отказался от мясной и рыбной пищи - откушал только кедровых орешков. Питьём же избрал нарзан с пузырями, что свидетельствовало о его благородном происхождении. Гость хранил молчание и серьёзность, хотя рассмешить его вызвали трёх уморительных артистов - Паукера, Райкина и Чиркова. Отсутствие из гостя слов и смеха внушало уважение. Государь задал вопрос:

-Слыхали мы, что полчища Запада скоро нагрянут сюда. Ведь вы мудры и учёны, скажите, одержим ли мы верх или будем разбиты?

Но редькожитель продолжал молчать, и только вежливо сплёвывал кедровую шелуху в лицо Иосифу Виссарионовичу. Тут государь догадался, что подходит к делу слишком прямолинейно, достал из кармана галифе школьный глобус на подставке, придвинул его к человеку редьки, крутанул по оси и спросил:

-Скажите, почтенный, ведь метеориты падают на Землю из космоса сверху по безжизненной вертикали? Ведь так?

Человек редьки кивнул головою.

Ободрённый государь продолжил:

-Но если это так, то почему кратера от ударов гигантских небесных камней встречаются и в Австралии и в Замбии, странах Южного полушария? Ведь если камни падают на Землю сверху, то, логично, они должны уродовать поверхность только Северной полусферы?

И Пржевальский взял горсть орешков и посыпал сверху на глобус, для яркой наглядности.

Человек редьки на эти действия государя презрительно усмехнулся, и ни слова ни говоря взял в руки глобус, сорвал с оси, перевернул картонную землю и нашпилил её снова на штырь Антарктидой вверх. И дважды крутанул, но в обратную сторону. Земля заскрипела, но завращалась.

И понял государь: в древности полюса Земли были не там, где сейчас, всё переменчиво. И ещё он понял пять пунктов.

Пункт первый. (1)

Астрономическая обстановка на реальном небе около начала Н. Э. не соответствует астрономическому материалу, включённому в Альмагест.

Пункт второй. (2)

Имеющийся сегодня в нашем распоряжении Альмагест содержит в действительности не непосредственно наблюдавшиеся астрономические явления, а результат теоретических расчётов, выполненных на основе теоретических моделей. Затем эти теоретические вычисления были вписаны в Альмагест как якобы реальные астрономические наблюдения. Это - подлог.

Пункт третий. (3)

Альмагест не мог быть составлен в 137 году Н. Э., на чём настаивает скалигеровская хронология.

Пункт четвёртый. (4)

Следовательно, Альмагест был составлен в другую эпоху и нуждается в передатировке.

Пункт пятый. (5)

Окончательные итоги. Все собственные наблюдения Птолемея, которыми он пользуется в "Синтаксисе" (то есть в Альмагесте - прим. Фоменко А. Т., Носовский Г. В.), насколько их можно было проверить, оказались подделкой. Многие наблюдения, приписываемые другим астрономам, так же часть обмана, совершённого Птолемеем. Само существование "Синтаксиса" привело к тому, что потеряны многие подлинные труды греческих астрономов. А вместо этого получено в наследство лишь одна модель, да и то ещё вопрос, принадлежит ли этот вклад самому Птолемею. Ясно, что никакое утверждение Птолемея не может быть принято, если только оно не подтверждено авторами, полностью независимыми от Птолемея. Все исследования, в истории ли, в астрономии ли, основанные на "Синтаксисе", надо переделать заново. Существует лишь одна окончательная оценка: ""Синтаксис" нанёс астрономии больше вреда, чем любая другая когда-либо написанная работа, и было бы намного лучше для астрономии, если бы этой книги вообще не существовало. Таким образом, величайшим астрономом античности Птолемей не является, но он является ещё более необычной фигурой: он самый удачливый обманщик в истории науки".

Как только государь осознал эти учёные пять пунктов, редькожитель исчез.

Тут только стало ясно: человек редьки и был сам Трофим. А на том месте, где Трофим мял ягодицы, осталось горсть семян. Государь спрятал их в карман, ещё раз осмыслил, но уже не новой хронологией, а психоанализом все поступки Трофима, вышел к вёльможам и сказал:

-Полчища Запада будут через два года: готовьте оружие и доспехи, учите красноармейцев и краснофлотцев, пусть будут готовы отстоять свободу и землю. И непременно отыщите мужа, наделённого талантом и доблестью, умеющего крутить всё взад из невыносимо тупикового положения. Так рёк Трофим******.

Отдав садовникам семена, государь отправился почивать.

Семена бросили в плодородную почву отвалов горы Магнитка. И обильно поливали их соляркою и антифризом. Выросли стебли с дивными плодами: чертежами танка Т-34, истребителя Як-3, семидесятишестимиллиметровой пушки и реактивного миномёта.

Это было чудесно.

Следствие посещения - одно горе небольшое.

Глобус, что изуродовал товарищ Трофим, был главным глобусом Генштаба - по нему государь планировал планировать военные операции в стране лопарей. Война в стране лопарей потому закончилась хоть и удачно, но скомкано.

Через два года стражи границ донесли о приближении германского войска. Государь, памятуя советы Трофима, отправил во все концы страны гонцов на поиски великого воина. Прибыл посол и в деревню Халхин-Гол, что за Байкалом. Там на антияпонском полигоне жил, продовольствуясь молочными продуктами, и честно служил сторожем один дряхлый-предряхлый герой по фамилии Блюхер. И имелся у героя сын - Жуков Георгий Константинович, бывший кавалерист. Отрок сей, хоть виртуозно и махал шашкою по сложной траектории, что приятно, имел крупный недостаток - любил старый мусор, всё искал в степи стоянки барона Унгера и археологически копался в них сапёрною лопаткою. За это все его считали мизирабелью и серьезно к нему не относились, - выше комбрига он не вырос.

В родной кибитке застать Жукова было почти невозможно, он пропадал в Гоби. Узнав о приезде посла, отец посетовал:

-Произвёлся на свет сын моего семени, а ничего не хочет делать удивительного, лишь читает запоем "Вестник Древней Истории" и рыщет в старой земле. Увы, не суждено ему прославиться на поле брани, не его государь возвеличит своею милостью, а мне никогда не получить должность командующего МВО, я так и отброшу коньки здесь, в зоне КВЖД.

Услышал сын его влажные слова и вдруг сказал:

-Отец, пригласите сюда посла.

И посла пригласили, и посол пришёл, и спросил:

-Эй, увлекающийся пустой Древней Историей, зачем ты звал нас?

Отрок Жуков, который лежал на топчане в зеркале, встал, вышел из отражённого мира в наш и ответил послу вопросом:

-Видишь сажу на моём лице?

-Грязи размазано, - ответил посол.

А Жуков сказал:

-Это сажа от бумаги, на которой был напечатан "ВДИ", я сжёг весь комплект, я покончил с прошлым, я интересуюсь современностью. На это теперь есть силы. Торопись, доложи государю, пусть варит танковые армии по методу академика Патона. Мы примем их под свою руку и выступим в бой - враг будет разбит. О чём государю ещё беспокоиться?

Сказав это, Жуков легонько ударил посла кулаком промеж глаз. И посол опрокинулся на спину, что было удивительно, ведь то был сам товарищ Молотов, человек-чугунная-корма, об усидчивости и устойчивости которого в партии ходили легенды.

-Чудо! Чудо! - закричали все вокруг.

И понял посол, что перед ним Богатырь и, возликовав, поспешил в столицу, и доложил обо всём государю. Государь, изумлённый и обрадованный, воскликнул:

-Теперь не о чем тревожиться!

-Но под силу ли одному зазеркальцу разбить целое войско? - усомнились Тимошенко и Будённый.

-Слова Царя Генетиков не имеют в себе обмана! - гневно воскликнул государь. - Садись первый на второго, и скачите в Чёрнометаллическую Академию, узнайте, чей смерд Патон, выкупите его и заставьте варить танки!

И вельможи ударили в копыта, и нашли Патона, и привели его к конвертору. И забулькало сразу, и полилось, и швом соединилось. И посередине торчала пушка.

На Халхин-Голе же ничего не изменилось: отец в меру сил сторожил японцев, а сын неделями пропадал в каменной Гоби. Отец, видя, что чадо вроде бы и не готовится к войне, опасаясь беды, поведал сыну о своих страхах. Но сын засмеялся и сказал:

-Вы, Блюхер, не суйтесь не в своё дело, отойдите в сторонку, но отдайте распоряжение, чтобы мне приносили вдосталь еды и питья.

И Блюхер отдал такое распоряжение, а сам ушёл в Иные Миры коридорами НКВД, окровавленный: его оболгали Мехлис и Фриновский. Но Жуков на трибунах всё равно с клеветниками обнимался и чокался за столами. Это не есть аморализм: человек, заточенный под подвиг, терпим к доносу.

А Блюхер перед уходом, помимо распоряжения, также написал письмо и государю. Вот оно.

"Товарищ Сталин, я ни в чём не виноват и умру коммунистом с Вашим именем на устах. Я много размышлял о случившимся между нами: мне нет оправдания. Но всё же хочется быть хотя бы понятым. Оцените ли Вы эссеистую новеллку "Одиночество"? Привожу её полностью.

 

---Георгий, первенец, родился очень шустрым, - ещё мокрым пополз пластуном. Пуповина за ним волочилась. Я умилился и нагнулся, чтобы поцелуем поблагодарить жену за жизнеспособное потомство. Но только прицелился в щёчку, как услышал:

-Не тлозь!

Я удивился и повернул голову. Увидел: Жуков пробрался в угол к ружейной пирамиде, взял из неё винчестер и навёл ствол на меня.

-Ты что, сынок?! - опешил я.

-Не тлозь мамку! - строго сказал младенец. Мне пришлось повиноваться - не прикасаться к жене. Так, всухомятку и бессистемно прошли годы без половой любви. Мы с женой состарились и утратили репродуктивную функцию. Дождавшись морщин на наших лицах, Жуков захохотал, бросил винчестер и выбежал из юрты с криком: "Я первый и единственный!"

Я поднял винчестер, передёрнул затвор и обнаружил, что оружие не заряжено. Я показал жене. Жена заплакала.

Такова участь человека: всю жизнь боишься смерти, а когда приходит понимание, что смерти нет, видишь: поздно что-либо менять, уже стоишь одной ногой в могиле.

Я в бешенстве стрелял Жукову вослед из нагана, предварительно накрутив барабан. Но не попал.

Потом жена заставила меня помириться с сыном.

Думаю, что Жуков в чём-то прав. Я смотрю на жену и с горечью вижу – ограниченный человек. Она твёрдо убеждена, что дверь это всего лишь бытовое приспособление, изобретённое человеческим разумом в борьбе с шумом, пылью и агрессивным людом. Печально взирая на то, как она мучается с неприлично орущими кроликами, вне эстетики давя их петлёй из лески №5, я осознаю: женщина и не подозревает, что дверь есть теплошумовая затычка только во-вторых, но во-первых дверь это идеальный перебрасыватель в Иные Миры. Дверь и кошка, это половинки Единого Целого, они Богом предназначены друг для друга как Юдифь и Олоферн, как Троцкий и Меркадер, как Каренина и паровоз. Нет, не ведает она, женщина, что можно пристроить пушистика в дверной проём и прихлопнуть в полное превращение. Если дверные петли смазаны хорошо, то трансформация происходит практически бесшумно, небольшое гадливое мявканье не в счет. И ребёнок, который при лескоиспользовании горько плачет, ибо видит, как в последний раз обмочившаяся гнуткая зверушка полосует ногтями нежные мамины ручки, этот ребёнок при правильном использовании дверей избавится от лицезрения маминых страданий, а посему будет мило смеяться, и, обращая к родителям лицо, озарённое изнутри тихим небесным светом, наполнять семейный очаг любовью.

Сторонники лескоиспользования обычно говорят: а как же Нестеров? Да, отвечаю, Нестеров был любителем лески №5. Ну и что?Его знаменитая «мёртвая петля» есть желание авиационными методами войти в то состояние, какое испытывает заканчивающий жизнь зверёк. В терминологии дзен – «последнее в этом превращении сатори». Это желание дало в сокровищницу человеческой культуры новую фигуру высшего пилотажа. Это якобы факт. Но, по большому счёту: так как в «мёртвой петле» отсутствует составляющая «полная гибель всерьёз», не выступает ли она, с эмоциональной стороны, явлением того же порядка, что и кожзаменитель, морковный чай, безалкогольное пиво и резиновая баба? Есть ли «мёртвая петля» вклад в сокровищницу мировой культуры, не кирпич ли она в вавилонскую башню общества потребления, вот вопрос?..

Когда я перечитывал «Братьев Карамазовых», меня поразило одно высказывание Ивана, на которое я раньше не обращал внимания, потому что не видел ещё всей лжи кролиководства. Иван сказал: «Любая бесспорная идея, ради осуществления которой пролилась единственная слезинка ребёнка – правда Великого Инквизитора, то есть ложь». Осмелюсь напомнить Вам, товарищ Сталин (ведьВы давно не обращались к Достоевскому), что эту мысль Иван высказал за дополнительной порцией первого на обеде у своего отца, где присутствовал и Алёша, брат Ивана. Слова Ивана были ответной репликой на замечание Алёши: «Суп из кролика Смердякова, как бы исскустно он его не приготовил, всегда кажется пересоленным – в нём дополнительным компонентом присутствует слезинка дитя». Дело в том, что Смердяков – повар отца Ивана и Алёши – мальчишкой любил вешать кошек, за что и был отправлен в Москву учиться на «бульонщика». Выучившись, Смердяков вернулся к барину крупным кулинаром, причём коронным его блюдом стал суп из кролика. С помощью петли снаряжая животное в суп, Смердяков всегда приглашал полюбоваться на это действо соседских детишек. Я полностью согласен с Иваном, но даже никогда и не пытался намекнуть своей жене, что можно трансформировать кошек и дверью, тем самым избегая слезы. Я, как всякий моральный максималист, считал, что человек, если он хочет стать Человеком, должен дойти до двери своим опытом, без унизительных для человеческого достоинства подсказок.

Думаю, товарищ Сталин, Вы меня понимаете. Не хочется верить, что смерть Вашей жены Аллилуевой Вас ничему не научила.

Конец

P. S. "Упущенная возможность."

Когда Жуков откараулил семь лет, мы подарили ему морских свинок, - возиться и привыкать к ответственности.

Он, орудуя веничком и совочком, сказал:

-Хочу быть военным. Это хорошо?

Я сказал:

-Хорошо, но трудно. Ты маленький - хозяйствуешь парой свинок. А дорастешь, к примеру, до командира кавалерийской дивизии... это же тысячи лошадей!

Жуков представил маленьким умом число и непроизвольно вздрогнул от массы и объёма, - ствол винчестера на секунду соскользнул с линии, - выглянул - сыновний правый, неприщуренный глаз, что раньше от меня скрывала мушка.

Там отражался неиссякаемый ужас.

Я думаю, что именно в этот момент в Жукове зародилась идея плавно перейти от кавдивизий поначалу к конно-механизированным группам, а потом и к танковым корпусам. Он боялся дерьма.

А я побоялся воспользоваться моментом и резким движением уйти с линии огня ... ----

Искренне Ваш, маршал Блюхер"*******.

 

А сын проводил отца в последний путь и принялся жить самостоятельно. И взялись люди нести ему как голодному элементу еду и питьё со всей страны. Жукову пригоняли баранов и коров, несли мякоть вишни и картофель, селёдку, пироги и кумыс, катили сыры и бочонки с мёдом. Несли и наркомовские сто грамм. Но без огурчика. Так же для Жукова ткали ткани ХБ и катали валенки. Пищу Жуков брал в руки и не в рот, и вдруг, тыкая пальцем за спину податчиков, кричал:

-А сзади-то!

А когда простофили оборачивались на линию пальца, он быстро проносил куски мимо рта и кидал в зеркало и в подземелье - создавал стратегические запасы. Так же и мануфактура: Жуков распространялся, что шьёт из ХБ себе одежды, а валенками драит медные пуговицы, но на самом деле он ничего себе не шил и не драил, а складировал в подземелье сухое и говорил сердито:

-Мне нечем прикрыть свои достоинства!

И ещё говорил:

-И кирзы дай.

И ему покорно несли и кирзу. А для лётчиков несли и башмачки. И для моряков тоже их, но со шнурками пропарафиненными.

Гоби же Жуков посещал не для поисков стоянок Унгера как раньше, а для того чтобы точить свой волшебный перочинный ножик о гору Меру. Ножик тот в своё время принадлежал пророку Революции товарищу Троцкому. Жуков держал сведения о ножике в тайне, так как знал, что государь не любит пророка и вещи повышенной кошерности, и если узнает, что война будет вестись его оружием, сильно опечалится. Жуков этого не хотел, он был почтительный подданный.

К лету сорок первого года лезвие Льва ещё не приобрело достаточной остроты, поэтому, когда германский император Адольф вторгся в наши пределы, Жуков не покинул окрестностей Халхин-Гола, а смастерил из чёрного песка и вороньих перьев себе двойника и отправил куклу на фронт. Квазижуков воевал хорошо, да не блистательно: не разил, но отмахивался. Генерал Ерёменко говорил о Квазижукове:

-Жуковское военное мастерство? Не смешите меня! Шестикратное превосходство в живой силе над противником – вот и всё жуковское мастерство! И ещё у него пятнадцать секретарш, как в наступление, он с той, у которой критические дни, наветрянной стороной променирует у батальонов!

Государь и вельможи не знали о подмене и были разочарованы действиями полководца. Но на предложения Мехлиса и Будённого расстрелять уроженца Халхин-Гола за допущение врага вглубь страны государь не реагировал. Государь верил Царю Генетиков.

Но вот от сорок второго года остался лишь предновогодний огрызочек и германское войско достигло кургана Мамаева, что на нижнем Итиле. Войско увидело, как горит нефть, стекая к Каспию, и воскликнуло:

-Остановись мгновение, ты прекрасно!

И потянулось окровавленными руками к сердцу тракторного завода, к сборочному конвейеру.

Жуков же в конце декабря спал. И тут ГКЧ(П)********, испугавшись, что советская власть зашаталась, что положение серьёзное, ввело к Жукову в сон свитого из мечтаний Черчилля и болезни Рузвельта ворона-провокатора, ворона-вруна, ворона-пугача. Три в одном.

 

И, очнувшись от печали, улыбнулся Жорж вначале,

Видя важность чёрной птицы, чопорный её задор,

Жорж сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый чёрен,

О зловещий древний ворон, я глаза свои протёр,

Фронт Второй когда откроют, я глаза свои протёр?»

Каркнул ворон: «Nevermore!»

 

И Жуков тут проснулся в холодном поту от полученной информации********* выглянул из кибитки и узрел: камень горы Меру сточился вполовину, а перочинный ножик Пророка наконец-то приобрёл достойную режущую кромку. И тогда поднял его Жуков вверх, породил лезвием неисчислимое число солнечных бликов и воскликнул:

-Эй, трепещите, перед вами лезвие Льва!

А после он надел галифе и со всех ног побежал северным Казахстаном на Итиль, грозно размахивая перочинной сталью. А за ним вослед катили танковые армии, наваренные Патоном. А кыргызов танкисты не трогали, без надобности им было, ибо питались танкисты запасами, сделанными Жуковым в мирное время, а одеты были в форму, сшитую из тканей подземелья. Танкисты были маленькие и большие, молодые и старые, лысые и волосатые, стройные и кривоногие, лицом прекрасные и обезьяноподобные, спокойные и вспыльчивые, с пузиком и без. Три механика-водителя были залеченные сифилитики, а среди заряжающих один даже умел играть жопой на тромбоне. Три радиста страдало уродством шестипалия. Четырнадцать наводчиков в гражданской жизни были наводчиками, а шесть - педиатрами и педикюрщиками. Два командира танка раньше были кассирами, а два - сержантами милиции. Был даже один астроном – личность с вечным синяком вокруг правого глаза. Разные были танкисты, разные. В их подборе отсутствовала система. Эта бессистемность говорила о Жукове как о существе тонкого вкуса, ведь стремление всенепременно подбирать предметы воедино есть занятие невежд. Гораздо лучше, если предметы разрознены.

Жуков не боялся днём появляться в гарнизоне, совершенно без опаски заходил даже в столовые во время обеда. Ночью же Жуков почивал в спаленке, закрывши дверь на два оборота ключа. Скопцы********** же ставили у двери хитрые растяжки. Танкисты о растяжках знали, не увечились, поэтому отношения с танкистами у Жукова были хорошие.

А злопыхатели Жукова говорили:

-Танковые армии Жукова не производят впечатления, - там нет танкистов из проктологов.

Это была ложь, составленная из формальной правды. Верно, из проктологов танкистов у Жукова не имелось, но их нехватка с лихвой компенсировалась двумя грузинами, особистами из штаба, в мирной жизни спелеологами. У одного грузина на половом органе таилась чудесная мушка-тату. При возбуждении органа та синюшка разворачивалась в картину, на которой можно было увидеть, как прекрасен весной город Тбилиси. Другой же грузин был просто неутомим. Оба грузина сидели у Военторга и проверяли налоговые декларации.

Танки тоже были разные - с тонкою бронёю и с толстой, с дизельными двигателями и с карбюраторными, с прорезиненными катками и нет. На отдельных машинах отсутствовала краска, они были покрыты толстым слоем ржавчины, у машин недоставало деталей - габаритных фар, грязеотбойников, глушителей и т. д. и т. п. Они - несобранные в единое целое - ревели как разбуженные драконы и хищно вращали башнями. Тела их были поджары. Это было великолепно.

Когда государю доложили об этих незаконченных танках, он восхитился и сказал:

-Собирать части в единое целое - нехорошо. Когда что-либо незаконченное так и оставляют, - это вызывает ощущение, что жизнь течёт долго и спокойно.

Врезавшись во вражеское войско, Жуков стал рубить и резать. Враги побежали вспять, кто рушился замертво, а кто, уцелев, падал ниц и кланялся чудесному полководцу, согласно учению Заратустры как Uebermensch`у. Одних, отобрав портсигары и аусвайсы, добивали выстрелом в затылок танковые армии. Других же, как они не упиралась, тащили на допрос к распалённым битвой особистам-грузинам. Участь врагов была незавидна, они умирали от инсульта**********, это война.

Жуков гнал врага без устали (его двойник в это время благоразумно спрятался), бронетехника еле-еле поспевала за полководцем: механики-водители засыпали за рычагами от усталости, у наводчиков слезились глаза от пороховых газов, а командиры охрипли от команд. У всех у них тёк пот из-под говорящих шапок. Но от Жукова танкисты не отставали. Остановился полководец только на Эльбе, увидев перед собою племена Гуронов. Он дружески обнял индейцев, осмотрел их оружие внимательно, потом омыл ножик Льва в водах реки, сбросил с себя окровавленные одежды и по ослепительному лучу, что ударил сверху, начал подниматься на небо. Усталые танкисты и Гуроны, открыв рты, смотрели на это чудесное вознесение. На полпути между землёю и облаками Жуков остановился, бросил взгляд вниз на пыльный мир и крикнул:

-Спасибо вам, солдатушки! Гуляй! А кто смелый, пусть передаст государю, что гуроны ружья кирпичом не чистят, это безрассудок! Упаси бог, случится и у нас какое строительство, а кирпича-то и нетути!

Прокричав кирпичную передачу Жуков, не оглядываясь, скрылся в пушистом облаке.

Почему он ушёл? - Жуков следовал дао, Жуков обладал дэ, он знал: страна управляется справедливостью, война же ведётся хитростью, поэтому Полководец, заброшенный в мирное время, выглядит неестественно, как фаллос, сунутый в бетономешалку, которая не вращается.

А танкисты и гуроны пили водку и виски, брали закуску, совали её другим в рот, жевали и сами - это удивительно. А непьющие по каким-либо причинам с удовольствием наблюдали, как пьяные что есть мочи голосят, заставляют своих соседей выслушивать хвастливые речи о собственном величии, как каждый из них поёт и пляшет. Пели, конечно, о пережитом, о наболевшем:

 

Как-то денег накопил

И штаны себе купил

В Военторге в очередь стояли!

Выхожу из магазина

Вдруг навстречу два грузина

s=MsoNormal style='margin-right:-8.5pt;tab-stops:397.6pt 411.8pt 461.5pt'> Раз-два-три! Хоп – и сняли!

 

Особенно веселили народ три зампотеха-эстонца, - задрав свои промасленные комбинезоны, оголив чёрные тела, они, извиваясь, представляли танец набосуногу. Это балтийская чудесная хореография шла под мелодию «Танки тапки».

Случилось это в девятый день месяца мая. С тех пор Чингизхан и Чингачгук – братья навек, но соперничающие за наследство.

А на Земле остался двойник полководца, который в нужный момент вышел из тени так ловко, что никто обратной рокировки не заметил. А всех тех, кто болтал о чудесном вознесении полководца, уничтожило ГБ. Из них смельчаков рассказать государю о том, что гуроны ружья кирпичом не чистят, не нашлось ни одного. Чистка ружей кирпичом у нас продолжается, и в стране посему тяжело строят.

В благодарность за великий подвиг государь велел величать богатура Четырежды Героем, возвёл в деревне возле его дома кумир самому себе, а всем землякам Жукова записал по четыре лишних трудодня.

Когда страною правил государь Леонид из Днепропетровского дома, то к двадцатилетию великой победы на Мамаевом кургане воздвигли Четырежды Герою памятник в натуральную величину. Это было великолепное сооружение: статуй Полководца, всей фигурой устремлённый на Запад, правой рукой сжимал лезвие Льва, а левой делал призывное памование танковым армиям следовать за ним.

В утро-ночь перед открытием памятника случилось Чудо. Со страхом узрели: когда пропели первые петухи, из-под Земли прямо под фундаментом Памятника в объём начала расти чёрная редька-такелажник. Гигантский корень приподнял Памятник над Землёю и развернул на 180 градусов. И опустил осторожно. После кантования едкое растение бесследно скрылось в недрах************.

Теперь памятник Полководцу устремлялся своею напорной яростью не на запад, а на восток**************.

Доложили обо всём государю. Он подумал и сказал вельможам:

-Статуем вертит Царь Генетиков. Его стиль. Помните, как он перевернул глобус Пржевальского? Очевидно: Трофим против открытой конфронтации с Западом. С этого момента наш МИД вне периметра разъясняет, что мы переходим на рельсы мирного сосуществования. И бронепоезд туда переводим. Мировая Революция не отменяется, но откладывается. Пророка Троцкого в положительном контексте вспоминать как можно реже. Лезвия Льва не было, и тем более нет, но - Меч Победы**************.

Сказал так государь, и чтобы все и в стране прониклись мирным духом, велел вместо боевого гимна бортников:

Йо-хо-хо!

Сбили парнишку пулей!

Йо-хо-хо!

Мордой уткнулся он в улей!

Его душа взлетела ввысь.

Всё зашибись, всё зашибись...

333 раза в день крутить по Радио бытовую песню жён торговцев снедью:

 

Замуж я вышла.

Муж мой торгует селёдкой.

В городе Верхняя Пышма

Труд этот лёгкий.

Кривая жизни горбит ввысь.

Всё зашибись, всё зашибись...

Так распространяло Наше Радио.

А зарубежное Радио вещало, что статуй Полководца это творческая неудача, что ваятель Вучетич хотел изобразить Жукова не периода битвы на Итиле, но Жукова мирного, Жукова Эльбы. Видите, - вещало иностранное Радио, - Жуков полураздет? Это он скинул окровавленные одежды штаны и гимнастёрку, оставшись в одной ночнушке и кальсонах. А Меч в руках каменного Жукова и не меч вовсе, но часть подъёмного луча, Wiwimacher Бога, что опал с Неба... Он, Wiwimacher, у мастера в железобетоне не вылепился - под своею тяжестью обломался и обломок луча спешно, в ремесленном порядке неряшливо переделали под меч... А на переднем плане в скульптурной группе, - видите? - говорило иностранное Радио, - пьяные ваши танкисты и пьяные наши воины Гуроны, еле держатся на ногах...

Так крутило Зарубежное Радио***************.

Не знали, какому Радио и верить... Дети плакали, когда их кормили селёдкой и сотовым мёдом, опасались до конца раскрывать перочинные ножи и ближе чем на два метра приближаться к чёрному пластмассовому шанкру Радиоточки...

А вообще, - всё бы хорошо, но таким разворотом каменного Полководца остался недоволен Царь Жёлтой Реки Мао. Ему чудилась угроза. Он самовольно вышел из-под нашей руки и перестал присылать ткань шёлк. Это было неприятно. Но, к счастью, к тому времени в ВДВ научились шить парашюты из перкаля, мода на шёлк сошла, вперед вышла материя нейлон, поэтому войны между нами и Жёлтой Рекой не случилось.

При том же государе Леониде проживала в Москве девица именем Алла Борисовна. Она была жадная до музыки и искушённая в голосовом пении. Она во множестве так же слагала прекрасные стихи. Вот, лицензионным чёсом промышляя как-то белорыбицу в нижнем течении Волги, направила она на закате свою ладью к подножию кургана Мамаева, попала в тень каменного Полководца, озябла, восхитилась, и легко изложила поначалу на бумаге с нотами, а потом и в голос, прекрасные стихи:

 

Высота 102.0

Когда был Георгий маленький,

То не плакал он без причины,

А со значением тыкал в Землю ножичком,

По краю острым и перочинным.

Но годы пронеслись и вот: на поклонение к Мамаеву кургану

Течёт людская скорбная река.

А Жуков, светлый Жорж, подобно великану

Стоит, мечом пронзая облака.

Он так стоит над миром величаво,

Что целый шар земной ему как пьедестал.

На кончике его меча - верхушка общей славы

И этот Меч - он тот же луч, что архитектор неумением сломал.

Поймите, люди - здесь война переломилась

Когда наш Жорж из Гоби выбежал на высоту.

Тогда с откосов этих нечисть покатилась

И закатилась и ушла в погостов немоту.

Певица принялась чистить рыбу, но волшебный голос певицы рванулся вверх по Итилю, быстро проскочил несколько сотен километров и застрял у плотины Куйбышевской ГЭС. Три дня песня боролась с бетоном, постепенно размягчая. На четвёртый день бетон сдался, и песня проникла в турбины, а оттуда и в провода ЛЭП****************. Там концертировала. Голос Аллы Борисовны у нас можно было услышать, включив в сеть даже утюг.

Узнав песню, знатоки Древности и знатоки Современности восхищённо и синхронно зацокали языками и послали девицу на конкурс в Сопоте, где её песня произвела фурор. Ободрённая же девица в развитии успеха посетила и деревню Халхин-Гол и сложила ещё два четверостишия о четырежды Герое:

 

Слыхала: в монгольских унылых улусах

Как маятник кошку качая в петле,

Раскосая женщина в кольцах и бусах

Поёт о Георгии в светлом огне.

И будто бы в дни, когда в яростной злобе

Шевелится буря в горячем песке

Огромный, он мчит над пустынею Гоби

И ворон сидит у него на плече.

 

Услышав эти стихи, знатоки Древности возмутились:

-Никакого ворона в действительности вне сна не было! Поставки по ленд-лизу практически не повлияли на военные действия на советско-германском фронте!

Услышав эти стихи, знатоки Современности сказали:

-Ныне даже самый бедный арат не использует петлю, а на растяжках ставит в красном углу шатра, под полочкой с Ганджуром, дверной проём для цивилизованного перевода кошачьих в Иные Миры!

Завязалась обширная дискуссия о праве Поэта на художественную правду, то есть на ложь. Результатом этой дискуссии стало решение государя построить Волгоградскую ГЭС, чтобы уменьшить аудипроводность Итиля, так как из Персии солёный ветр всё чаще и чаще доносил громкие крики муэдзинов.

…………………………………………………………………………………………….

*Германцы – это обрусевшие касимовские татары, которые напрочь забыли русский язык. Потому и название им – немцы, то есть немые. Прозывают их так же и дойче. Даю этимологию. Когда татары находились на активной стадии забывания русского языка, они робко мямлили. Лужицкие славяне, которые в тот период с ними общались, при контакте теряли терпение и в раздражении требовали: «Бойче говорите, бойче!» Со временем «бойче» - простая сравнительная степень наречия «бойко» - превратилось в существительное «дойче». В так называемом немецком языке много перековерканных славянских слов. Например: брот, люфт, цурюк. Вот примеры. Татары – народ скотоводческий, хлеб они не сеяли. Кушать же булочки хотелось. Хлеб им везли славяне, переправляя через Одер бродом. Хлеб татарам шёл через брод. Со временем хлеб и принял название – «брот» («д» трансформировалось в «т»). «Люфт» же – по-немецки «небо» - прямое заимствование из Велесовой книги, где даётся определение – «Небо – это люфт между Землёю и Космосом». (Так называемые германисты утверждают, что «люфт» по-немецки «воздух». Это несерьёзно. Германист есть вымуштрованная, хорошо структурированная убогость. В серьезных научных кругах термин «германист» есть красивый эвфемизм термину «бездарность». Да и можно ли доверять людям, растратившим свою жизнь на такую чепуху, как немецкий язык и культура? Вопрос риторический.) Когда татарин проезжал мимо какого-нибудь славянина, последний, желая остановить его для разговора, кричал: «Эй, ты, урюк!» и знаками показывал – Стой! Так в немецком появилось слово «цурюк», по немецки – «стоять». Разговор тот славянина с пранемцем, несомненно, был значимым. Славянин сообщал пранемцу в разговоре что-то чрезвычайно мировозренчески важное, основное и фундаментальное. Но древний немец по своей природной расхлябанности всё это забыл. В подсознании же германского народа, в его генетической памяти, сохранилось только смутное, неясное воспоминание об этой значимости славянского сообщения. В связи с ростом германского национального самосознания в девятнадцатом столетии немецкие патриоты страстно захотели сообщение восстановить, вернуться к истокам. Так зародилась знаменитая немецкая школа ассириологии. Археологи Кольдевей, Прейсер, Кениг и Иордан при финансовой поддержке Берлинского музея, взялись раскапывать древний шумерский город Урук (Урюк, то есть по-немецки стоянка). Кто такие шумеры? Слово шумеры составное. Шумные без меры, сокращённо – шумеры. Это остатки разбитых отрядов атамана Степана Разина, которые после подавления бунта ушли на вёслах через Каспийское море в южную Месопотамию и осели в устье Тигра и Евфрата. В России, понятно, всех их заочно приговорили к смертной казни. Это был сплошь безграмотный народ. Поначалу. Но прошло время, казаки запечалились по родине, и тоска заставила их научится грамоте, чтобы составлять жалостливые челобитные о помиловании царю Алексею Михайловичу. Вот что в книге «Библейские холмы» сообщает об этом Эрих Церен, популяризатор немецкой археологии. «Продолжавшиеся вплоть до начала Второй Мировой войны раскопки Урука, поддержанные немецкой научной общественностью, показали, что Урук был городом, где совершилось самое значительное событие в истории человеческой культуры. На земле Урука впервые обозначился порог, через который шагнул человек из тьмы веков дописьменного периода в историческую жизнь, уже озарённую светом письменности. С появлением первого письма началась эпоха, отражённая в поддающихся прочтению документах, то есть, по представлению цивилизованного мира, первая историческая эпоха». Но не все казаки униженно просили милости у царя. «Срали мы на царя! Чур меня такого письма, чур!» - крестились гордецы*****************. С товарищами у них пошли трения, уруковцы называли гордецов халдеями (происходит, видимо, от «кал делающие») и ягвистами (видимо, от «яд вы!»), а чуровцы уруковцев называли хамураппи (от «хамы, рабы») и чуровцы отселились, основав город Чур, впоследствии Ур. Атаманом чуровцы избрали себе казака Абрамова. В Уруке погребали в позе сидя на корточках, этим подчёркивалось – покойник всего лишь присел отдохнуть, он ещё не дома, в России. Уровцы же хоронили в лежащем положении на спине, руки умиротворённо сложены на животе, как бы говоря – это его место, он пришёл сюда надолго и покидать его не собирается. Впрочем, так хоронили только простых людей. В двадцатые-тридцатые годы двадцатого века в Уре вела раскопки английская экспедиция Л. Вулли. Был найден царский некрополь, где обнаружили остатки повозки, как пишет Вулли в своей книге – «похожей на сани». Вулли удивлялся – зачем же в южной Месопотамии, где почти всегда царит лето, понадобились сани?.. Ответа он не находил. Но всё просто. Видимо, знатные абрамовцы, не забывали о снежной России, надеялись вернуться хотя бы и на том свете… Шумеры поклонялись богине Инанне. Судя по тому, что жрецы перед богиней Инанной обязаны были являться обнажёнными, эта богиня есть не кто иная, как печально известная персидская княжна, утопленной Стенькой. (Когда княжну Стенька бросил за борт, раздались крики: «Княжна тонет!». Многие казаки арьергардных стругов, не разобравшись что к чему, услышав тревожные крики, нырнули спасать княжну, скинув портки и сапоги. Отсюда в культе Инанны и обычай разоблачаться.) Эта богиня считается предшественницей аккадской богини звёзд Иштар, великой богине Вавилона, Ашшура, Мари и многих других городов Ближнего Востока. Самый известный город Месопотамии, безусловно, Вавилон. Именуется он в клинописных текстах на глине «Bab-ily», что означает в переводе с аккадского «врата Бога». Так трактуется в классической ассириологии. Но это не верно. Слово «Вавилон» составное и идёт от русского, шумерского словосочетания «бабье лоно». Многие аккадские слова и меткие фразы заимствованы из русского, шумерского языка. Вавилонская башня (фаллический символ, см. «Волшебное кольцо», сказка № 32 из сборника «Заветные сказки» Афанасьева), напрямую связана с культом богини Иштар, культом вечной женственности и плодородия. Интересно, вот что писал о башне руководитель раскопок Роберт Кольдевей в письме к своему ученику Вальтеру Андре: «Располагается она во внутреннем дворе храма Э-Сагила, храма «краеугольного камня Неба и Земли». Клинописные тексты, найденные в самом сооружении, сообщают, что Вавилонская башня состояла из семи суживающихся кверху ступенчатых террас и самая нижняя башня представляла собой квадрат, каждая сторона которого равнялась приблизительно 90 метрам. Раскопки подтвердили эти данные. Башня возвышалась над окружавшими её другими помещениями, предназначенными для жрецов и паломников. В её основе лежал кирпичный фундамент, снаружи она была облицована обожжённым кирпичом. Если соскоблить облицовку, то на каждом обожжённом кирпиче можно обнаружить царское клеймо и фразу, смысл которой мне не ясен: «Ведро со свистом пролетает». Много ещё хранит в себе тайн эта загадочная башня!» Заметим: фраза «ведро со свистом пролетает» может быть неясна только тому, кто не знает, что аккадцы многое взяли от шумер, то есть казаков, кто плохо знаком с эротичным, гиперболизированным фольклором простого русского народа. Кольдевею нужен хотя бы Фрейд, а нам и так всё понятно…

Куда же исчезли шумеры? В 1987 году, в эпоху хаотического политического потепления, Военная коллегия прокуратуры СССР соблаговолила принять к рассмотрению прошения месопотамских казаков о помиловании, не нашла в их действиях никакого состава преступления и разрешила потомкам бунтовщиков вернуться в Россию. Ныне они, уруковцы, известны на её просторах как айсоры. Абрамовцы-чуровцы же, если верить Библии, мигрировали в Харран, а оттуда уже переселились в Ханаан, образовав многочисленную русскую колонию в городе, который арабы стали называть Иерусалим. (Впервые Иерусалим упоминается в письмах палестинских царей Эхнатону, где он назван «Урусалимом», то есть селением «у русских, у олим». См.: Р. Киттель. Ист. Еврейск. Народа. С. 50 ел.)

После реэмиграции казаков армия Кувейта, в которой шумеры составляли костяк, стала небоеспособной, что подтолкнуло С. Хусейна на агрессивные действия. Кувейт был за сутки, практически без единого выстрела, оккупирован иракскими войсками.

(Прим. А. Т. Фоменко)

……………………………………………………………………………………………

**Такова была последовательность (нем.) Честно говоря, все эти описания магических практик достаточно занудны. Где driv, где action!?. Читателю вынь да подай сжато и упруго. Имеет право. С моей точки зрения куда удачнее будет временной период 37г. – 41г. (весть о смерти лихих бояр доходит до императора Адольфа – начало ВОВ) уложить в один куплет:

Узнали то татары.

Ну, думают, не трусь!

Одели шаровары,

Приехали на Русь.

(Прим. А. Толстого)

………………………………………………………………………………………………..

***Отметим, что гадательными монетами служили золотые драхмы, найденные Шлиманом при раскопках Трои. (В немецком духовном поле Троя – это Рейн. Золото Трои – «Золото Рейна». Соответствующая опера Вагнера, по существу, есть отчёт об археологической экспедиции Шлимана, где гештальт художественно переработан морфологией в мифологию.) Кто против мысли: магия цифр – рудимент пифагореизма? В связи с этим замечание: Готфрид Бенн, опрометчиво провозгласивший – «Гераклит – первый немец, Платон – второй немец, все – гегельянцы (Benn G. Gesammelte Werke. Bd I. Wisbaden, 1924. S. 411), неправ. Первый немец, несомненно, - Пифагор. Футурологи, разработчики метода «По Ницше», отталкивались от известного афоризма Ф. Ницше – «Германский дух – мой испорченный воздух». Если гадание на монетах несомненный признак того, что финансово-кредитные операции сливаются с метафизической футурологией, а в перспективе и заменяют её, то испускание газов в яблоневом саду (символизирует выхлоп ДВС) – проявление тоски заброшенного в фитоландшафт урбана по пеклу мирового города.

(Прим. О. Шпенглера)

…………………………………………………………………………………………………

****В комбинации 22.6.42 сумма цифр составляет число 16, в комбинации 22.6.41 сумма цифр – 15, в комбинации 22.6.49 сумма цифр – 23. В числе же PHI=1,618, известном как «божественная пропорция», сумма цифр 16. Поэтому комбинация 22.6.42 была признана Сталиным наиболее вероятной. Кстати, та якобы «депрессия», которую пережил Сталин в первые дни после нападения Германии на СССР, вызвана тем, что генсек понял, что так называемая «божественная пропорция» есть всего лишь продукт псевдонауки. «Нет правды на земле, но правды нет и выше…» Точнее было бы говорить не о депрессии Иосифа Виссарионовича, а о кризисе смены аполлонистического мироощущения дионисийским.

(Прим. В. В. Бычкова********************)

……………………………………………………………………………………………..

*****Чёрная редька – так в народе называется бразильянская пальма Attalea princeps, прошедшая ГУЛаг.

(Прим. В. М. Гаршина)

……………………………………………………………………………………………..

******У ветхозаветных евреев Трофим преобразовался в Терафима. Терафим – домашний божок, ставившийся рядом с Эфодом вопреки заповедям Декалога и Книги Завета. Терафимы употреблялись вплоть до эпохи Давида (1 Цар., 19, 13). См.: W. Keller. The Bible as Histori in Pictures. London, Р. 55. Эфод – священный талисман, сооружённый Гедеоном из драгоценных металлов, при помощи которого древние евреи узнавали волю Бога. Неизвестно, как выглядела эта реликвия, но она, высоковероятно, играла роль своеобразного оракула. В вопрошении участвовало два предмета, называвшиеся Урим и Тумим. Один из них означал отрицательный ответ, другой – положительный. Сходство с алтарём под Туруханском очевидно. Рискну предположить, что Урим и Тумим представляли собой нечто вроде спицы и шара, который на эту спицу надевался. В зависимости от того, каким полюсом этот шар садился ни спицу, ответ был положительным или отрицательным. Эфод, этот механический оракул, приводимый в действие левитом, надолго закрепился в религиозной практике Израиля. Всё что говорится в Библии об Эфоде, показывает, что, в сущности, он мало чем отличался от аналогичных оракулов Вавилона, Египта и Греции.

Череп Вавилова (наука) – это шар, кость Мандельштама (вдохновение) – спица, образуют Единство. Наука, стержнем которой станет истинное Вдохновение, есть Религия, есть предтеча Откровения.

Заметим ещё: Сталин с берцовой костью Мандельштама в руке, чем это не прообраз библейского богатыря Самсона с ослиной челюстью, разгоняющий филистимлян? Фрезер считал, что слабое оснащение Самсона – всего лишь ослиная челюсть – говорит о неравности первого периода семито-филистимлянской противостояния, филистимляне, как и все «народы моря» были отлично вооружены железными мечами. Евреи же в то время находились в бронзовом веке. Исходя из такой логики: Сталин с костью – прозрачный намёк на неготовность Союза к войне с Германией в начале сороковых годов.

(Прим. А. Меня)

……………………………………………………………………………………………..

******* Письмо сохранилось в архиве КГБ, в деле Блюхера. Сталин с письмом ознакомился, на полях его рукою выведены такие комментарии: 1) «Следовательно, не знают, не видят, его для них нет»; 2) «Куды ж податься, ха-ха!»; 3) «Разум – чувство»; 4) «Неужели и это то же+-?!»; 5) «А шапки-то, шапки!»; 6) «Это ужасно!» Внизу же нечто вроде резюме: «Подлец и двурушник! Из рассуждений о «мёртвой петле» видно, что Блюхер не понимает, что так называемая сокровищница мировой культуры, это всего лишь подвальные этажи вавилонской башни общества потребления!» Вызывает недоумение: почему это Блюхер «подлец и двурушник»? Вот моя версия. Обратите внимание на комментарий №5 «А шапки-то, шапки!» Из мемуаров Н. С. Власика, многолетнего начальника охраны Генсека, а с 32 года по совместительству и гувернера Васи Сталина, известно, что на юбилейный день рождения Васи, в 31 году, маршал Блюхер прислал имениннику с Дальнего Востока две кроличьи шапки полосато-коричневого меха. Это первое. А второе… Генерал-лейтенант авиации В. И. Сталин был арестован 29 апреля 53 года, после пьянки 28го в ресторане «Прага» с китайскими и югославскими дипломатами. Санкционировал арест Генеральный прокурор СССР Сафонов, утвердил лично Берия. Постановление подписано начальником следственной части по особо важным делам генерал-лейтенантом Влодзимерским (это он потом выбивал показания и сам их редактировал), согласовано с замминистра внутренних дел СССР Кобуловым. Вот выписка из перечня – 76 пунктов – конфискованного у Василия имущества.

«…………

37) Кастет, из шестерёнки авиамотора «АВРО», гравировка по ударной плоскости – «Пашке Васильеву, ухарю, от Вовки» и подпись «В. Маяковский».

38) Две шапки кроличьего меха, полосато-коричневые, в хорошем состоянии.

39) Рукопись «Слова о Полку Игорева» (подлинник), переплетённая с брошюрой «Учись у Стаханова работать наново!»

……………………»

Видите!? Среди совершенно нейтральных, скучных и неинтересных нам вещей под №38 притаились шапки!? А не из 31го ли года они? А ведь известно: если кролика оприходовать не леской, мех махратится уже через пару лет! С леской же – годами как новый, я это знаю из личного опыта, я с Еленой Хангой в начале девяностых подготовил и провёл цикл телепередач, почти реалити-шоу, под названием «Лётчик Нестеров вне аэродрома». Вывод: Блюхер был не чужд лескоиспользования. Но ведь в предсмертном письме Сталину он предстал противником лескоиспользования! То есть у Блюхера слова явно расходятся с делом, Блюхер двуличен. Вот почему маршал для Сталина «подлец и двурушник». (Прим. Л. Млечина)

………………………………………………………………………………………..

******** ГКЧ(П) – Главные Колдуны Человечества (Паритетные). Мистическая организация, занимавшаяся регулировкой системы Добро-Зло. Главная задача ГКЧ(П) – сохранение системы в равновесии. Оказывало поддержку той части системы, которая в данный момент пробуксовывала. В англоязычной научной литературе за ГКЧ(П) утвердилось название Ленд-Лиз.

…………………………………………………………………………………………..

********* По другой версии Жукова разбудили танки, которые почувствовали, что немцы сжимают в руке сердце СТЗ. Танки заволновались и включили сирены. (Прим. П. Бажова)

………………………………………………………………………………………..

********** СКОПЕЦ. Канцелярская аббревиатура, перешедшая в жаргон. Так в Советской армии называли сапёра, получившего на службе нетяжёлую форму инвалидности. После такой травмы сапёры преображались, - становились очень осторожными, приобретали высокую квалификацию. Ценились высоко. СКОПЕЦ (Сапёр Квеловатый Оторвало Письку Ему Целиком).

(Прим. В. Даля)

…………………………………………………………………………………………….

*********** В древности одно недомогание с многочисленными симптомами нередко диагностировали как различные болезни. Так называемый инсульт ныне рассматривается наукой как острый геморрой мозга. См. отчёты комиссии по так называемому «катынскому делу», сфабрикованному немцами.

(Прим. А. Бурденко)

………………………………………………………………………………………………

************Явление редьки-такелажника доказывает, что культ Жукова – культ хтонический, связанный с подземными божествами, с тайнами плодородия, загадками жизни и смерти. Древнейший славянский культ Жукова – предтеча более позднему культу Диониса, божества безумия и виноделия. Празднование 9 мая (а следом за ним и дня Пограничника), пьяное разноплеменное веселие и танец маленьких лебедей в исполнении эстонских зампотехов со временем преобразились в разнузданные вакхические игры, упоение боем трансформировалось в упоение бытиём, которое у поклонников Диониса нередко выливалось в упоение кровью и разрушением. Бывали случаи, когда вакханки тащили в лес младенцев и там, носясь по горам, рвали их на куски и швыряли о камни. В их руках появлялась тогда сверхъестественная сила.

Один из героев Еврипида рисует такую картину вакханалии:

Они несут повсюду разрушенье.

Я видел, как они, детей похитив,

Их на плечах несли, не подвязавши,

И на землю не падали малютки.

Всё, что хотели, на руки они

Могли поднять: ни меди, ни железа

Им тяжесть не противилась.

В другом месте Еврипид рассказывает, как женщины напали на стадо и в одно мгновение оставили на его месте горы трупов… Чем такое поведение отличается от манер свиты Жукова – танковых армий и Особого отдела?.. А что вытворяли секретарши Жукова – Зоя Космодемьянская, Уля Громова, Ляля Убийвовк!?.

И без Фрейда ясно, что же символизирует меч в руке Жукова. Конечно же – божественную самодостаточность, гермфрадизм. Это отразилось и в мифе о рождении Диониса. Согласно этому мифу супруга громовержца Гера, узнав о том, что он полюбил дочь кадмийского царя Семелу, пришла к сопернице и уговорила её, чтобы та попросила явиться Зевса в своём подлинном облике. Неосторожный Зевс послушался Семелы, но одно прикосновение огненного существа превратила её в горсть пепла. Только дитя, которое созревало у неё под сердцем, было сохранено чарами Матери-Земли. И Зевс принял его в себя.

Когда же приспел ему срок,

Рогоносного бога родил он,

Из змей венок ему сделал,

И с той поры этой дикой добычей

Обвивает менадо чело.

Еврипид (Вакханки)

Возможно, культ Жукова имел общие истоки с праарийским оргаистическим культом хмельного зелия – Сомы, или Хаомы. (Прим. А. Меня)

……………………………………………………………………………………………..

*************Случай не единичный. В книге Хун Цзы Чена «Разговор о корнях овощей» описано ещё одно подобное событие. В Тарту в 60 годах двадцатого века поставили памятник. Был он круглый как клумба, и его бордюр грубо изображал крепостную стену. Над стеной склонялись двое: русский витязь в кольчуге, со средневековым мечом и некто маленький, круглоголовый, коренастый, очень эстонского обличия. Этот эстонец одет был, как ни удивительно, в европейский панцирь, в немецкий шлем с шишаком и а руках держал, что ещё более загадочно, арбалет – типично немецкое оружие. Русский витязь куда-то тыкал пальцем, показывал эстонцу, куда стрелять. Оба они смотрели на запад. Очень хороший памятник. Но 21 августа 1991 года, в ночь, вырос под памятником гигантский овощ хрен, напыжился и развернул памятник на 180 градусов.

(Прим. В. Малявина, Ю. Лотмана)

………………………………………………………………………………………………..

**************Совершенно неверное объяснение. «Не совершай я дел, эти миры исчезли бы». Вправе ли так сказать Георгий Константинович? Вне всяких сомнений, ведь его вклад в дело победы над фашизмом весом. Но фраза «Не совершай Я дел, эти миры исчезли бы» - это же слова Кришны (беседа Арджуны и его возницы на равнине Куру перед битвой между родами мбхаратов-ариев, описанная в Бхагават-Гите). Так что разворот статуя на восток, я думаю, – неприятие идолопоклонства, неоязычества, иронический отсыл к Кришне, гениальная пародия ёрника Трофима на неуклюжие попытки советских теософов «в Индию духа купить билет». Вспомните момент, когда пандавский князь, желая узреть Божье величие и насладится, воскликнул: «Яви мне себя, Непреходящий, владыка Йоги!»

И внезапно с Кришной происходит чудесная перемена. Перед Арджуной вырастает чудовищная фигура исполина. Сверкая «ярче тысячи солнц», с бесчисленными ликами, с множеством уст и очей, переливаясь в неземном убранстве, высится Он перед подавленным человеком. В нём мелькают и проносятся бесконечные миры. Это грозный Хронос, поглощающий вселенную, в нём сталкиваются жизнь и смерть, движение и покой, мрак и свет, его огненные глаза пылают, из чудовищных зевов торчат исполинские клыки Времени, на которых повисли те, кому суждено погибнуть. Арджуна видит, как род человеческий стремится к палящим устам Вечного…

Кто скажет, что это не описание памятника Жукову на Мамаевом кургане, пусть бросит в меня камень...

Приведённое выше - одно из самых волнующих и величественных мест в Гите. Не случайно именно оно пришло на ум Роберту Оппенгеймеру, «отцу атомной бомбы», когда первое термоядерное чудовище потрясле небо и землю. Устрашающие слова гремят над смертным:

Я, Время, продвигаясь, миры разрушаю,

Для их гибели здесь возрастая.

И без тебя погибнут все воины, стоящие

друг против друга

В обеих ратях…

Рази, не колеблясь!

Таков смысл разворота идола в метафизическом ракурсе. В политико-историческом же плане, разворот – это намёк на учения с применением ядерного оружия в 53 году на Тоцком полигоне (по карте несколько сотен километров на восток от Волгограда), которыми, как известно, командовал Жуков.

Поэт Окуджава, посетивший Мамаев курган в 68 году, в разгар событий в Чехословакии, подавленный, написал о статуе строки, полные горечи:

Где-нибудь на остановке конечной

Скажем спасибо и этой судьбе,

Но из грехов нашей родины вечной,

Не сотворить бы кумира себе…

И напоследок замечание для исследователей, интересующихся, как и я, сравнительной теологией и историей религиозных химер языческого непросветлённого сознания: почему 1917 год – это 2400 летняя годовщина смерти Гуатамы (умер в 483 г. до н. э.), а 1937 год, пик самых «светлых» свершений советского государства, - это 2500 летняя годовщина рождения всё того же Будды (563г. до н. э.)*********************? Значительная работа В. Хлебникова «Доски судьбы» ясного ответа на этот вопрос, к сожалению, не даёт…

(Прим. А. А. Меня)

………………………………………………………………………………………………

*************** Неполно. Зарубежное Радио так же крутило, что там, в сухих прериях на границе Востока и Запада, русские напряжённым железобетоном месят монумент памяти своих предков скифов, что громадный статуй был задуман как твёрдое воплощение известных строк поэта Саши Бло, а именно:

Идите все, идите на Урал!

Мы очищаем место бою

Стальных машин, где дышит интеграл

С немецкой, дикою ордою!

Для вас – века, для нас – единый час.

Мы, как послушные холопы

Свечу держали для враждебных рас

Монголов и Европы!

Статуй-де и должен был воздымать свечу, и так вроде бы и сделали, но когда начали гиганта монтировать, пришли метереологи с молодым газовым инженером В. С. Черномырдиным. Метереологи объявили, что роза ветров на Мамаевом кургане неблагоприятная – плазменные языки из горелки загнёт прямо на голову статую. А молодой газовый инженер Черномырдин объяснил – это нечисто, это жирная копоть уже через насколько дней свечения, я на личном опыте знаю. Проект спешно переделали под меченосный, но рука с горением осталась, её, обрубленную по кисть, закрепили в подземелье, там воздух недвижим. (Прим. В. О. Пелевина)

…………………………………………………………………………………………..

****************Несколько нот проникнуть в плотину почему-то не смогли и, обессиленные, упали где-то в Жигулях и издохли. Многие пытались найти хотя бы их скелеты, но безуспешно. Наиболее отчаянные ищут и до сих пор, поиски эти превратились в культ. Название ему – Грушинский фестиваль. (Прим. И. Бэлзы)

……………………………………………………………………………………………..

*****************Тут я с академиком не согласен. По моему мнению, казаки-гордецы возмущённо восклицали: «А хер Алексашке не мясо?! Чур меня такого, чур!» Так появился на свет обычай обрезания крайней плоти: люди древности - люди непосредственного восприятия и любые метафоры старались наполнить реальным содержанием. (Прим. Г. В. Носовского)

……………………………………………………………………………………………..

*******************Ныне считается вполне доказанным, что нападение на СССР было приурочено к стопятидесятилетию смерти В. А. Моцарта (1791 г.).

(Прим. И. Белзы)

……………………………………………………………………………………………….

********************Это просто. 1937 – 1917 = 20 - возрастание во времени, хронологический прогресс и 2500 – 2400 = 100 - убывание во времени, жизненный регресс. (1917г. соответствует годовщине смерти, а 1937г. годовщине рождения). В советском государстве перепутаны понятия смерть и рождение, в советском государстве вектор витальности направлен против течения Вечности, советское государство с точки зрения экзистенции за двадцать лет своего существования регрессировало на столетие. (Прим. Г. Кюнга)

……………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 24. Татарская басня про осу и питона

 

На сладкой булочке оса сидела, сахар ела.

Чёрной извилиной подкрался к ней питон и ухватил осу за бок.

Зу-зу! – заплакала оса и улетела.

Питон же, булку заглотив, уснул, свернувшись в омерзительный клубок.

Оса, голодная и рваная, под незабудкой Богу душу отдала –

Весьма печальные и скорбные дела.

 

Мораль:

Преуспевает в жизни тот, кто ползает, а не летает.

И сладких булочек на всех в природе не хватает.

 

 

Цзюань 25. Обрывок

 

Хаара-Даван сообщает, что в детстве любимой книгой Темуджина был стихотворный сборник «Говорящие крысы с огненными глазами». Автор сборника – Несброшенный.

Темуджин в юности очень много и вдумчиво читал. Был, значит, книгожором. Всю школьную библиотеку перелопатил, имел абонементы в районную и областную, не обошёл вниманием и домашние библиотечки товарищей по степи и полупустыне. Всё подряд читал – философию и фантастику, детективы и классику, научно-популярную литературу и газетную однодневку. Посещал, активно, поэтические сайты в Интернете – знакомился, сам кое-что во всяких «Форумах» размещал. С некоторым успехом.

Как-то раз школьный учитель велел Темуджину сочинить миниатюрку на тему «Я и древние татары», - домашнее задание, конкурс видно какой-то в Азии был литературный. (Этот текст потом послужил основой для известного политического трактата «Ужин в Бокере».) Темуджин начал так:

--У Томаса Карлейля, когда он писал свою знаменитую книгу «Герои, культ героев и героическое в истории» на письменном столе, под стеклом, лежало двенадцать фотографий татаровских воинов. Карлейль очень внимательно рассматривал эти фотографии.

Что есть Татария? Татария представляет из себя гигантскую ледяную конюшню, по которой шарятся потные люди на взмыленных лошадях.

А мы что можем сказать о татаровах?

Очевидное, очень очевидное: поедающие своих лошадей будут сыты, но далеко не уедут. Татаровы же дерзко адогматичны, они поедали своих коняшек и на них же, голодные, добрались до Адриатики.

Фаллос у каждого татарова всегда смотрит вверх, словно меч, поднятый для удара, у татаровок от грубого седла постоянный зуд, поэтому татаров несусветное, близкое к бесконечности число. С каждым шагом увеличивая бытийную содержательность, погружаясь в идиллическое созерцание явлений это несусветное число, невнятное (значит, забвение ему не обеспечено), мчалось по земле посередине земли вне зигзугов и ниже уровня радаров и всегда появлялось неожиданно (т. е. первыми принося весть о своём появлении), как и поэты (уполномоченные для столкновений с вызовами Будущего (Хаоса)). Пространство сзади татаров становилось вакантным. Металл в азийских руках казался трухлявой деревяшкой, подштанники были значительно запачканы подкожным салом. Идей в голове татаровы не имели (по Ницше идеи приходят в голову только во время пешей ходьбы), объедков крупнее обезьяньих репродуктивных органов после себя не оставляли, т. е. в онтологическом алиби (дарвинизм) не нуждались. Соколы и буревестники они, у каждого в Улан-Удэ по четырёхкомнатной квартире – заработали. Татаровы спокойно били Логос в солнечное сплетение – экспериментальная наука - и смеялись, когда Он, скрюченный, задыхался, пытаясь злоупотребить репродуктивными прилагательными. Они никогда не говорили того, что было понятно только специалистам и делали всё бесплатно, из-за чего и наступил коммунизм (он ещё не закончился). В системе товарно-денежных координат древние татаровы смотрелись мартышками с голыми, воспалёнными задницами (мечта амбициозного проктолога). Они никогда не пили водку из пластмассовых стаканчиков и не ели шашлыков из жидкомясой бройлерной курятины, то есть – все они были отщепенцами-выродками (стихийными фелицитологами, нашими философскими современниками).

Поэтому мы и глядим на них с завистью…. ---*

Дальнейший текст не сохранился.

…………………………………………………………………………………………………….

*Писано монголотибетским суржиком, перевод Г. Ф. Семёнова (брошюра «Отказ от колесования в пользу ли-чжи как более соответствующей восьмеричному пути»**, 1919 г., отпечатана в типографии бронепоезда «Князь Гантимуров», ваг. 7, осн. ст. баз. Борзя, КВЖД). Ввиду того, что вопрос о транскрипции монголотибетского суржика всё ещё положительно не решён, для правильного понимания этого текста Темуджина русскоязычному читателю не профану мы настоятельно рекомендуем ознакомиться с такими трудами: Седлачек К., Семичов Б., К вопросу о транслитерации и фонетической транскрипции современного и древнего тибетского языка посредством русского алфавита // Материалы по истории и филологии Центральной Азии. – 1962. – Вып. 1. – С. 125-136.; Бадараев Б. Д. Об основах транскрипции и транслитерации для тибетского языка. – Улан-Удэ, 1967.; Владимирцов Б. Я. Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия: Введение и фонетика. – Л. 1929.; Цыбиков Г. Ц. Монголотибетские тексты: Образцы слога и орфографии древнего делопроизводства для чтения студентов 3-го курса Восточного института. – Владивосток, 1908.; Он же. Монголотибетские официальные бумаги: Учебное пособие для студентов Восточного института. – Спб., 1898.; Он же. Пособие для практического изучения монголотибетского суржика. – Владивосток, 1907.; Цыдендамбаев Ц. Б. Жизненный путь Г. Ц. Цыбикова // К столетию со дня рождения профессора Г. Ц. Цыбикова, Материалы научной конференции и статьи. – Улан-Удэ, 1976. – С. 6-44.; Румянцев Г. Н. Два письма академика Б. Я. Владимирцова // Тр. Бурятской Комиссии НИИ Сибирского Отделения АН СССР. Сер. востоковедения. – 1965. – Вып. – 16. –С. 226.

………………………………………………………………………………………………….

**Тезис атамана Семёнова о том, что ли-чжи (китайская казнь, когда человека разрезают на 10 000 кусочков за двое-трое суток, отказавшись от техники «камышовые клинья» в пользу техники «тупой перочинный»)*** более соответствует восьмеричному пути, чем колесование, с точки зрения современной ламаистко-анатомической классификации махакал (так называемая подноготно-выворотная школа морфологии) является ошибочным, устаревшим, хотя в целом пытологические характеристики Г. Ф. Семёнова были сделаны на уровне монголоведения его времени, являлись правильными и в современных условиях не потеряли своего значения.

…………………………………………………………………………………………………..

***См.: Рерих Ю. Н. Тибетский язык. – М., 1961. Следует помнить, что термин «язык» Ю. Н. Рерихом часто не вполне оправданно используется как синоним термина «военнопленный», что делает его работу довольно трудной для восприятия филологом среднего уровня. Чувствуется сильное влияние Хайдеггера****, точнее его тавтологически-хитротазобедренного стиля. Префиксы и аффиксы имеют влияние на характер действия, или тон, но вопрос о тонах не исследован окончательно, существует определённая путаница. Сами тибетцы делят свои действия на 5 разрядов сообразно характеру телодвижений. Европейские же исследователи комбинаций телодвижений со звуком различают главным образом три тона: высокий, средний и низкий. Для иллюстрации данного различия Ю. Н. Рерих включил в «Тибетский язык» текст «Повести о волшебнике без антисептика или тринадцать психоаналитически значимых опечаток слова «кукушечка»» Цзонхавы (1357 г. - 1419 г.), считая, что данный текст может служить как бы перешейком, соединяющим европейское и азиатское восприятие квазихаотических телодвижений, подчиняющихся сложно вычленяемым алгоритмам и антитонам. В «Тибетском языке» Ю. Н. Рериха характеризуются алфавит и фонетика, части речи и склонения, нашивки и шевроны, а так же практически все воинские звания от низшего до высшего (отсутствуют только фендрик и черпак). Причём для каждого звания даны ценные примечания, где в лаконичной форме объясняются вопросы этимологии, сопряжения глаголов, синтаксиса, помещены словарики – русско-тибетский с транскрипцией на основе лхаского диалекта и тибетско-русский с такой же транскрипцией.

………………………………………………………………………………………………………

****Затейливо придумает своё, не всякому доступное, умно-худощавое слово немец. (Прим. Н. Гоголя)

……………………………………………………………………………………………………

 

 

Цзюань 26. Буковски.

 

Чарльз Буковски, грязный старикашка, как-то сочинил стишок:

 

быть русским

значит

смотреть на звёзды

и с восторгом

и мучительной болью

осознавать:

 

не спиздить

на Земле

кусок эбонита

чтобы

в подлинную величину

вырезать Пушкина

 

За этот стишок мы Буковски и ценим. А больше ведь не за что.

 

 

Цзюань 27. Алашанский ван.

 

Алашанский ван живёт в городе, называемый татарами Ямунь-хото, то есть канцелярским городом. Город сей удачно расположен посередине караванного пути из Урги в Гумбум. Три сына у вана торгуют в г. Харькове на рынке имени звездочётов Барабашова и Фельдмана без обсчёта и недовеса, хотя официально считается, что молодые люди учатся в местном университете на социологическом факультете. Они отличники, получают повышенную стипендию. Поэтому алашанский ван любит харьковчан настолько, что дымит исключительно харьковской «Ватрой», а не опиумом, как большинство его подданных. Подражая Кальтенбрунеру, ван выкуривает по пять пачек в день. Раком его не испугать. В бумажнике у алашанского вана лежит цветная фотография, на которой он запечатлён вместе с Вольфрамом Зиверсом у подножия горы Белуха. Оба заняты ловлей хариуса в горном ручье.

Множество татаров в советское время работало на сборочном конвейере харьковского моторостроительного завода «Серп и Молот», что очень огорчало вана, так как этот завод производил двигатели исключительно для сельскохозяйственной техники, которая, понятно, беспощадно рыхлила почву, а это противно истинному ламаисту. Ныне завод порезан на металлолом и алашанский ван доволен. Когда ван летал к сыновьям в гости, то над Уралом он открыл иллюминатор самолёта и трижды плюнул на гору Магнитка. И за это ему ничего не было. Вот что значит дипломатический паспорт.

Как-то я спросил у вана:

-Скажите, почтенный, стоит ли мне читать Диккенса в переводах?

И ван ответил, что Диккенса в переводах читают только наивные люди.

-В переводах на русский можно знакомиться только с Прустом или Камитакэ Хараоку, - так посоветовал ван.

-Почему? – поинтересовался я.

-Они не производят впечатления искренних писателей, - сказал ван.

Сам же он читает в переводах книги исключительно вроде «Пола и характера» Отто Вейнингера, я заметил. По телевизору смотрит только программы новостей и «Нашу Russia», причём твёрдо убеждён, что главный автор «Нашей Russia» Л. Н. Гумилёв. Я пытаюсь ему объяснить, что Л. Н. Гумилёв не имеет никакого отношения к этой передаче, он меня не слушает. Усмехается и говорит:

-Как же, как же, такой выдающийся юморист и не в «Нашей Russia»? Я, конечно, отнюдь не Станиславский, но – не верю! не верю!Я знаю изнанку жизни.

Что на это можно возразить?

Однажды был такой случай: ван продал в Европу триста молодых женщин, за что его вызвали в Пекин на суд, где бы вана непременно признали оппортунистом и соратником Блюхера (ван действительно в 1924 году какое-то время служил в роте охраны Блюхера, есть такой грех). Но ван продал и чиновникам ли-фань-юаня (инородческий приказ) триста молодых женщин, и всё обошлось. Женщины, когда их на двугорбых верблюдах отправляли в столицу Поднебесной, сильно плакали. Ван же наоборот был весел и улыбчат. Погонщикам он пожелал:

-Пусть ваши верблюды будут весь путь уравновьючены.

Вот какой он, алашанский ван.

 

 

Цзюань 28. Ботинок (Из детского цикла «Говорящие крысы с огненными глазами».)

 

Начальник сказал пацюку: Ты говно!
Тебя я размажу подошвой!
И плакал пацюк три часа перед сном.
Тревожились Тоша с Кокошей.
Тотоша — жена, а Кокоша — балбес,
Но, в общем-то, сын он хороший.
Жена — по кузнечикам признанный спец,
В джаз-банде тромбонит Кокоша.
Они утешали отца как могли —
Пампушки, ситро, валерьяна.
Соседи весёлый предмет принесли —
Билет на концерт Петросяна.
Пришёл врач Морфей и пацюк засопел
В две дырочки тихо и скромно.
Но Чёрный Ботинок как коршун взлетел
С Чёрного аэродрома.
По звёздам, по числам, по призракам шёл,
Шёл геометрически ровно
Небытия полномочный посол,
Чёрный Ботинок огромный.
Он шёл верным курсом на дом пацюка,
Шнурки извивались, как змеи.
Пространство сжималось, бледнели века
И певчие птички немели.
К утру он дойдёт, к утру он грядёт,
Страшное произойдёт.
Кто старт ему дал?.. То мне тайна, милок.
Певцы лишь, увы, полубоги.
Но точно известно, что каждый зверёк
Обязан протягивать ноги…


 Смахни слёзы, Тоша! Кокоша, не хнычь!
 Нельзя пацюшкам вешать нос!
 Да здравствует жизнь! Продолжается жизнь —
 Скрипят в клетках оси колёс…
 Трещи же, кузнечик! Рычи же, труба!
 Жарь, солнышко, в темя и лобик!
 С Тьмою извечная длится борьба,
 Всем павшим — цветочек на гробик…

 

 

Цзюань 29. Из воспоминаний алашанского ванна.

 

Галин, устав от командования бестолковыми солдатами-ходя, переполненный заботами, тревожно спал в сарае на мешках с просом – ворочался.

Попискивали и сновали мыши.

Я сидел рядом, с любовью и нежностью смотрел на небритые щёки полководца и внимательно позыркивал по углам. Спящий Галин не кривился, он был естественен – походил на Блюхера.

За рекой в Цицикаре прицельно постреливали в Небо маузеристы-белогвардейцы из полка Кости Нечаева, самого боеспособного полка из армии маршала-милитариста Чжан Цзучана. У них заканчивалась махра и, значит, вопрос об ответственность Бога за происходящее на Земле опять был актуален. Стрельба длилась долго, ведь всю махру в округе мы, готовясь к медосмотру, скормили лошадям ещё вчера.

Утром затихло. Галин проснулся и недовольно глянул на меня.

-Здравствуй, Вася, - поприветствовал я командира.

Галин печально высморкался в будёновку и сказал:

-Я полагаю, что Ваши прежние вольные беседы и Ваше желание сотрудничать в сфере схожих заданий с другими структурами, могут привести Вас к смерти. Нельзя забывать, что имеется контрразведка, что она базируется на определённых системах и имеет определённый опыт. В данной ситуации единственным средством является – держать рот на замке. Не надо рассказывать людям что-то раньше, чем они это должны узнать. Людям вообще не надо знать больше, чем им положено знать. Вы должны быть скрытны. Не исключаю, что Вы забыли эти принципы, досконально оговоренные нами тогда, когда я Вас пиздил в последний раз. Но я убеждён, что отныне Вы будете действовать согласно полученному приказу, что Вы проявите свою волю, которая в итоге и позволит Вам с блеском выполнить порученное Вам задание. Пшёл вон.

Я поклонился, вышел, вскочил на коня и стрелою поскакал в Цайдам. В дороге питался всухомятку – только тем, что реквизировал у крестьян посредством грабежа. Было так хорошо, что по утрам я не умывался.

-Цок-цок-цок! – выбивали дробь копыта скакуна.

Голубой хадак, врученный мне начальникам СМЕРШа Хрусталёвым, я хранил у сердца. На этом хадаке я должен был повеситься, если провалю задание.

В Цайдаме я прожил четырнадцать лет, всё писал. Получился обширный труд названием «Четырнадцать лет в Тибете».

Я ждал.

Наконец с гор, сгибаясь под тяжестью рюкзаков, заполненных книгами Свена Гедина, спустились два заморских чёрта – альпинист Генрих Харрер и эсэсовец Эрнст Шеффер. Первому я отдал половину своей рукописи, второму не дал ничего, поэтому второй спросил:

-Камрад, где тут вход в Шамбалу свастическую?

На это я ответил:

-Миллиарды лет назад от Лемурии откололось континентальная плита Праиндия, и медленно поплыла к континеттальной плите Азия. Встретившись с Азией, Праиндия превратилась в Индию и стала напирать наползая. По линии встречи континентальных плит встопорщилась земля – выросли Гималаи, одновременно сдвигаясь на северо-восток на два сантиметра в год. Поэтому в Тибете точных координат нет, они и поныне изменяются каждый год на эти проклятых два сантиметра, карты мгновенно устаревают. Только поиск, только личный поиск поможет тебе решить эту проблему.

Шеффер, услышав неприятное, заплакал некрасиво, неправильно, как может плакать только истинный ариец. Потоки слёз из его глаз напоминали мне два водотока – реку Тарим в Такла-Макане и Хариусовый ручей возле горы Белуха.

Закончив плакать, эсэсесовец сказал:

-Знаете, я ведь вообще-то орнитолог…

И испуганно посмотрел на меня.

-Зуб даю, останется между нами, - пообещал я.

Шеффер смущённо и мило улыбнулся.

Я одарил его хадаком, моя миссия на этом закончилась. НКВД за удачно проведённую операцию наградил меня мешком мятных пряников. Но получить эту награду я не сумел – под Хами на советский караван, который помимо бензина вёз и мои пряники напала банда дунган, наградные пряники были подчистую сожраны голодными мусульманами. Им не повезло – все они умерли в страшных мучениях, пряники, согласно исконному русскому обычаю, были отравленными.

 

 

Цзюань 30. Реальное время.

 

Жидкая подушка. Серая простыня.

Запах мочи. Хирургическое отделение.

Чем Бытиё отличается от Небытия?

Небытиё несомненнее.

 

Медсестра. Только что от провизора.

Капельницы. Таблетки. Ампулы. Свечи.

«С добрым утром, татары!» - доносится из телевизора,

Но реальное время всё-таки вечер.

 

 

Цзюань 31. Гурман.

 

Конь, пашущий как лошадь, правильно понимает гендер, но чрезвычайно далёк от феминизма, который есть не что иное, как апофеоз протеста против ответственного секса, плавно переходящий в триумф стерилизации. Из этого следует, что настоящий мистик хорошо осознаёт: если достойно суетиться на этом берегу, то противоположный достигать не обязательно.

В непосредственной связи с этим - история.

 

Один татар взял спелое яблоко, положил на камень и ударил по плоду кулаком.

Брызнуло мощно.

Татар утёрся, понюхал руки и сказал:

- Водка лучше сидра, Амитофу. Но дороже, Амитофу.

Рядом, на ветке, зачирикала маленькая птичка. Татар плотоядно посмотрел на неё и ещё сказал:

-Конина – чудесный продукт, Амитофу. Но и курица неплохо, Амитофу.

 

«В контексте оборудования», лишаясь самосущего бытия - если у человека варит котелок, то это не значит, что человек мудрец, может, он гурман, или, бери больше, просто голоден.

 

 

Цзюань 32. Июнь 2009 г.

 

Рок певчим птицам оборвал несущие крыла –

Господь на Небо Звёзды забирает.

Майкл Джексон смежил веки, Л. Г. Зыкина ушла.

Как дале жить татарам без гармонии? Никто сего не знает.

 

Фанерное клубится вороньё.

Клекочет, не поёт.

 

И мы бредём вне верной песни, наугад. Тоска, тоска!

Как сладко ноет в бездне скрипка Люцифера!

Пусты слова Любовь, Надежда, Вера,

Но полон смысла холод револьвера у виска.

 

А вдруг, в предел усугубив, покинет нас Билан!? Или Сердючка!?.

Страшно и помыслить!..

Тогда уж точно – только выстрел!

 

 

Цзюань 33. Татаровские рейтинги. (Составлены по заказу «красных охранников» из «Группы 16 мая» Пекинского института Стали, строго в русле «движения по упорядочению стиля».) 50-6-13-8-3-3

 

Кина с полсотни

1.     «Дорога», Феллини.

2.     «Эта замечательная жизнь», Капра.

3.     «Красная Борода», Куросава.

4.     «Аталанта», Виго.

5.     «Жертвоприношение», Тарковский.

6.     «Лиссабонская история», Вендерс.

7.     «Пусть ваши верблюды будут всегда уравновьючены», Дамдинсурен.

8.     «Фанни и Александр», Бергман.

9.     «Магазин на площади», Кадар, Клос.

10.           «Мистер Дидс переезжает в город», Капра.

11.           «Сладкая жизнь», Феллини.

12.           «Трамвай «Желание», Казан.

13.           «Похитители велосипедов», де Сика.

14.           «Новый кинотеатр «Парадизо», Торнаторе.

15.           «Человек с киноаппаратом», Вертов.

16.           «Криминальное чтиво», Тарантино.

17.           «Тулум», снятый с живого казаха», Джа-лама.

18.           «Зеркало», Тарковский.

19.           «Семейная жизнь», Занусси.

20.           «На последнем дыхании», Годар.

21.           «Это случилось однажды ночью», Капра.

22.           «Китаянка», Годар.

23.           «Крыша», де Сика.

24.           «Окраина», Луцик.

25.           «Догвилль», Ларс фон Триер.

26.           «Рассекая волны», Ларс фон Триер.

27.           «Хрусталёв, машину!», Герман.

28.           «Крик», Антониони.

29.           «Бульвар Сансет», Уайлдер.

30.           «Мой друг Иван Лапшин», Герман.

31.           «Разгром банды Кайгародова (Западная Монголия)», Шарил.

32.           «Всё о моей матери», Альмодовар.

33.           «Вкус вишни», Киаростами.

34.           «Кто боится Вирджинии Вульф?», Николс.

35.           «Человек без прошлого», Каурисмяки.

36.           «Женщины на грани нервного срыва», Альмодовар.

37.           «Гражданин Кейн», Уэллс.

38.           «Нож в воде», Полански.

39.           «Поговори с ней», Альмодовар.

40.           «Час приливов», Гиллиам.

41.           «Париж, Техас», Вендерс.

42.           «Семеро самураев», Куросава.

43.           «Короткий фильм об убийстве», Кесьлевский.

44.           «Под флагом с золотым Соёмбо» (в русском прокате – «Кяхта без чая»), Гомбоев.

45.           «История Аси Клячиной», Кончаловский.

46.                                                                                                                                                                                                                                                                        «Боль чужих сердец», Озпетек.

47.           «Долгая счастливая жизнь», Шпаликов.

48.           «Мишень», Зельдович.

49.           «Дневник горничной», Бунюэль.

50.           «Бьютифул», «Вавилон», «Ушедшие», «Печальная баллада для трубы», «Лабиринт фавна», «Сука любовь», «Хребёт дьявола», «Битва на небесах», «Пророк» французско-арабский. «Брат» Венесуэльский, сценаристы Джонс и Раскин, режиссёр в памяти не удержался. «Бал монстров» с Холли Берри. Вуди Ален, что вспоминается? Вроде смотрел много, а на поверхности только «Интерьеры» да «Манхеттен». Ну, ещё «Эпоха Радио» и «Жизнь и смерть» как экранизация «Бесконечного тупика» Галковского. У Михалкова - только «Пять вечеров», ещё «Урга», остальное – не татаровское. Неплохи два первых фильма Муратовой – «Короткие встречи», «Долгие проводы». Неплох и «Познавая белый свет», но в основном на эстета. Симпатичны россияновские «Первые на Луне», «Изображая жертву», «Похороните меня за плинтусом», «Свои», «Про уродов и людей», «Как я провёл прошлым летом», «Ожидание космоса», «Орда», первые четыре серии «Небесного суда», «Шапито-шоу» и «Овсянки» из 21 века. («Орда», заметно очень, вся выросла из цветных сцен второй серии «Ивана Грозного»). Рогожкин?.. Нет! Лунгин?.. Нет… хотя «Дирижёр» неплох… «Фантазии Фарятьева»?.. Да…

Блин! А «Плохой хороший человек» Хейфица!? Ведь чудесный фильм

(Даль и Максакова играют посредственно, Высоцкий – неплохо, Папанов –

отлично, Корольчук (дьякон) – благолепно!), причём фильм чудесный вопреки

бунюэлевскому «хороший фильм получается только из плохой литературы»!

Заметно, что Высоцкого (фон Корен) демонстративно загримировали под А. Ф.

Лосева, Лосева с его известной фотографии 1923 года – чудесно, чудесно!.. За

Хейфицем, вспоминается, конечно, Эрмлер Фридрих Маркович, его «Встречный»,

а !?. Нас утро встречает прохладой… Молодой Шостакович, ещё не испорченный

водкой…

 

Музыка, шесть кусков

1.     Концерты для фортепиано, Моцарт.

2.     Все четыре симфонии Шумана.

3.     Итальянская симфония Менденльсона.

4.     Моцарт весь.

5.     Шуберт.

6.     Битлы, Гребенщиков, ДДТ, Пинк Флойд и т. д. и т. п. – к чёрту. Пугачёва и Киркоров – хороши в ресторане, когда градуса переберёшь, тоже к чёрту.

 

Проза, чёртова дюжина

1.     Достоевский.

2.     Чехов.

3.     Лу Синь.

4.     Диккенс.

5.     Юрий Коваль.

6.     Акутогава.

7.     Хун Цзы Чен.

8.     Сей-Сенагон.

9.     Дмитрий Бакин.

10.           Танидзаки.

11.           В. В. Розанов, очень уважаю. И буковки «В. В.», что впереди волшебного смыслозвука «Розанов», думается, означают тут не только банальное «Василий Васильевич», но и «Внутренние Войска». Традиционализм, по Генону. Тюрьма и охранка, слово и дело.

12.           Пу Сунлин.

13.           «Иван Выжигин» Булгарина – занимательная книга. Там где Пат, там и Паташон, там, где Булгарин, там и барон Брамбеус. Перевод Сенковского из Д. Мориера, «Похождение Хаджи-Бабы», восхитителен. Эртель, хоть и считается эпигоном Тургенева, но получше Ивана Сергеевича будет. Недооценён Борис Житков. «Разгром» Фадеева и «Чапаев» Фурманова – это книги серьёзные, стоят повыше Платонова. А и Платонов – не последний. Гоголь – мерзок, весь сладко-гнилой, какой-то порочный изыск, почва для Набокова. Аксаковым лечим душу. Салтыков и Гончаров вызывают недоумение. Пушкина с Лермонтовым как прозаиков можно (не нужно) сбросить с парохода, совсем не жалко.

 

Поэзия, восемь – очень знаковое число

1.     Ли Бо

2.     Н. Олейников.

3.     Ранний Заболоцкий.

4.     Ду Фу.

5.     С. Несброшенный.

6.     Высоцкий.

7.     Киплинг.

8.     Саша Чёрный.

 

Драматургия, на троечку

1.     Ибсен.

2.     О,Нил.

3.     Вампилов.

 

Картинки тоже три

1.     Н. Копейкин

2.     Футурама, мультик.

3.     Анимэ.

 

 

Цзюань 34. Нежный татар.

 

Нежный татар обвис, обмяк

И ничего не хочет.

По фигу ему джига и краковяк

И телодвижения прочие.

Вертится винт и стучит мотор.

На палубе Конь В Пальто перед Сивым Мерином хвастает своею силою.

А нежный татар висит за бортом

С лошадкой своей. Красивый.

 

Тихо идёт-плывёт пароход.

Дым из трубы шатается столбиком.

Да провеси татар хоть весь поход

Никто не назовёт его Бобиком,

Полковником или Чебурашкою

И не сыграет с ним в нарды.

Не подойдёт к татарче матрос Сашка,

Не позволит потягать за свои шёлковые бакенбарды…

 

Ой ты Синее море!

Ой Океан стылый!

Горе… горюшко-горе!

Кирдык, пиздык и дердидыла!..

 

Все мы повиснем как тот татар, повиснем в конце Мартобря

И будем движением обдуваться.

А пароход будет плыть и плыть, подняв блестящие якоря

Вечность и ещё лет двадцать…

 

 

Цзюань 35. О расчёсывании инструментом и под шапкой, просто ногтями и под небосводом. (Выписки из татаровского «Пособия для мастера расчёсывания* в ЗаБоДае».**)

 

Немало смут нашего века – от несоответствия между

высочайшим уровнем физических идей и скандальным

состоянием наших «гуманитарных знаний». Таковые и у

министра, и у профессора, у знаменитого физика и

литератора – на уровне местечкового парикмахера. Надо ли

удивляться, что последний задаёт тон везде и во всём?

Ортега-и-Гассет «Восстание масс»

Древние говорили: «Горсть земли и ложка воды навевают безбрежные думы». Исходя из этого: Причёсочка! Ты – Вселенная!

Находятся

Волосы самая бесчувственная часть человека, поэтому они фактически расположены в нирване. Находятся и благоденствуют.

Правильный

Кто такой неподстриженный? Уродец? Ответ неправильный. Правильный ответ: несуществующий.

Важен

Волос безумно важен, ибо он тонок. Он нить, что связывает грубый ум человека с прозрачными материями. Всё в этом мире буквально висит на волоске, без волосни все бы мы провалились в бездну материалистического солипсизма.

О презрении

У дураков шевелюра гуще, а ты кормишься волоснёй. Не презирай глупость.

За одиночество

Плоховыбритость – вот та цена, которую мы платим за одиночество.

Корень зла

Знающий, как стричь редко понимает, кого стричь. И наоборот. Вот в чём корень зла.

Что такое

Что такое плохая эсхатология? «Бог стрижёт Пустоту, и летят, летят Вселенные вниз, вниз, вниз…» - вот что такое плохая эсхатология.

Финтифлюшками

Единственно подлинные мысли – мысли человека, которого стригут. Всё остальное – жонглирование финтифлюшками.

Возможно ли

Возможно ли такое, чтобы талантливый парикмахер нравился другим как человек? Ты царь, живи один. Иначе – цирюльник.

Надёжнее

Отойдёшь в сторону, чтобы обрести якобы более широкий взгляд на вещи, и вот – о, ужас! – ни ножницами, ни расчёскою ты уже не достаёшь до головы клиента. Ты превратился в суетного эссеиста! Так что - утыкайся. Это – надёжнее.

Позволяют себе

Парикмахер, работающий в недобром расположении духа, рискует выхолостить клиента. Это подсудно и кроваво. Так же пронзительно кричат… А после ночью по помещению позволяют себе бродить тени не рождённых детей…

Что рождает неглубокий ум

Неглубокий ум рождает фразу: «Лак для волос – пародия на Вечность», вот что рождает неглубокий ум.

О выборе

Того, кто хорошо причёсан, не видит бог смерти Яма. В этом смысле гладковыбритый череп – идеал маскировки и долголетия. Но вопрос не в количестве прожитых лет, а в качестве жизни. Качество жизни определяется причёской. Выбор за клиентом.

Так бывает со всеми

«Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей» - так читаем в сочинениях Пушкина. Это нелепость. Смысл же имеет: «Быть можно дельным человеком только думая о красе ногтей». Наверняка Пушкин просто описался, так бывает со всеми.

Конский волос

Портрет графа Л. Н. Толстого кисти Крамского представляет из себя вещь высокохудожественную. А почему? Да потому, что с натуры художник пользовал только голову и руки мужиковствующего графа, а тулово рисовал, разместив на стуле блузу Льва Николаевича, набитую конским волосом.

Баллада о босоногом мальчике

Один мозольный оператор говорил: «Разница между талантом и гением точно такая же, как между мозолью и водянкою. Пешеходствующий с мозолями на ногах комфортно движется туда, сюда и обратно, пешеходствующий же с водянками страдает. Талант пользуется разношенными мыслями, у гения всегда новенькие, блестящие идеи». У этого мозольного оператора имелось мало, очень мало клиентов, люди ему не доверяли свои потёртости. И, как следствие, у этого мозольного оператора был недостаток в носках. (Татаровский обычай требовал оставлять у мозольного оператора носки, в которых клиент явился в салон.) Поэтому наш мастер летом ходил в босоножках без носков. Поэтому звали его кличкой: мальчик босоногий.

О рае

Рай – это место, где человеку не надо думать о расчёсывании. По всему раю чешет Бог.

Немного

Парикмахер, ковыряющий в носу при клиентах, много не заработает.

О вере

Вера в спасение человека содержится в гармоничной причёске.

Называется

Мазохизм, который злоупотребляет парфюмерией, называется аскетизмом.

Одинаково

Подзатыльник, который сносит половину черепа и подзатыльник, который всего лишь взъерошивает волосы, одинаково аморальны.

Может называться

Кто после смерти родителя не выбрасывает его одеколон, но душится им до предельной сухости флакончика, может называться почтительным сыном.

Вот программа

Ничтожна та волосня, в которой не клокочет великая страсть к освоению новых пространств, которая не жаждет кудрявиться, изойти перхотью и засаливать воротники! Превратись в свитер, стань мохнатой шубой, вытопырься уперёд когтём и копытом! – вот программа жизни.

Без

Без причёски человек подобен зверю, ибо причёска есть Любовь. Но излишества в причёске рождают похоть.

Марк Аврелий

При Коммоде отсутствие в доме статуя Марка Аврелия среди священных пенатов приравнивалось к богохульству. Посмотри и ты на сей кумир, он сходен с Платоном Каратаевым в интерпретации Голливуда – усат, бородат, кудряв сверху пригоже. Сразу видно – не бежал волосоухаживания. Как следствие – сохранился в веках, лекарствует из Вечности малой книжицей большой сути. Предсмертными, но не последними его словами были: «Друзья, поправьте мне причёску…» Большого ума великий человек! Шапка шестьдесят второго размера. Читать Аврелия можно бесконечно, всегда смакуя. Цитируем по памяти:

1.     Не превозносись, когда сам стрижёшь, и не ропщи, когда стригут тебя.

2.     Выпадает волос? А чего ты ожидал? Все помрём, закатимся за плинтус скомканным клоком однозначно.

3.     Человек не может иметь причёску как у бога, но может подстричься, щедро воздавая парикмахеру, пусть у того дурно пахнет изо рта и дрожат руки, а ножницы недостаточно заточены. Не морщись, не цеди фразы сквозь зубы.

4.     Воин, который точно знает, что завтра погибнет в битве и потому бежит педикюра – ничтожество, пусть он и отличный, мужественный боец.

5.     Мечтаешь о чёткой дикции? И ночью и днём бормочи: «Марк Аврелий не брадобрей ли?» И придёт. Я – улыбнусь.

6.     Пресыщенный не находит сильных ощущений в манипуляциях и с тупой бритвой, - он слеп и глух к воле богов, он им неинтересен. Его ногти будут поражены грибком.

7.     Старым девам, если у них есть усики, нравится бриться, они возят помазком по верхней губе так долго, что тёплая мыльная пена преображается в холодный студень. Не будь подобен этому студню, беги старых дев.

8.     Flaventemprimalanuginemalas***. Что он должен делать? Правильно – бродить по кладбищу и присматривать себе место для могилки.

Не может быть

«В начале было Слово». А ведь слово «слово» и слово «волос» состоят из одних и тех же букв – «с», «л», «в» и два «о». Это не может быть случайным совпадением.

Не бойся

Хочешь начать новую жизнь? Для начала хотя бы пробор слева замени на пробор справа или наоборот. Не бойся людей, тебя поймут.

О мгновениях

Во время расчёсывания каждый волосок вибрирует сладострастно, каждое мгновение спешит к тебе с поцелуем повышенной сочности.

О древних

Эсхил и Тацит не только слишком пресны, но и бесконечно фальшивы, ибо они не говорят о расчёсывании. Пифагор, тот был посолиднее – он хоть что-то там упоминал о животных с кривыми волосами.

Надо

«Зачем точные имена, зачем правильные речи, зачем соблюдение середины в наказаниях, если есть чёткий пробор? В одну сторону, в другую сторону - инь и ян, неодноногое Небо никогда не рухнет…» - так говорит сакрально одарённый, мастер расчёсывания. Его надо слушать, не стыдиться и записывать услышанное.

Это называется

Его пригласили причесаться, а он в ответ на мотив «Мой голубой хадак» глумливо пропел: «Спешу, спешу и тапочки роняю! Совсем, совсем без тапочек остался я!» Название этому – цинизм.

Хорошо сказал

Ни дня без стрижки, ни дня без великих книг, ни дня без нового познания.

В. Б. Шкловский

Уши Каренина

В обстрижке важна мера. Каренин обстригся чрезмерно – стали выпирать уши, Анна его разлюбила, кровь на рельсах.

Это надо

Есть причёски, годные только для скальпов. Это надо признать.

Фобия

Никола Тесла писал в своих мемуарах, что прикоснуться к чужим волосам его можно было заставить только под дулом пистолета. «Я люблю не людей, а человечество» - так говорил.

Тождество

Дарвинизм и история причёсок – тождество.

Какая кому лучше

Дьяволы разнокачественные и разнокалиберные кружатся и беснуются вкруг разума человека, так как тот начинён дуролюбием, и только причёска является преградой для нечести в прорыв. Дьяволов – не счесть по масти, потому и причёсок - избыток разноцветия. Называется – подбор индивидуальной защиты. Какая кому лучше – определит Мастер.

Глупость

Цитата из Эпиктета: «Мне хотелось бы, чтобы молодой человек, пожелавший изучать философию, пришёл бы ко мне аккуратно причёсанным, а не с грязной всклокоченной головой». Это – глупость, ибо пришедший с аккуратно причёсанной головой уже по определению знает всё, что нужно, чтобы быть добродетельным. Ему нечего изучать.

Подумай

Если долго не стричься, а потом резко сесть на велосипед, лихо завертеть педалями и помчаться вперёд налегая грудью на руль, то волосы причёски – а придёт этот час несомненно - попадут между цепью и звёздочкой в виде заеды – ты загремишь. Подумай: приятны ли эти звуки?

Онтология

Бытие возникло из обрезков волос богов, после того, как им сделали стильные причёски.

Туалетная вода

Граф Л. Н. Толстой, после того как перестал пользоваться туалетной водой, практически ничего не написал высокохудожественного.

О КВЖД (Коварство, Вероломство, Жестокость, Деспотизм)

СССР (Свидригайлов, Смердяков, Ставрогин, Раскольников) погиб потому, что перестал чесаться. Чесание, т. е. по сути освобождение от паразитов, шулерами-политтехнологами было подменено ковырянием в носу (первые симптомы – оттепель и шестидесятники), три Рима деградировало в три Напёрстка, пройдя ступень понижающую – третий Интернационал. Где напёрстки, там, естественно, и белошвейки, множество разнообразных белошвеек. (Термин «белошвейки» следует понимать и как известный эвфемизм (Сперва я вышивала/ крестом и гладью,/ Потом совсем пропала/ и стала блядью), и по Гашеку: белошвейки – Швейки-белогвардейцы.)

Через ручей

В хорошей причёске и вошь симпотная: хохочет как девушка, которую только что перенесли через ручей.

О Хаосе, о Системе

Переизбыток в причёсывании есть Хаос, Хаос всегда маскируется под чрезмерный порядок. Напротив: тотальное непричёсывание иногда есть хорошо, ибо безмерный Хаос всегда порождает Систему.

Совет беллетристу

Чтобы не запаршиветь, надо писать как Розанов – решительно почёсываясь.

Женское счастье

Мой муж вооружён и не простужен.

Одет, обут и конь его пузат.

Кроме меня ему никто не нужен –

Он чешет волосы свои назад.

Гедонизм

Возьми бога за бороду, это приятно. Она шелковиста.

Зреет

Если на вопрос: «Какие причёски вам любы?» народ отвечает: «Да нам по барабану…», значит в стране тревожно и зреет бунт – барабаны скоро застучат в шухер.

Слушая

Слушаешь, как играет на фортепиано виртуоз, наблюдаешь, как он вдохновенно трясёт патлами и вдруг понимаешь: только одно в этом мире имеет значение – умение причёсываться. Только умение причёсываться может обуздать реальность богоборчества, вакханалию самовыражения.

Пробор

Пробор подобен зеркалу – из одной личности он делает две. Удваивает пустоту.

Ещё пробор

Фет, он не понимал, но он чувствовал, он писал:

Только в мире и есть, что лучистый

Детски задумчивый взор!

Только в мире и есть, что душистый

Милой головки пробор!

Да потому

«Опасайтесь лысых и усатых» Юрия Коваля – замечательное литературное произведение. А почему? Да потому что о существенном.

О мире

Что мы точно знаем о мире? Мир кудряв.

Сократ

По Ксенофонту, Сократ как явление духа состоялся потому, что Ксантиппа не брила подмышки.

Говорят

Оптимист говорит: «Парикмахер наоборот называется психиатром». Пессимист говорит: «Парикмахер наоборот называется нейрохирургом». Человек, имеющий трезвый взгляд на вещи говорит: «Парикмахер наоборот называется костоломом».

Предостережение

Не уподобляйтесь Парису, что кичился своей завивкой!

О парике

Парик есть страстное желание обывателя прожить ещё одну, не только чужую, но и чуждую жизнь.

О Розанове

Знаменитый стилист Галковский, автор модной вербалистики «Бесконечный пробор», утверждает, что рабочее, первоначальное название книги Розанова «Опавшие листья» - «Срезанные волосья».

Повторение «О мире»

Откудова появились бигуди? Люди в чрезмерном азарте крутили пальцем у виска – вот тебе и бигуди. Уже говорили: мир кудряв.

Коварство

Если парикмахер стрижёт человека, которого не уважает – это коварство.

Придумал

Сентенцию «Не тот ли умён, кто не грустит, что подстрижен не по моде?» придумал человек, не смеющий честно смотреть в лицо текущему моменту, его имя – Лузер.

Перезахоронить

Когда, чтобы перезахоронить, раскопали могилу известного в своё время чемпиона мира по целибату Гоголя, раскрыли гроб, то обнаружили, что от Николая Васильевича осталась только причёска. Те, кто уверены, что могилу Гоголя никогда не раскапывали, читали очень мало литературоведческих книг, не знают, что Гоголю очень нравилось, когда его раскапывали.

О газетах

Только реклама парикмахерских салонов не даёт превратиться в полных идиотов читателям газет.

Заслуживают ли

Вопрос мизантропа: а заслуживают ли люди того, чтобы их причёсывали?

Запомни

Колено - лысо, колено - дрянь. Удар коленом подл – всегда в «область репродуктивной функции». И о никудышном механизме говорят: сделан на коленке. Через колено гнут. В паре коленки дрожат. Ещё – колени подгибаются. На коленях стоят. Колени часто поражаются артритом. Повторяем: колено – лысо. Запомни.

Антропологи

Антропологи утверждают, что человек научился чесаться гораздо раньше, чем говорить. Вывод каков? Если и правда, что «в начале было слово», то это слово - «чесаться».

О фрейдизме

Во фрейдизме мало правды, ведь волос на причинных местах не так уж и много, витиеватую причёску там не соорудишь. Фрейдизм, генерируя импотенцию (умно бормоча), барражирует вдоль линии бикини и считает, что человек, который в виде приветствия приподнимает шляпу, латентный эксгибиционист. Здоровая мысль, что этот человек просто гордится своей причёской и славит парикмахера, фрейдизму не по силам.

Иного нет

Скучно!? Причешись. Иные способы борьбы со скукой неэффективны. Полустишие к сказанному:

Скучно. Мне хочется чесаться.

Весь мир чесать и чесать тебя.

Военные

Кто понимает суть вопроса, так это военные. Самая важная часть организма у милитаристов – причёска. Иначе для защиты чего служат шлемы и каски?

Однозначно

Некто Брюсов пустил в прибыльный оборот куцый стих: «О, закрой свои бледные ноги!» И сразу же этим куцым приобрёл известность. Вопрос: если бы стихотворные ноги были не бледные, то есть не побриты, прославился бы некто Брюсов? Ответ: нет, однозначно. Однозначно: жаждешь славы – брейся и брей.

Бздливые мистики

Причёска Бога… Ни один мистик даже и не рискнул приблизиться к этой волнующей теме. Не парик ли это? – если понимать парик как причёску, не освящённую добродетелью.

Фармаколог

Фармаколог – личность, которая не сумела реализовать себя в парфюме. Не хватило духу на основное, ушла в частности. Ну что же, иди. Бог тебе судья и попутный духовитый крендель в твой стерильный затылок.

Надо понимать

Что такое красиво и красяво? Красиво сказать: причёска есть системно вочеловеченный волос, регулярно гибнущий и возрождающийся. Красяво сказать: причёска – гнездо птицы Феникс. Вот что такое красиво и красяво. Надо понимать.

Имя

Не страшись парикмахера с большими ножницами, страшись парикмахера без ножниц, ибо он рвёт в клочья. Будешь как куст, объеденный голодным жвачным скотом, и болезненный. Воспаления. Без ножниц имя – пацифист.

Вот так ненаблюдательный!

Виктор Гюго каждое утро вонзал себе в сердце острое, чтобы набрать крови, которой он писал своё возвышенное. Две, три чернильницы наполнялось. А некий случайно присутствующий при кровезоборе пошляк, Антуан Фонтане, потом писал мемуаром, что Гюго четверть часа держит бритву под мышкой, чтоб согрелась, чтоб сибаритно-тёпленько бриться. Вот как бывает.

Только одно

Человек недостаточно умён, чтобы дать определение причёски, скрытая метафизика цепко держит Бытиё в своих объятиях. Остаётся только одно – расчёсываться.

Динозавры

Динозавры вымерли, вымерли от бессмысленности жизни, не сумев выработать идею прически по причине отсутствия волосяного покрова.

Червяк

Что может знать червяк о причёске? Поэтому он всего лишь червяк, он обречён вечно фильтровать грязь.

Самоубийство

Самоубийство не имеет смысла, если при этом не портится причёска.

Гигиена

Когда свербит в голове (не важно - нагадили ли вам жиденьким в причёску или просто так случилось, в минимуме банных дней), обязательно надо чесаться. Те, кто воздерживаются от чесания при сверблении, становятся чрезмерно похотливыми, ибо похоть и перхоть однокоренные слова.Следствие – количественная многодетность и беспросветная бедность. Значит – плохой воин. Чесать голову без расчёсов – благо. Но не надо строить на этом свои намерения, расчёсы, если вы как минимум не тысячник, не заменят извилины.

Не будет

Классификатор говорит: «Пассивный пессимизм – рвать волосы, активный пессимизм – рвать когти». А не надо. А надо просто стричь и то и это и не будет пессимизма.

Прогресс

Прогресс, цивилизация – это когда причёска заменяется париком.

Аллегорий

Винтовка без патрона в патроннике и конь без всадника, аллегорий бесплодия и сиротства, вот что такое человек без причёски.

Тепло и пшикают

Чем дальше от парикмахерской, тем тревожнее, чем больше не стрижёшься, тем неуютнее. Так в чём же дело? Не отдаляйся, не тяни. Там – деликатно, там – памвают мягкими руками в зеркальных стенах. И, главное, там тепло и отечески пшикают резиновой грушей.

В домне

Не сготовить мороженное в доменной печи. Но причесаться пятернёй можно.

Мы просто хотели

Конструктор Калашников был большим почитателем творчества Толстого, в честь романа «Анна Каренина» он назвал свой автомат «АК-74» (первые главы «Анны Карениной» появились в журнале Каткова «Русский вестник» в 74 году). Вы спросите: причём здесь парикмахерское дело? Ответим: мы просто хотели, чтобы Вы почесали макушку.

Кулинария

Самые сладкие мечты в непричёсанных головах.

Заложник

Когда парикмахер не стрижёт, то Бог плачет. Поэтому стихи:

Стриги, стриги Художник,

Не предавайся сну.

Ты Вечности заложник,

У времени в плену.

Радикализм творчества

Всё, что уже написано и всё, что будет когда либо написано, можно рассматривать как неудачные комментарии к «Пособию для мастера расчесывания в Забодае».

……………………………………………………………………………………..

*Мастер расчёсывания, т. е. человек шерсти, несомненно, суфий. Руми пологает, что мистическое следствие семи сентенций из Забодая, изученных в определённой последовательности, столь значительно, что его достаточно для блицкригового проникновения в Истинную Реальность. Накшбанди уверен, что для блицкрига достаточно и шести сентенций, это так называемый «перочинный ножик шести лезвий». Тантрическая традиция полагает, что вычленить эти сентенции из миротворящего хаоса Забодая и расположить их в правильном порядке пока удалось только Будде-предтече, первосявке. Всё в мире пропитано суфизмом. Если же вы найдёте нечто, что суфизмом не пропитано, то это и будет суфизм. (Прим. И. Шаха)

………………………………………………………………………………………………..

**ЗаБоДай или ЗБД – Зона Боевых Действий. Выдающийся историк, филолог и культуролог академик Фоменко показал, что татаровский термин «забодай» аналогичен греческому термину «ойкумена» и русскому «счастье».

……………………………………………………………………………………..

***Его щёки оттенил первый пушок (лат).

……………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 36. О гейнелермонтовской сосне, о Гагаре

 

На севере дальнем живёт-проживает

Гагара – татарская чудь.

Слушает Баха, Канта листает,

Маслом пишет чуть-чуть.

 

Дом у Гагары – полная чаша.

Но нет на окошке цветов.

Бывает, приходит к Гагаре Милаша

Без комплексов и без понтов.

 

Гагара с милашей пьют водку.

А дальше - ласкают друг друга они

Без ерунды и без всяческой фальши

И розовой разной фигни…

 

…Милаша уходит. Гагара уныло

Сидит, тупо смотрит в окно.

Потом достаёт верёвку и мыло,

Ведь всё уже ясно давно.

 

 

Цзюань 37. Мелкая гнида под чужим именем.

 

Любить поэзию Мандельштама, значит, продолжать намыливать верёвку, когда к тебе пришли друзья, принесли коньяк и привели податливых девочек.

А ещё Осип Эмильевич сравнивал власть с руками брадобрея. Осмысливший цзюань 35 понимает, как далеко этот поэт находится от истины.

А у одного татарова наконец-то вылезла аденома простаты, обычное дело. Он, случилось, как-то посмотрел фильм «Бьютифул», расчувствовался и сочинил стихотворение под названием «Стирка белья»:

 

Бессонница. «Плейбой». Тугие телеса.

Я снимки девушек, зевая, просмотрел до середины.

Лёг на диван. На бёдра шаль накинул.

Глаза закрыл. Приснятся Небеса.

 

Любовь и грех – чужие рубежи.

Живое для меня - воспоминанья.

Ни денег, ни ума, ни званья.

Я - просто жил. И ныне как бы продолжаю жить.

 

Сентенция: всё движется любовью.

Согласен, сэр «Плейбой»? «Плейбой» молчит.

За стенкой в ванной плещется вода, бельё парит, -

вчера в постель я обмочился кровью.

 

Стихотворение ему очень нравилось, татаров послал его на один неплохой литературный сайт, на «ТЗ» послал в надежде найти понимание-признание, поделиться своей бедой хотел наивный татаров. Под чужим именем послал, этот татаров очень часто помешал свои стихи в Сети под чужим именем.

Но – увы, увы, увы - редакторы этого сайта назвали «Стирку белья» пошлостью.

С тех пор татаров и не любит Мандельштама.

P.S.

Кстати. Тут один лихой коммерческий татаров с Дикого Поля, Гай Юлий Орловский, написал довольно интересную креативную книжку – «Как стать писателем». Там он, в частности, высмеивает популярную среди пишущей братии байку – некий-де вьнош взял да и послал в редакцию стихотворение Пушкина под своим именем. В публикации тому вьюношу отказали, мол, плохо пишите, работайте над словом. Орловский утверждает: если ваш текст хорош, то его обязательно опубликуют.

На многих литературных сайтах существует рубрики для начинающих поэтов – отправь туда стихи, тебе их прокомментируют хотя бы на уровне «да-нет». Как-то сделал: взял из «Антологии Американской поэзии», ещё советское издание, «Радуга», 1983 г., то есть качественные переводы, три текста –Уитмен, Фрост и Уоррен - и отправил их на оценку под какой-то русской фамилией. Результат: ни один из текстов не был признан редакторами пригодным к публикации. Причём редакторы, отказавшие в публикации - люди явно начитанные, знающие, любящие поэзию, совсем не чайники. В общем – интеллигентные товарищи.

Указал редакторам на оплошность и спросил: а почему же так? что же происходит в поэзии? Ответили: Вы, милый, – мелкая гнида.

P.S.P.S.

Об Орловском.

Хороший коммерческий писатель, видимо, всегда человек, который твёрдо уверенный в том, что настоящая литература существует.

P.S. P.S. P.S.

Вспомнилось.

В семидесятых-восьмидесятых годах двадцатого века мрачное время в зарубежном литературоведении Софьи Власьевны было – там царствовал со товарищи, свирепствуя, мощный и умный дядька Дмитрий Урнов. Без иронии мощный и умный. Легко, без подтасовок и натяжек Урнов доказывал, что Маркес и Джойс, Пруст и Кафка, а также по своей слепоте примкнувший к ним Борхес – суть плохая литература. Вроде верно. Да вот только хорошими писателями Урнов подавал в чтение Стивенсона и Вальтер Скотта. С точки зрения татарова: и список из пяти интернациональный, и список из двух великобританцев – те же яйца, только в профиль…

А Урнов, увы, не татаров, хотя из под его пера и вышла помимо прочих занимательная книжица о конниках и конном спорте…

 

 

Цзюань 38. Кюхля (Три примечания 1).

 

Пароход летит стрелою,

Грозно мелет волны в прах

И, дымя своей трубою,

Режет след в седых волнах.

 

Я вижу: мимо суда проплывают,

Ждёт их приветливый порт.

Мало ли кто выпадает

С главной дороги за борт!

В. Высоцкий

 

В четырёх мрачных татаровских морях, что омывают Китай со всех сторон и сверху-снизу, плыл я в поисках Чистой земли, плыл без ориентира, навскидку. Холодной водной толщи было много, а я был небрит и босиком. Альбатросы, шутя, гадили мне на голову, а я плыл, плыл стилем саженки куда-то вперёд и ни на что не надеялся, так как знал - никто мне не поможет и не прослезится, а лишь сплюнет, обязательно сплюнет тягуче и скажет: «Всегда он так: телепается в проруби...»

Харбинские сигареты «Каска» (двадцать штук, камышовый мундштук, минздрав предупреждает, что искать смысл поэтического произведения опасно для душевного здоровья), я курил одну за одной.

Вдруг из-за гигантской волны резво выскочило разухабисто-неудобное помещение - пластмассовый пароход современности. Все его четыре трубы дымили дьявольски, т. е. по чёрному, словно в последний раз - процесс познания малоценности человеческой жизни и небокопчения шёл полным ходом. Прекрасный механизм с прекрасными частями. Золото горело на борту парохода, и это золото представляло из себя витиеватый иероглиф «Френсис Фукуяма». Появилась надежда определить направление движения, ведь известно, ветер всегда несёт сажу из труб парохода современности на Чистую землю. Я забулькал, замахал руками с пальцами и сигаретой в воздухе и над водой, и закричал внедряющим голосом повышенной мощности:

-Эге-гей!!!

Я хотел привлечь внимание пластмассовых современников.

На пароходе меня определённо заметили – водное транспортное средство резко изменило курс и стало удаляться. Чрезвычайно сугубый, до конкретности, Александр Сергеевич Несброшенный, который прогуливался по палубе класса люкс* под ручки с двумя прекрасными длинноногими и длинношерстными блондинками – Анной Ахматовой и Лидией Яковлевной Гинзбург – увидев, что расстояние между мной и пароходом увеличивается, радостно захохотал, широко, до глубинного смысла своего содержания разевая рот. Там, за жемчужными зубами и золотыми языком и пищеводом лежала хрустальная коробочка, на дне которой клубился гармоничный ренессансный туман – гибрид ядохимиката с космонавтом. Несброшенские знаменитые котлетные бакенбарды задвигались, словно жабры-хрящи дорогостоящей рыбы осётр. Несброшенный не приплясывал, но всё равно был несказанно красив – сам Будда мечтал быть похожим на него. Забыть Несброшенного было нельзя - повыше колена, пониже пупа на его тулове болталась бриллиантовая пайцза «Татарская звезда».

Составляющие ассистенцию блондинки с обожанием глядели в талантливое пищеварительное нутро особенно сотворённого существа через его бесподобную ухогорлоносию.

На смех из трюма выглянул кочегар Тынянов и подобострастно улыбнулся.

Это была так называемая Истинная Реальность, восьмая сфера, очки Нагараджуны, через которые он мог зреть бога Яму в каждом младенце, магический кристалл. Внутри этого кристалла, в центре, и помещался Тютчев, словно юрская муха в янтаре. Туда его, напоив из кружки, посовещавшись с Дантесом, одним чудным мгновеньем заточила фея обратной стороны Луны Арина Родионовна Гончарова-Керн, в девичестве Вера Засулич, предтеча Ксении Собчак.

Феи говноэфира – они везде.

В маргинальных, т. е. элитарных кругах ценителей изящной словесности, большой популярностью пользуется двойной перевод (с русского на немецкий и обратно с немецкого на русский) тютчевской поэмы «Полтава». А именно:

Был Кочубей богат и горд.

Его поля безмерны были.

И очень много конских морд,

Людей, сатина первый сорт

Его потребностям служили

Для тех ищущих, кто ещё не вполне осознал, зачем Бодхидхарма пришёл в Китай с запада, предлагаем многоступенчатый перевод (с пали на тибетский, с тибетского на монгольский, с монгольского на китайский, с китайского на татаровский, с татаровского на русский)** сутры «Цветочная проповедь Просветлённого».

 

Не стреляйте ворон! Они упадут!

Будут преть на земле.

Дети с глазами к ним подойдут,

Много узнают о зле.

 

Вырастут дети, не будут кормить

Борщом ни мать, ни отца.

Ведь это вопрос6 а стоит ли жить

Коль в воздуже бездна свинца!?

 

Не надо убийств! Лучше в пузо чесать

Щенков, и нюхать цветы.

И дети начнут без извивов взрастать

В контексте тепла-доброты. ***

……………………………………………………………………………………..

*Место на верхней палубе, площадью не больше ста татами, определяемое пароходным Шаманом. Считается, что это именно та часть современности, где вечность выливается во время.

…………………………………………………………………………………….

** Так называемая Септуагимта (койне) – перевод семидесяти.

(Прим. И. Д. Амусина)

………………………………………………………………………

*** Существует и другой, анонимный, вариант перевода «Цветочной проповеди» с пали на русский, перевод одноступенчатый:

Роскошная клумба,

расположенная перед субъектом,

оказывает на субъект

гораздо меньшее воздействие,

чем скромный полевой цветок,

вставленный субъекту в задницу.

(Прим проф. Судзуки)

………………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 39. Тут почему-то.

 

Татары, основательно проштудировав труд Элиаса Канетти «Массы и власть», подошли к городу Козельску, осадили его, воздвигли перед воротами деревянные подмостки и на сцену выпустили редкозубых самаркандских лицедеев* – согласно Ломброзо человек с редкими зубами более болтлив. Актёры тотчас же принялись разыгрывать фривольную пьеску «Похождения агента ОГПУ Рериха в гареме Сына Неба»**, а татаровы по ходу действа обстреливали городок зажигательными стрелами и надстраивали крепостные стены. (Паника в закрытом пространстве тем сильнее, чем надёжнее, крепче запоры. Пожар в театре. Чем сильнее объединяет людей представление, чем более замкнуты формы зрительного зала, тем более бурно происходит распад публики. Если обеспечить предельную закрытость, то распад массы зрителей будет подобен аннигиляционному взрыву.) Все козельчане погибли, так как через некоторое время мир городка Козельска «возвысился до толпы». Канетти же был номинирован татаровами на Нобелевскую премию и получил её. Цитата: «За демонстрацию безумия общества, в котором правит хаос, за исследование массовых движений в аспекте паранойи, сбивающей людей в шоблу».

Тут почему-то вспоминается Соловьёв с его «Панмонголизм! Хоть слово дико/ Но мне ласкает слух оно!», хотя явно куда лучше Гандлевский с его перепевом:

Алкоголизм! Хоть слово дико,

Но мне ласкает слух оно!

Есть, правда, трезвенники, но

Они, как правило, говно.

Постмодерн значительней модерна, ибо ещё Бахтин подсчитал, что если человек будет вдумчиво читать по пять часов в день, то к восьмидесяти годам своей жизни он сможет ознакомиться лишь с пятью процентами текстов, признанных классическими. То ли кризис перепроизводства, то ли количество так называемой классики, мягко говоря, сильно преувеличено (классики нет). Если принять во внимание Фому Кемпийского – «не спрашивай, кто говорил, а обрати своё внимание на то, что сказано» - то второе (и то, что в скобках) более вероятно.

Делёз полагал, что разрушение классики началось ещё с Аристотеля, который первый заявил: «Когда мне нужно прочитать хорошую книгу, то я сажусь и пишу её. Всегда получается». Сам же Делёз, когда у него возникала потребность в хорошей литературе, предпочитал смотреть плохое кино.

Развивая и ничуть не утрируя: вместо балета смакуем порнографию; архитектурой восхищаемся, любуясь на клетки для хомячков; место поэзии занимает водочка в гранёном стакане, под килечку – и т. д. и т. п… И, по нашей теме, - идеальное общество (Нигдению, по Мору) следует познавать,

 

Вставка

Семиотический термин «дискурс». Дискурс – повествование, где фабула эфемерна, но выпирают текстовые группы, подчиняющиеся внутренней логике. Вроде как. Ролан Барт и Филипп Соллерс. Пражский кружок. Э. Бенвенист, Ц. Тодоров, В. Шкловский, Ю. Лотман. Первое: язык – самоценная реальность;второе: язык – средство отражения внешнего мира. Признать язык самоценной реальностью значить приравнять внешний блеск глубине - антитеза.

 

придумывая хармсообразных татаровов и отождествляя себя с ними. Из субъективно-мифических временных структур глумливо выглядывает объективно-хронологическое время с кукишём наперевес. Кризис идентичности (см. Цзюань 75). Идентичность видим традиционно, как сохранение формы объекта во времени. Цитата из Хёсле: «… всякий, кто хочет понимать современный мир, едва ли достигнет своей цели, не постигнув логику кризиса идентичности». Что такое логика понимаем смутно, но догадываемся, что она имеет такое же отношение к истине, как профессия к судьбе.

………………………………………………………………………………………………………

*Цитата из «И. Смоктуновский как не реализовавшийся командарм», статьи Феспида Икарийского: «Татаровы очень уважали актёров. Известно, что человек, на которого незнакомец смотрит более четырёх секунд, начинает испытывать беспокойство. Человек, на которого незнакомец смотрит более десяти секунд, испытывает агрессию. Так как на актёров смотрит множество незнакомцев длительное время, то татаровы считали актёров людьми с повышенной агрессией, то есть отличными воинами. В таком понимании Брюс Ли – самый лучший драматический актёр всех времён и народов.» (Прим. Фриниха)

………………………………………………………………………………………………

**Все женские роли в древнем татаровском театре исполняли мужчины. М. Бахтин в своей работе «К этимологии терминов «чурка» и «козёл» в воровском арго» убедительно показал, что в фене термин «козёл» появился сразу после взятия татаровами Козельска. (Прим. В. Кожинова)

…………………………………………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 40. О брендах.

 

Андрей Белый в изотерическом трактате «Причёски Времени» писал: «Вектор Времени… до Рождества Христова, после Рождества Христова… до Р. Х., после Р. Х. … Р. Х. – какие звуки!.. Р. Х. – слышится мне рахит, немочь… до болезни, после болезни…» Что взять с Белого, теософ, они все такие. Луначарский, колоссально начитанный «опереточный марксист» (так его определял Карл Радек), по мнению парижских продавцов газет самый образованный в мире человек,* тот в эссе «Излишняя заволошенность» излагал потоньше: «Миф о рахитичном Сизифе и есть то зерно, из которого выросло христианство».** Понятно, Белый и Луначарский, аукаясь, перепевают Ницше.

Лимерик

Сижу я, разумна вполне.

И вдруг пришёл Ницше ко мне!

Он шнапса принёс, он сосисок принёс!

И всё это мне, мнемнемне!

Луначарский и Белый, два калмыка в чинах, два бонзы, два серьёзных бренда…

Преимущества чина: какие бы трюизмы и глупости ты не говорил, они сойдут за мудрость.***

……………………………………………………………………………………………………….

*Из воспоминаний Н. Розенель, молодой жены старого Луначарского:

---Осенью 1933 года Анатолий Васильевич лечился в клиническом санатории в Париже, помещавшимся на одной из тихих улиц в районе Пасси. Он уже почти не вставал с постели. Изредка врачи разрешали ему недолгую прогулку в машине. По утрам я выходила к большому газетному киоску, в нескольких кварталах от санатория, и покупала ему ежедневный, как он выражался, «рацион прессы»: «Правду», «Мурзилку», «ЛГБТ», «Известия», «Татаровский инвалид», «Лимонку», «Юманите», «Матэн», «Таймс», «Морнинг Пост», «Плейбой», «Фигаро», «Секоло», «Гадзетта ди Рома», «АВС», «Фоссише цейтунг», «Винер цейтунг», «Журналь де Женев», «Бунд», эмигрантскую немецкую «Паризер тагеблатт», сатирические листки «Гренгуар» и т. д.

Через несколько дней владелица киоска издали приветливо кивала мне и продавала газеты вне очереди – вероятно, как привилегия для оптовой покупательницы. Ещё через некоторое время она сказала:

-Мадам, вы, очевидно, управляющая каким-нибудь большим пансионом для иностранцев. Напишите на бланке вашего пансиона список нужных вам газет – я думаю, что смогу устроить вам скидку.

-Вы ошибаетесь, я не имею отношения ни к какому пансиону.

-Но в таком случае я не понимаю, зачем вам газеты на семи языках?

-Для моего мужа.

Она вытаращила глаза:

-Для вашего мужа? О, мадам… Значит, ваш муж самый образованный человек, о котором я когда-либо слышала.

-Возможно. С этим я не стану спорить.

-Я вам сочувствую, мадам…

-Спасибо… Подскажите мне, где тут ближайший секс-шоп? Хочу приобрести искусственный фаллос.

-----

…………………………………………………………………………………………………….

**Луначарский был с детства сильно близорук. Мать Луначарского, дама образованная, но взбаламошенная, считала, что очки это моветон, нигилизм и поэтому запрещала Толе носить очки, мальчику очки приобрели только к шестнадцатилетию. Чтобы видеть, что же пишет преподаватель в гимназии на доске, Толя смотрел на неё через картонку, в которой была проколота дырочка. Своеобразная лупа. Поэтому у Анатолия Васильевича Луначарского сформировался специфический взгляд на мир, который в психоаналитической литературе называется «взгляд чрез замочную скважину». Посмотрите сами на Христианство через дырочку, и вы увидите рахитичного Сизифа. Не пробовали? Камю пробовал – видел. Я – пробовал, видел. Уверяю Вас – некрасиво.

(Прим. Ж. Деррида)

……………………………………………………………………………………………………

***Ойраты в восемнадцатом веке покинувшие район западного Кобдо и переселившиеся за Итиль, приняли название калмыки. С северо-запада на калмыков активно напирало православие, родную религию ламаизм приходилось защищать. Самый эффективный способ защиты своей идеологии – дискредитация идеологий соседей. Белый и Луначарский и выполняли эту охранительную функцию. Дураковатый квазилимерик в данном цзюане написан мамой в тридцатом году в период её увлечения ирландцем Джойсом. Мама ожидала ареста и помимо Джойса штудировала учебник по психиатрии, готовилась симулировать душевную болезнь. Попадание этого маминого четверостишия в «Меннипей», корпус вневременный, порождённый мантрой Хитротазобедренности, свидетельствует о наличии дыры нуль-перехода в районе посёлка Комарово. На данный момент не обнаружена.

(Прим. Л. Гумилёва)

………………………………………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 41. Басня про пиитов искажающих.

 

Зайчишка промышлял морковку.

Надёргал десять килограмм и выдвигаться к дому стал.

Мешок большой, тащить его неловко.

Немножко протащил – устал.

 

Как дале быть?

Как кормовые тяжести тащить?

 

Хрустеть морковкой из мешка пристроился воришка,

тем самым избавляясь от излишка.

 

От хрумканья проснулся в шалаше Мазай, охрана.

Схватил бердан. Пиф-паф! Большая в зайце рана.

Нет побегайца, есть сырьё для шапки.

Обрезками чудесно окантуют бабке тапки.

 

Реальный дед Мазай не добрячок, об этом, зайцы, вам опасно забывать!

Пииты искажали. Искажают. Будут искажать.*

………………………………………………………………………………………………………

*Тадеуш Бой-Желеньский, известный польский переводчик, предлагал всю поэзию переводить на кашубский язык и читать поэзию только на нём, ибо по кашубски «писатель» значит «лжец», а «написал» это «солгал». Поэт- это всегда недооценка читателей, потому что поэзия и общество неразделимы. Поэтов, которые пишут правду, во всём мире только два-три, да и те ещё не родились. А как родятся – примутся строчить рекламные слоганы. Положение печальное, радует только одно – не один настоящий поэт ещё не остался безнаказанным, всех напечатали.

………………………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 42. Кочегар (Три+один примечания 2).

 

Кочегар Тынянов в это время горячечно писал такое:

---«Тютчев – (тю! ты чё!?) - фрукт, но фрукт вкусный, сочный. Тютчев, он хороший, он не искал Царство Божье, так как знал, что оно у него в кармане, Тютчев иногда его осторожно гладил, пощипывал и щупал.*

Пушкин считается великим русским поэтом потому, что русский язык он знал ничуть не хуже французского.

Четырнадцатилетним умеренно прыщавым подростком Несброшенный был тайно влюблён в Анастасию Минкину, эту пампушку с осанкой гренадёра и жгучими цыганскими глазами, у Тютчева было два Настасьиных хлыста (украденных?), над которыми он плакал по ночам, покрывая их поцелуями, Тютчев, дерзец от играющего гормона, опасно шутил, говоря Аракчееву: «Вы и Сперанский стоите в противоположных дверях этого царствования, как добрый гений и злой гений, а я, как голубь мира, мечусь между вами, но не родился пока ещё такой Пикассо или Зенон, чтобы меня запечатлеть в масштабе один к одному...» Кстати, неприязнь Тючева к Сенковскому объясняется тем, что Минкина к Юлиану Ивановичу относилась более благосклонно, чем к Фёдору Ивановичу.

Пушкин не разбойничал, он творил, педантично описывая Реальность, а устав от Правды он, как первый номер списка русских ихэтуаней, из-за разногласий в трактовке термина «saligia» у гугенота Карсавина,заложив на счастье пару подков в перчатки, дрался на ринге с тремя обер-прокурорами Синода: двоих уложил чистыми нокаутами, а третьему, Победоносцеву, уступил по очкам.

Богомаз Суриков, изнурённый суточным молением всего лишь мельком видел Несброшенного во сне, сразу же после третьего боя набросал смелыми мазками гениальное полотно «Тютчев кроет матом эсхатологов», известное среди профанов как «Боярыня Морозова». Кумирник Церетели сделал Тютчева, потрясающего мясоизбыточным шампуром, центральной медной фигурой в своей композиции «Братья Карамазовы - битники».

Немецкие дотошные учёные, занявшись возгонкой литературного тела Пушкина, с восхищением обнаружили, что ароматный осадок от кипячения поэта-философа составляет 1,51345678341123 кг. на 1 кг. живого веса. У самого Гёте, если верить Эккерману, показатель был всего лишь 1,4000000005 кг. на кило!

Пушкин был щёголь – имел четыре расчёски и два гребешка, это только в карманах. В бардачке его «Мерседеса» всегда лежала щётка для волос. Пушкин постоянно читал и перечитывал «Пособие для мастера расчёсывания», много вдумчиво думал над прочитанным, поэтому волосы его блестели, кудрявились. Им было хорошо. Никогда так не случалось, чтобы Пушкин вышел на улицу не намазавшись «Шипром» полной жменей ниже козырька кепки.

Пушкин был очень зорким. В 1969 году он смотрел на Луну и, используя бутылочное стёклышко как лупу, видел, что там копошатся и выпендриваются зеленоватые американцы.

Пушкина желали в любом обществе, множество людей его воспринимало как своего. Юлий Цезарь называл Пушкина – литературный ПУП (Пришёл, Увидел, Победил (в Вене две девицы)). В тайной внехронной переписке масона Новикова с Юлиусом Эволой Тютчев упоминается как брат Иероглиф Нильского Истока. У философов-стоиков Тютчев имел арийское погоняло Цурюк Цурюкович. Слесари по монтажу вентиляционных систем ласково называли Несброшенного Сквозняк. Операторы мобильной связи знали Тютчева как СМС (Сообщение Мистического Свойства, или, по масонски – Сера, Меркурий и Соль). В среде туроператоров Тютчев вращался под псевдонимом Одесский Молдаванин. Яицкие казаки свято верили, что Тютчев это ногти Пугачёва и призывно махали ему: Коготь, гони сюда! Мария Кривополенова, народная сказительница, уважительно обращалась к Тютчеву: Кот Учёный. Гаишники считали, что Пушкин – это ДТП без Достоевского и Толстого. В борделях даже фригиднессы видя Тютчева, кокетливо закатывали глазки и томно шептали: Медный Всадник… Лаврентий Павлович Берия дал Несброшенному агентурную кличку Судоплатов. На фабрике по производству термометров Пушкина звали Ртутный Пацан, на фабрике были твёрдо убеждены, что Пушкин выпьет три кружки ртути и ничуточки не опьянеет. Тарковский, которому Тютчев подсказал эффектный ход в «Андрее Рублёве» (сбрасывание коровы с колокольни), называл Поэта: Брызги для Канн. Племянники и племянницы Пушкина, когда он, согнувшись под грузом подарков, врывался к ним в детскую, радостно кричали: Дядя Федя! (Перед детьми Пушкин жонглировал своими шестью расчёсками, ощущая мышечную радость под определённым углом мышления.) Пушкин отзывался на любое имя, так как всё и всех, ибо подлинный Поэт, понимал и воспринимал. Но больше всего Несброшенный обожал, когда его называли по татаровски – Айда Тют Чев, Айда Сук Ин Цын.

Фаддей Булгарин дразнил Несброщенного – эбонитовый Грегор Замза (см. в «Северной Пчеле» интереснейшую, полную вольтеровского сарказма статью графа Воронцова «Заслуги г. Пушкина в борьбе с саранчой»). За насекомную дразнилку Фаддея Пушкин очень сильно не любил. И мы тоже тотально не любим. (Булгарин на гей-балу в Петергофе вальсировал с АлександромI и, заметив Пушкина за полицейским кордоном с плакатом «Нет ЛГБТ!», шепнул Императору: «Думается, не дурак был тот человек, кто придумал Ку-Клукс-Клан!», хихикнул и указал на Пушкина. Александр тоже хихикнул. А Пушкин всё это услышал. За это услышанное он не любил не только Фиглярина, но и «Агамемнона современности». (Годы спустя Герцен в «Колоколе» писал, что Булгарин и АлександрI в Петергофе служили чёрную мессу. Это чушь, это гегельянство. Уже в двадцатом веке Натан Эйдельман в своей работе «1789 год» доказал, что данное великосветское трясогузство являлось простым и обычным придворным танцевальным конкурсом на лучшую, действительно ламбаду. Был и приз –ПСС Славоя Жижека. Приз взял Н. М. Карамзин.))

Пушкин чрезвычайно питателен. Известный татаролог-пищевед Похлёбкин в своей статье «Второблюдное евразийство» показал, что организм человека, который 444 раз с прищёлкиванием вслух произнесёт имя Пушкина, получает столько калорий, сколько содержит среднестатистическая порция почек в мадере.

Тютчев никогда не взвешивал своих слов, но не потому, что у него не было весов. Нет, весы, и хорошие весы, да и гирьки точно-ладные у Тютчева в хозяйстве имелись, но на них он взвешивал не слова, а картошку или гречку, когда возвращался с базара, Тютчев не любил, когда его обвешивают. Слова же Тютчев не взвешивал, так как знал: слова его воздушны. Так его уверяли друзья, а все друзья Тютчева были царскосельские лицеисты-грамотеи, они, когда читали даже сложный текст, не плямкали губами.

Как на Пушкина широкие слои общественности обратили внимание? Тут две версии. Первая. Державин выпил стаканчик и в поисках закуси сунул руку в трёхлитровую банку с огурцами. Схватил желаемое, а вытащить кисть не может. Чуть не заплакал. Но тут подбежал Пушкин и изящным ударом ноги разбил банку. Так Державин заметил Пушкина. (Вспоминается яйцо Колумба, узел Гордия.) По второй, более вероятной версии тот же пьяненький Державин просто завалился чрез подструнное отверстие в деку балалайки да и заснул там, а Тютчев этого не знал и стал на ней наигрывать из репертуара группы «Лицей».

Тютчев был полиглот, но полиглот не для ля-ля-ля-тополя, а для дела, для прибыльного туристического бизнеса: когда Пушкин пребывал в Бессарабии, он работал толмачом с молдаванского у Григория Котовского.

С точки зрения властей Пушкин был подозрительный тип: первое – внук чёрного иностранца, второе – дворянин и камер-юнкер. Поэтому в КПСС его не принимали и карьерный рост он не пошёл, засох в редакциях.

В мусорном баке возле дома Пушкина в поисках неудачных метафор и отбракованной рифмы всегда копалось несколько блестяще образованных молодых людей. Почти все они вышли со временем в модные поэты...И следили ещё эти молодые люди за Пушкиным, таскались следом в надежде на вдохновение… Был такой случай: пьяный Пушкин со своим другом, банкиром Геннадием Соломоновичем Поляковым стояли на мосту, спорили о чём-то, решали значимый вопрос. Видимо – где продолжить гульбас, хватит ли бабла… Геннадий в пылу дискуссии достал из фрака бумажник крокодиловой кожи, стал доказательно размахивать им. И, представьте себе, уронил этот бумажник в Неву. Пушкин засмеялся и сказал: «Ну, Гена, ну ты и чебурахнул!» А Эдуард Успенский, молодой, который таскался за Пушкиным, всё это видел и всё это потом расписал в модную сказочку для детства… А вообще-то в русской литературе Пушкин написал буквально всё, напропалую всё. Другие – Толстой, Достоевский, Чехов – у Фёдора Ивановича просто списывали. Из стишка строчку, из повестушки словечко, из письмеца запятую, из эссе пробел… - глядь, вот тебе и «Война и мир», «Братья Карамазовы», «Степь» или «Византизм и славянство»… прочий прибыльно-многотиражный товар. На томиках ПСС Пушкина (в терминологии Борхеса «Вавилонской библиотеке») дотошные православные криминалисты обнаружили многочисленные потожировые следы всех значительных писателей. У Пушкина списывал даже Ломоносов, а так как плагиатор по отношению к плагиатируемому находился во временном прошлом в виде допотопного предка, то списываемое с точки зрения гладкости слога получалось корявым. Но нет худа без добра: Ломоносов в процессе такой сложной добычи текста насобачился в жонглировании пространственно-временными понятиями и приобрёл посему почёт и славу в науке физика**. А писатели, которые у Пушкина не списывали, в истории русской словесности не сохранились.

Кроме Пушкина не существует никакой другой литературы. А его влияние на мировую культуру какое! Целлер, например, уверен, что Парменид из Элеи разработал свою концепцию Единого только после того, как познакомился с трудами (идеями) Пушкина. «Бытиё просто есть, и Бытиё – это Единое, поскольку множественность – иллюзия». Диоген Лаэрций в своей одиннадцатой книге «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» приводит такой отрывок из мемуаров Зенона – ученика, приёмного сына и любовника Парменида: «Доказательство от противного. Пушкин есть вся литература потому, что если бы Тютчев не был всей литературой, то он тогда был бы её частью, элементом мозаики, то есть был бы чем-то ограниченным, не Абсолютом. То есть – не гением. Но тождество «Пушкин = не гений» является явным абсурдом. Помню, сидели мы с Несброшенным и Кавериным уTalon, ковыряли эскалопы, я рассказал о своих апориях, в частности об Ахиллесе и черепахе. Пушкин внимательно выслушал меня, а потом позвонил в колокольчик – подозвал официанта и заказал черепаховый суп. Сильный финт, с таким аргументом я раньше не сталкивался. Каверин, кстати, заметил: «Это Ахиллесу, как полубогу нужно догонять черепаху, Фебу же её подадут». А суп оказался так себе. Каверин был не дурак, но какой-то онтологический люциферик что ли.., о Справедливости он говорил так: «Справедливость? Фалес утонул, Гераклита сожгли на костре, Анаксимен умер от астмы – вот что я называю Справедливостью». Это ужасно...»

А ведь, по сути, Пушкин ничего отсебяшного не писал, он был всего лишь толковым переводчиком. «Полтава», давно подсчитано, есть «тудасюдайный» перевод с русского на татаровский фразы «Отечество люби и кое-что ещё люби! И кое-что ещё, и кое-что иное, о чём не говорят, чему не учат в школе!», сделанный 346777 раз. «Капитанская дочка» - это тот же перевод, тысячекратный, озвучки французского фильма «Эммануэль». А «Евгений Онегин» есть толмаченье «Логико-философского трактата» Витгенштейна, смастряченное в спешном порядке.

Тютчев был очень головасто-хозяйственный, чрезвычайно очень. Всё для семьи, всё с выдумкой, кудрявой причём. Однажды возле его дома посредством околевания пала лошадь и отбросила копыта. Лежала раскорякой три дня. Так Пушкин что придумал, он первой же ночью вырезал из её крупа пять кило анатомии и – хитрейший психотравматический ход! – подбросил к искажённой туше мясорубку. В результате по всему Петербургу пошёл слух, что мясники в говяжий фарш подмешивают дохлую конину, и цены на фарш в мясных лавках резко упали. Тютчев под шумок оперативно закупил несколько центнеров прекрасного фарша практически даром, весь холодильник забил, Натали жарила-парила котлеты из него почти год, Пушкин отъелся, променял джинсы тридцать четвёртого размера на тридцать шестой. Даже сыпь у Пушкина какая-то пошла по бёдрам от избыточной белковой пищи… А с водопроводными счётчиками как было?! Тютчев опытно-экспериментальным путём вычислил, на какое каплепадение из крана счётчик не реагирует, и на ночь всегда подставлял под прерывистую струйку в ванной двадцатилитровую пластмассовую канистру.

Занятная загогулина: Поприщин в своей истории болезни писал, что когда Пушкин, собирая материал для пятого тома «Балконного садоводства», сильно разбился, сорвавшись со скал мыса Прончищева, и посему потерял всякий интерес к пятому тому, то Гоголь, поняв, что «Балконное садоводство» останется незавершённым, сжёг второй том «Мёртвых душ», которому он намеревался придать динамики, горячей пиротехники и правдивости, заимствовав все сии полезности из пятого тома «Балконного садоводства». Без списывания с Пушкина второй том «Мёртвых душ» Николаю Васильевичу казался слабосистемным набором лингвистических трупов.

Тютчев был глубоко несчастным человеком, ибо он страстно мечтал в стиле «гром-град-молния» командовать зенитно-ракетным дивизионом в заполярье, а в свободное от админ-милитари время «брать за жабры песца», коптить тайменей, мочить морошку, квасить ягель и солить грузди, но ему выпала серенькая доля лесостепного корябателя по бумаге… Эх! В магазине китайской пиротехники у Пушкина дрожали губы, слёзы наворачивались у него на глаза, когда он слышал, как в телевизоре скулит под гитару Гарик Сукачёв:

 

Она не хочет, вот беда,

Выходить за него,

А он мужчина хоть куда,

Он служил в ПВО.

 

Витамина «С» в Пушкине было в два раза больше, чем в грейпфруте, подсолнечнике и медвежьей крови, поэтому его, как и Моцарта, врачи особенно рекомендовали детям в лечебно-профилактических целях правильного взростания.

Пушкин - потомок Мидаса: к чему бы он прикоснулся своим волшебным языком, всё, любая штучка-дрючка, превращалось в золотое золочено-перепозолоченное золото.

Пушкин был шестой звездой в масонском созвездии «Пять Виселиц Декабристов», которое сияло над Россией неимоверно и неуклонно. Его, созвездие, можно было видеть невооружённым глазом и днём, не залезая в колодец. Особенно ярко звезда Пушкина сияла над Нерчинском, столицей золотодобытчиков. Саня Якубович, антипаркетный шаркун, бретёр и мрачный храбрец, молился Тютчеву в уголку каземата ежёдневно, колени узника царизма стали мозолисты, как и колени верблюда. И однажды Несброшенный снизошёл, проник к декабристу в виде луча и поцеловал Якубовичу кандалы. Во все заклёпки. Чудо! - кандалы стали золотыми. С тех пор Якубовича звали Зека (Золотые кандалы). (До 1919 года золотые кандалы Якубовича хранились в музее Иркутской духовной семинарии. В том же году они были вывезены в Читу генералом Каппелем. До 1927 года кандалы находились в Читинском краеведческом музее. С 1927 года по 1983 год использовались Святой Троицей (ОГПУ-НКВД-КГБ) как приманка – лежали возле крыльца Нерчинского райкома партии. За кандалами было установлено тайное наблюдение. Человек, поднявший кандалы с земли сразу же с помпой арестовывался, оформлялось дело, выносился приговор. 4871 процесса, все приговоры - вышка, все приведены в исполнение (данные омбулдсмэна В. Лукина). С 1983 год по 1991 год золотые кандалы Якубовича в закрытом фонде Эрмитажа. В постсоветское время кандалы через систему ваучерных приватизационных аукционов обрели нового владельца – руководителя холдинга «ЮКОС» Ходорковского. (У него и поныне. Скрытно вывезены из России путём орального заглота, запакованными в кишечнике. При распаковке разбито биде с фильтром (1 шт.) отеле «Жорж» города Лондона.)

Пушкин, он чистый, он без всячинки, он даже когда спал, понимал, зачем существует глупый страус, весёлый блюдолиз, смелый конь и страшный, неуязвимый бегемот.

Любимый ученик Несброшенного подпоручик Киже, более известный под псевдонимом Евгений Евтушенко – а был ли мальчик? вполне уместный вопрос, - рассказывал, что у Несброшенного всегда под ногами крутился ручной волк, которого звали Красная Шапочка. Тварюгу ещё слепым кутёнком поэту подарили пьяные пэпээсники, принеся в фуражке. Мохнатый презент в виде извинения притащили за отбитые почки*** - у Пушкина при шмоне возле станции метро менты нашли оду «Вольность» и приняли поэта за блогера Навального. Тютчев кормил волка рыбными пельменями и чесал гусиным пером за ухом. За это зверь охранял барскую усадьбу Тютчевых в Болдино. Зимой 1830-1831 Тютчеву пришлось съесть Красную Шапочку, Пушкин той зимой голодал, так как осенью заработался, откровенно записался и забыл сделать на зиму запас продуктов. Если верить Евтушенко – Красная Шапочка был не вкусный. Из шкуры ручного зверя Тютчев сшил себе доху и носил её три сезона, пока она окончательно не завшивела. Тютчев доху выбросил, а Евтушенко подобрал, вычистил гнид и ездил по заграницам в той дохе десять счастливых лет. Сто семьдесят две поездки, страны СЭВ не в счёт. Потом Евтушенко выменял на доху у Шукшина кирзовые сапоги, которые вкусно пахли коровником, портянками и сермягой.

«Мои уста никак не примут сказать, на кого ты похож». Этот «логий» гностика Фомы (евангелие из хенобоскионской библиотеки) вполне применим и к Несброшенному, ведь Фёдор Иванович в своём телесном воплощении был копт из долины Нила, колыбели гнозиса. Тютчев есть броуновское метания эонов недалеко, очень недалеко от зоны пылания Универсума.

Пушкин, пушкарь, фейерверкер-гербомбер по сути (вспомните, что утверждал Круп: Поэт – обезьяна Оружейника), всю свою сознательную жизнь отчаянно (безнадёжно?) штурмовал крепость Софию, обстреливая это мощное фортификационное сооружение из крупнокалиберных орудий системы Логос, а сам - вот потеха-то! - был убит до полного охлаждения членов из маааааленького пистолетика с кремнёвым затвором, убит каким-то Жоржиком, марионеткой, которую дёргала за ниточки напропалую и как попало зловещая ведьмачка мадам Нессельроде.

Этот оружейный дисбаланс ставит гений Пушкина под сильное подозрение, Тютчев тут видится не «русским человеком, каким он будет через двести лет в его развитии» (цитата из Гоголя-Яновского), а предтечей ГМО; Тютчев видится обывателем, который всего лишь виртуозно жонглирует чужими идеями.

Но всё же талант Фёдора Ивановича вне сомнения. Вильгельм Карлович вспоминал, что как-то в Лицее, услышав знаменитое «Снарядившись голой жопой/ Мы пойдём давить ежа./ После мы его с укропом/ Захарчим у шалаша» Агнии Барто, Тютчев заметил: «Если заменить в стишке «его» на «её», будет лучше».

Такое замечание мог сделать только выдающийся беллетрист и настоящий эстет, который понимает, что глупость красива, что глупость это та часть мудрости, которую мы не можем понять». ---

Вы поняли? – Юрий Николаевич сочинял «Кюхлю».

……………………………………………………………………

*В данном контексте очень интересен вопрос о сроках наступления на Земле Царства Божьего. Ясно и Цельсу, Царство Божье грядёт только тогда, когда карман у Тютчева продырдырится. Это не скоро: к несчастью клерикальной ортодоксии Тютчева продолжают и продолжают издавать огромными тиражами, гонорары Фёдора Ивановича безмерны. Ф. И. Тютчев ныне на небеси, из этого логия: Царство Божие на небесах.****

(Прим. Оригена)

……………………………………………………………………….

**Ломоносов не только умел брать продукт из грядущего, но и, пронзая время, посылал потомкам умные флюиды ответных подарков. Например. Свой закон сохранения энергии он телепортировал на сто пятьдесят лет вперёд в город Берн какому-то еврею, скромному служащему Патентного бюро – закон сохранения энергии этому еврею приснился. Но этот еврей закон сохранения энергии не понял, всё попутал-спортил и выдал его в научный оборот под названием Специальная Теория Относительности.

…………………………………………………………………………………………………..

***Почки Пушкину не отбили, Пушкина просто высекли мочёной лозой в тайной канцелярии, так душевно высекли, что жениться он смог только через два года. (Прим. Ф. Толстого-Американца)

………………………………………………………………………………………

****Под царством божьим первые христиане понимали тысячелетнее царство добра и справедливости, которое должно было установиться на земле после второго пришествия Христа. Словосочетание «царство божие» употребляется и в Евангелии от Марка. Но в Евангелии от Матфея более частым становится выражение «царство небесное», видимо Матфей уже знал, что Тютчев мёртв*****. Появление этого выражения связано с общим спадом напряжённого ожидания конца света и распространением веры в потустороннее воздаяние, спасение на небесах.

(Прим. И. С. Свенцицкой)

……………………………………………………………..

*****Благоглупости! Если Тютчев мёртв, то ни Царства Божьего, ни Царства Небесного не существует. По крайней мере, в русской экклесии.

И ещё – факт предельно научный: первый красавец русской словесности, а по совместительству механик-детерминист и инженер Гарин-Михайловский воздвиг на месте предполагаемой гибели Тютчева, на Чёрной Речке, электростанцию. Спекулировал инженер так: Пушкин - существо огромной энергии, после его превращения в Вечнопечального Брюнета эта энергия должна высвободиться и витать в окружающем Черную Речку эфире, энергии много. Так вот: Гарин сотворил по линии Тютчев-Дантес на месте дуэли шестилопастный генератор на мочёной стекловате, но этот генератор, когда Гарин торжественно клацнул рубильником, не заработал, энергии астральной ойкумены Чёрной речки не хватило, чтобы зажегся даже захудалый лампион! Вывод: Пушкин – жив.

P.S. «Божие» и «божье» не разное написание одного и того же слова, но разные слова. Это следует понимать.

(Прим. В. В. Розанова)

…………………………………………………………………….

 

 

Цзюань 43. «Квалификация», «На заводе им. Первого Махакалы», «Пиво»*

 

Резец репит. Эмульсия дымит.

Согбенный токарь над кареткою завис.

Он крутит лимбы, личико кривит.

Колечками струится стружка вниз.

И утро и, к несчастью, понедельник. Протирают глазки города.

Леса, поля и прочие природы

Ветвятся-колосятся вне труда,

И просто так вцепляется бездельное зверьё друг другу в морды.

Не перегаром звери, смрадом дышат.

Резец визжит. Туман эмульсии клубится, поднимается всё выше.

Скрипит, словно протез у бога Ямы, вытяжка на крыше.

В мечтах о пиве токарь мрачен. Плавает микрон.

Глумливый шёпот контролёра за спиною: «Бесполезно...»

Срединный Путь ведёт в смердящее нутро -

Развёрзнута технологическая бездна!

Нирваны нет, есть хитротазобедренности мантра.

У контролёра штангенциркуль страшнее жезла некроманта…

Всё будет в этом мире отбраковано. О, бедная деталь!

Тебя пожрёт жерло плавильной печи.

В бессчётный раз нажав потёртую педаль

Посмотрит гордо прессовщик-утильщик и расправит плечи –

Он даже в чёрных похмелах не гонит брак.

 

А пьют ли пиво бракоделы Там, в Иных мирах?..

………………………………………………………………………………………….

*Данный цзюань имеет три названия. Ищущий в зависимости от своего психофизического состояния в момент визуального контакта с текстом выбирает подходящую этикетку совершенно самостоятельно, ему оказывается доверие, так как все мы – увы! увы! и отнюдь – уже не дети.

Давать своё название цзюаню 43 категорически запрещено.

Нарушивший запрет обречён 999 кальп блуждать по баллистической траектории в треугольнике с вершинами: «Смердеть в веках», «Не просыхают траурные глаза» и «Сожалеем, что не можем бесконечно рвать зубами вашу плоть».

…………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 44. «Сармат».

 

Гностическая лемма «Зацикленная вертикаль»

Бог (Высшее Существо), в наличии имеется. Более того, существует квазитеологический ряд: «А» есть Бог для «А-1», «А-1» есть Бог для «А-2», «А-2» есть Бог для «А-3», …….. «А- N» есть Бог для «А- (N+1)»; где N стремится к бесконечности. Этот ряд зациклен, что означает: «А – (N+1)», где N равно бесконечности, есть Бог для «А». Профанно: низшее для тебя, является высшим для твоего высшего.

Выводы:

1.     Червь есть царь, раб есть рабовладелец.

2.     Абсолют – химера.

3.     Если Творец оглянётся и посмотрит вверх, то Он увидит там сотворённую Им тварь, юрисдикция которой над Ним бесконечно легитимна. Или: Бог кладёт поклоны иконе, на которой изображён простейший вирус.

 

Семнадцатый патриарх Забодай однажды призвал трёх своих самых продвинутых учеников – коварную вдову Цыси; её пажа, горемычного императора Гуансюя и металлиста от бога Виталика Личное Клеймо – усадил за стол и повёл такие речи:

-Допустим, Цыси, Вы попросили у Сына Неба миллион долларов. Гуансюй Вам запрошенное предоставил с почтением. Но у императора тогда не было на руках такой налички, и чтобы усладить Вам, вдова, он занял требуемую сумму у Клеймо. Но ведь и Виталик не Яшмовый дедушка, для заёма товарищу императору он взял у Вас, Цыси, тот миллион, что Вы получили от Гуансюя. Долларов, понятно, на самом деле нет ни у кого из Вас, но серьёзные финансовые потоки каким-то таинственным образом всё же циркулируют между Вами. Вот на таких же правах, как и этот миллион, процветая, существует в Истинной Реальности и наш мир. Что серьёзного Вы можете мне сообщить по этому поводу?

Цыси и Гуансюй ответили Учителю одинаково – громовым молчанием, а Виталик Клеймо, который до посвящения прозябал высококвалифицированным токарем на «Заводе им. Первого Махакалы», сказал:

-Я ещё не полностью разобрался с вопросом: в какой бабке станка располагается Будда, передней или задней, ведь между ними сложный и полый вал из титана.

Забадай, прослушав учеников, пригорюнился. Все ответы омерзительно смердели мёртвым дзэном. Учиться, учиться и ещё раз учиться…

Потом все они важно пили пиво, которое вдруг чудесным образом возникло на столе в виде четырёх двухлитровых баклажек. Пиво называлось «Сармат». Его можно было пить.

 

 

Цзюань 45. О татаровской пчёлке

 

Если вас укусит пчёлка

Вы озлобитесь, поди.

Ведь она же не девчонка,

У ней пышной нет груди.

Вы поступите с ней грубо,

Выбьете вы пчёлке зубы,

Вы ей скажите: Пошла,

Прочь, кусачая пчела.

А ведь эта пчёлка деток

Захотела всей душой.

К вам она слетела с веток,

Чтоб стать мамой и женой.

Ну а вы, ну а вы –

Вы – увы, увы, увы…*

…………………………………………………………………………………………………….

*Ответ на вопрос, что же высмеивается данным цзюанем: булгаринская ли газета «Северная Пчела», или несвязная компиляция «Пчела» - знаменитый сборник нравоучительных изречений и исторических анекдотов, переведённый на татаровский язык из византийских источников ещё в XIIвеке, до сих пор ненайден. Моё личное мнение: судя по тому, что в византийской «Пчеле» изречение Катона «Мы управляем миром, а женщины управляют нами» стоит на видном месте, второе более правдоподобно. (Прим. Д. Лихачёва)

…………………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 46. Первородный грех

 

Забодай сказал:

-Когда умирает Сын Неба, объявляется траур. Траур продолжается сто дней, не разрешается играть свадьбы, устраивать театральные и увеселительные зрелища, расчёсывать и брить головы, носить шёлковые костюмы. В храмах непрерывно раздаётся колокольный звон по усопшему. Ребёнок, зачатый в период такого траура, после рождения считается незаконнорожденным, поэтому при наречении в его имя включается иероглиф «собака», - чтобы все знали, что родители его нарушили закон о соблюдении траурных правил.

Виталик Личное Клеймо сказал:

- Все пользователи электронной почты имеют в своём имени иероглиф «собака».

 

 

Цзюань 47. Антитеза цзюаню 24.

 

Червь мягкотелый в свою норку мирно брёл.

Толпою жадной налетели куры на него и в клочья разорвали.

После того как учинили птицы произвол,

они с огромным аппетитом пировали.

Потом блудили куры с петухами и откладывали яйца по углам

на радость нам…

 

По небу облака бегут.

Но никуда они не прибегут.

Под солнцем кости горемычные пылятся,

над ними осы мясоедные клубятся.

А к ночи осы в рой сбиваются и виснут в темноте

подобно страшной ассирийской бороде…

 

В пустой норе червя ветра гуляют, стонут, свищут.

Поют о том, что для крылатого бескрылый – только пища…

 

Зачем, зачем эти глумливые ветра свистят

и декадентствуют в пространстве нор и дыр!?

Как сто пудов утопленных котят

на плечи давит мир.

 

 

Цзюань 48. Поражает Флобер.

 

Цивилизация появляется тогда, когда боль превращается в кошмар. Далее боль деградирует до знания. Знание, в свою очередь, мельчает в интеллектуализм. Интеллектуализм понимаем как подмену жара души люминесцентным свечением книжной зауми, как превращение человека в глуздыря (см. Даля). Вот тут-то и появляются татаровы и множатся, появляются тогда, когда их существование ставится под вопрос. Бесконечно много татаров – начинается игра в бисер козьими орешками, бред на «жаргоне достоверности».

Что же делать?

Ответ прост: если взъерошен – причёсывайся, если причёсан – взъерошивайся. Татаров не уменьшится, но хоть будешь чем-то занят, решая, так сказать, проблему смерти. Не верь, что история уже закончилась, покупай бриолин и умасливай волосы, чтобы потом было что смыть шампунем. Помни, что пирамиды это всего лишь морги.

Можно ли считать литературой медиативные упражнения в письме?

Некоторые считают татаров тараканами в мозгах.

Пусть. Ну и что?

P.S.

Поражает Флобер. Цитата из его письма 1853 года, период создания «Бовари»: «За два месяца написал всего двадцать страниц…» Титан скорописи. ВСЕГО ДВАДЦАТЬ СТРАНИЦ! А ты, если и вдохновение, пишешь по страничке в неделю и рад.

 

 

Цзюань 49. Верховой татар.

 

Он скакал по полю хлеба

На коне больших копыт

Воплощеньем бога Феба,

Независимый на вид.

Пел лихие песни гордо,

Целовался с небом он.

И светилась его морда,

Словно новый медальон.

Ветры – дули, солнце – грело.

Улыбалась ребятня.

Он скакал совсем без дела

Точно посредине дня…

 

Сторожа его убили

Из берданки, из ружья,

Потому что они были

Ему вовсе не друзья,

Потому что охраняли

Они мягкое зерно,

Потому что твёрдо знали:

Беззаботно жить – грешно.

 

 

Цзюань 50. Генетически.

 

Гумилев, Лев Николаевич, генетически, от матери обладал крепким задом, что помогло ему выработать прекрасный, с беллетристяцкими завитушками почерк. Пойдя серьёзную школу каллиграфии в сибирских лагерях, этим почерком он вдумчиво переработал труды академика Бартольда, писания справедливо забытого скучно-серёнького Данилевского, продуманную бредятину блистательно-маргинального логофета-схимника Кости Леонтьева*, чем и произвёл впечатление на впавших в маразм шестидесятников и прославился в широких кругах ценителей фольк-хистори.

Рассказывают, что старенький и добренький Д. С. Лихачёв аж заплакал, когда ему спустили из ЦК КПСС, от Яковлева, разнарядку написать хвалебное предисловие к «Древняя Русь и Великая степь». Отправился с палочкой в ЦК академик, чуть ли не на коленях просил избавить.

Не помогло.

Пришлось Дмитрию Сергеевичу писать, пытаясь хоть как-то сохранить лицо. Предисловие полнится такими фразами - «у Гумилёва элементов реконструкции больше, чем у других историков… он обладает воображением не только учёного, но и художника… спорить по частностям мне не хочется, в концепции Гумилёва они имеют подчинённый характер… конечно, с Гумилёвым можно спорить по частностям, но стоит ли это делать?.. признавая за автором право опираться на обобщения, уже сделанные его предшественниками, мы не можем не потребовать, чтобы отношения к ним были в меру критическим, а любое приятие или неприятие того или иного тезиса – аргументированным…»

Кисло-сладко. Худо-бедно. Фига в кармане кальсон.

На кухне, на своей, Дмитрий Сергеевич бушевал:

-Гумилёв считает себя духовным сыном Шпенглера, но Гумилёв соотносится со Шпенглером так, как Шура Балаганов соотносится с лейтенантом Шмитом!

Для тех, кто не в теме, ниже приводится типичный, но до сего времени не введённый в научный оборот образчик творчества Льва Николаевича, любезно предоставленный нам его почтительными сыновьями, писателем Виктором Суворовым и математиком Анатолием Фоменко.

---

---Циклоны географически и метеорологически пёрли над Великой степью то туда, то сюда увлажняя почву и прочие верхние слои по определению кормящие скот. Почва и слои, отзывчивые, благодарно прели, трава-мурава лезла, парнокопытные жирели в сало – так вот и зародился пассионарный Номадизм. Номадизм сёк фишку пчёлкой, он сразу же из подручного человеческого материала слепил арийцев и положил их в надёжный дойче-банк «Шпенглер» под хорошие проценты. Потом, через какое-то время Номадизм на проценты от вклада прикупил немного протохунну, хунну, сянбийцев и жуженей. Прикупил и, так как был гениален, априори отказавшись от, как мы сейчас знаем, безнадёжно бесперспективных систем «Третий Рим» и «Третий Интернационал, он сразу принял систему «Три напёрстка» (за рубежом она более известна как система Жана Бодрийяра), основательно смешал эти народы в мисочке из под прокисшего цианистого калия и скормил четырнадцатиталевой Каменной Матери (Синьцзяни, по версии И. Бичурина). Каменная мать переварила смесь, зевнула так, что обнажился её аппендикс, растопорщилась и из неё полезли первичные татаровы на мохноногих лошадках, полезли полностью экипированные и укомплектованные – в аптечках был набор чебуреков, фаршированных пенициллином. Татаров было восемнадцать, они были чрезвычайно воинственны - сразу уселись резаться в преферанс на выживание. Это – битва. Пролилось немало крови – так появились реки Онон и Яуза, а также сетевой маркетинг. А когда битва закончилась, то остались гора Богдо-Ула(Сумеру), пуля-дура и висты списанные. Остался в живых и один из татаров - очень ушлый, шулер, пройдоха и бабник – никому проходу не давал. Звали его Триста Спартанцев. Он, прогнав чёрта Чивилихина, взял себе в жёны трёх дев: дерево Лиственницу, ягоду Арбуз и трубу Полотенцесушитель. Так появились основные татаровские кланы, которые далее уже размножались вполне естественным путём, через летопись и сказителей. См. Марко Поло. ---

----

…………………………………………………………………………………………………..

*Катков М. Н., ознакомившись с «Византизмом и славянством», радостно сказал, что Костя наконец-то дописался до чёртиков, долго же я этого ждал! По прочтении же «Древней Руси и великой Степи» тем же Катковым было произнесено: так вот ты какая, настоящая чжурчжэньская месть!**

……………………………………………………………………………………………………

** В «Русском вестнике» печатались и мемуары Э. Герштейн. Есть в наличии там такой эпизод: в конце сороковых уже не молодой Лёва с Казанского уезжает куда-то под Караганду, его в очередной раз не приняли в Московский университет. Провожают его Анна Ахматова и её верная подруга Эмма. Когда поезд тронулся, Лёва со слезами на глазах погрозил кулаком в сторону МГУ и прокричал: «Я им ещё покажу!.. Такой умняк напишу, что сто лет будут расхлёбывать!»

Выскочившие «из грязи в князи» таланты цветут кудряво. И без бигудей.

Очень, очень уж Л. Гумилёв эпохи Сталина схож с В. В. Розановым времён Ельца, времён 1886-1891 гг., когда Вась-Вась «погибал», был озлоблен и «хлебал» жалкую и невкусную уездную пыль, написав лишь своё «О понимании», которое никто не читал… «По сложности и количеству мыслей (точек зрения, узора мысленной ткани) я считаю себя первым. Замучаются меня объяснять». Цитата и курсив в ней – Розанова.

………………………………………………………………………………………………….

 

Цзюань 51. Так оно и есть.

 

Когда человек улыбается, сокращается семнадцать мышц лица и шеи. У татаровской винтовки при выстреле содрогаются все мышцы, кроме ягодичных. Вроде как количественное преимущество. Но скорострельность татаровской винтовки не превышает тысячи выстрелов в секунду, тогда как у человека за тоже время в мозгу проходит семь миллионов химических процессов. Поэтому в градации Благодати татаровская винтовка помещается ниже человека, винтовка онтологически отстаёт, гносеология винтовки примитивна, если не карикатурна. Хромает топика – правильный самостоятельный подбор боеприпаса, иногда случаются и выпадение из адеквата – немотивированные приступы импотенции в виде осечек. Язык татаровской винтовки невнятен. Проблему невнятности языка призван решить, выражаясь словами поэта «волшебный прибор Левенгука», проще говоря – прицел. Но по большому счёт, прицел – это паллиатив. Существует достаточно обоснованное мнение, т. е. практически давно доказано, что проблему невнятности своего языка татаровская винтовка решала с помощью неких тайных и сакральных скороговорок. В среде романтически настроенных филологов считают, что в последнюю свою этнографическую экспедицию (пять «ю» на хвостах, просто маразм) 1872 года Александр Фёдорович Гильфердинг сумел записать несколько таких скороговорок, но за это научное открытие поплатился жизнью. Действительно, это факт полицейского протокола, в бауле погибшего Гильфердинга, в томике Шлегеля обнаружили листок с какими-то мутными скороговорками. Приводим их полностью.

 

Папаха по пах у пахаря, у попа по харю.

 

Череп отца лежит у Череповца.

 

Мойва для мойр.

 

Спится, снится Ницца. В Ницце пицца, в пицце спица.

 

Цирик стырил цыбик.

 

Кочегар Гарри кочергой кочегарит в гари.

 

Отощали вши – оттащи в щи.

 

Рушит грушу Груша.

 

Рабы гребут грибы граблями.

 

Трамвай травмировал троллейбус.

 

Пиар пивовара – навара навалом.

 

Артрит бодрит.

 

Завивая завывай, завывая завивай.

 

Тише чеши.

 

Стырили штык, стырь штырь.

 

У татара товар, от товара навар.

 

Сортир сатира.

 

Кальсоны с карманами у кальмаров с кайманами.

 

Оружейники в своей работе неоднократно пытались использовать этот словоряд, но дальше создания АК-47 и его модификаций продвинуться не сумели. Результат практически нулевой. Было высказано предположение, что скороговорки из баула Гильфердинга не настоящие, сапоги всмятку. Группа достаточно серьёзных исследователей современного фольклора, ДАМа (Донцова, Акунин, Маринина) уверена, что листок с подлинными скороговорками татаровской винтовки был изъят убийцами учёного*, а в Шлегеля - немец всё стерпит - был подложен подложный листок с абсолютно стерильными словосочетаниями не имеющими никакой творческой силы, предназначенные исключительно для увеличения люфта речевого аппарата профессиональных лялялякалок.

Думается, так оно и есть.

……………………………………………………………………………………………………..

*М. Кривополенова рассказывала, что А. Ф. Гильфердинга убили Павлуха Рыбников и Кирша Данилов, об этом ей поведала урдомская кикимора, именуемая бледной червью. Также кикимора Марии поведала, что Мережковский это Герберт Спенсер, нарядившийся русским попиком. (Прим. Б. Шергина).

……………………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 52. Ресурс.

 

По мнению мадам де Сталь выдумывание новых миров – «верный признак идейного бесплодия». Может быть мадам и права. Но мне с моими татаровами гораздо милей Мальбранш, которому всю жизнь казалось, что у него на носу висит кусок баранины - типично татаровская фобия.

Татаровское общество стоит того, чтобы на его выдумывание потратить некий интеллектуальный ресурс.

Почему?

Да потому что татаровы очень хорошо говорят о винтовке, вот.

***

Винтовка – элемент иерархии.

Татаровская Винтовка произошла от Великой Скорострельной, которая во времена сотворения Мира обстреливала Вечное Синее Небо, дырявя Его в звёзды.

Элемент педагогический и благоустроительный в винтовке очень силён и несомненно используется.

Не имеющий винтовки подобен Сизифу, не имеющий винтовки лишён радости степенного перепрятывания сала, не имеющий винтовки обречён на перепрятывание нервное, судорожное.

Винтовка сродни телеграфу, она обеспечивает общение людей на расстоянии. Или, отталкиваясь от Герцена, который сравнил знаменитое письмо Чаадаева с выстрелом, прозвучавшим в ночи, можно и винтовку назвать почтой, учреждением, что скоро сообщает человека с человеком.

Винтовка – форма блаженства, квинтэссенция жизни, соль любого перца.

Эй ты, неподстриженный! Как ты смеешь, слепец, целиться из винтовки!?.

Если славишь Господа стреляя из винтовки, то необходимо стрелять без промаха.

Винтовка возникла как неудачная попытка разрешить проблему теодицеи и как всякая неудача она очень жизненна.

Ковыряющий в носу редко попадает в цель, спусковой крючок его винтовки липок. Это мерзко.

Когда приближаешься к нехорошим людям, начинаешь испытывать неприязнь к людям вообще. Винтовка позволяет этого избежать.

Почему даже пацифиста больше терзает звук не выстрела, а осечки? Вот вопрос…

Винтовка отодвигает бесчеловечность от человека на расстояние полёта пули.

У винтовки сильное обострённое чувство реальности, она не способна отличить правду от вымысла и поэтому успешно используется всеми правдоискателями.

Винтовка – единственно верный, преданный апологет культуры.

Отдача винтовки убеждает тебя: не спи! Пороховые газы разъедают тебе глаза: не спи! В этом нет переизбытка, мудрости никогда не бывает много, мудрости вечно нехватка, ибо всё равно спят и подсвистывая, и всхрапывая. А есть и такие из хитрецов, кто делает вид, что не спит, а сам просто вставил спички в глаза, а потом, обезспиченный, не может развести костёр и дрожит и, значит, не попадает в цель.

Мечта винтовки – плавать в верхнем культурном слое.

Винтовка живёт в щели между гуманизмом и гуманитаризмом, между правдой-истиной и правдой-справедливостью.

Идея винтовки – идея очеловечивания вещи, идея винтовки проникла в оружейное дело из фармакологии тёплых флакончиков и мягких сигнатурок в виде чертёжика вошебойки и там исказилась в трубчатую конструкцию.

Винтовка родилась от избытка досуга у борцов за светлое будущее без вегетарианства.

Нравственный элемент в винтовке преобладает над интеллектуальным.

До появления в мире винтовки человек был частью муравейника, всяк пачкун мог ковырять в носу безнаказанно и размазывать в неопрятный блеск.

Протирать, протирать и ещё раз протирать – вот что такое состояние покоя.

Что такое страх перед жизнью? Страх перед жизнью есть фраза: «А может, главное в винтовке не выстрел, а отдача?..»

Винтовка не теоцентрична, но антропоцентрична. И ещё историософична она - винтовка рождает власть, а власть в свою очередь выплёвывает историю, винтовка болезненно привержена к социальной проблематике.

Если пуль много и раны не сквозные, то можно ли применять к винтовке эпитет «инкрустирующая»? Вот в чём вопрос…

***

Что особенно подкупает, так это то, что огнестрельного оружия татаровы никогда не имели.

И не слышали о нём.

 

 

Цзюань 53. Скорбное слово поэта.

 

(Исполняется в подземных переходах. На гармошке. Пузатым дядечкой с толстым складчатым лицом.)

 

Спешил к себе в офис чин-господин

Шустрый, как злая собака.

Вдруг видит, под рюмочной спит татарчин

Сильно уставший, однако.

 

Поморщился чин и мобильник достал

И позвонил в отделенье,

Чтоб «бобик» примчался, пьянчужку убрал

Куда-нибудь в отдаленье.

 

И «бобик» приехал, страдальца забрал.

(Побили менты его больно.)

А к вечеру он богу душу отдал

Тихонечко и спокойно.

 

В печи крематория тело сожгли

И быстренько дело закрыли.

А «бобик» помыли, следы замели,

И «мальборо» закурили.

 

Вернули вдове в урне прах-порошок

И выписал тысячу мэр.

А чин-господин в Госдуму пошёл

По спискам ЛДПР.

 

Напрасно старушка ждёт чина домой –

В Госдуме чин днюет-ночует.

Хотя он и шустрый, хотя и живой,

Но сердце в нём мёртвое, чую.

 

Чин очень важен и знаменит

И ходит он с гордой главою.

Но крематорий дымит и дымит,

И «бобик» всё яростней моют!

 

Когда ж это кончится!? Боже, ответь!

Когда же, когда!.. Нет ответа…

Смеётся неправда. Хихикает Смерть

Над горестным словом Поэта…

 

 

Цзюань 54. Рациональный фидеизм.

 

Отсутствие композиционной концепции приводит к рыхлости текста, к тому, что в расположении материала возникает диспропорция. Диспропорция же есть интерполяция хаоса в реальность, трансцендентальная заноза (зазноба?).

Интересно, что Тэмуджин принял решение пойти в поход на Европу после того, как прочитал роман Умберто Эко «Баудолино». В завязке романа, в момент, когда крестоносцы грабят Царьград (1204 г.), происходит такой занимательный диалог между латинянином Баудолино и византийцем Никитой Хониатом. Цитата:

---Баудолино был до того взбудоражен, что Никита переменил разговор. – Ты рассказывал, что сбили статую Елены.

-Если бы только одну её. Все, ох все статуи от форума до ипподрома. По крайности все те, что выкованы из металла. Забирались по столбам. Обвязывали статуи чем попало. Обхватывали канатами, цепями за шею, к другому концу вязали две-три упряжки волов. Свалили на моих глазах возниц, свалили сфинкса, гиппопотама, египетского крокодила, волчицу с Ромулом и Ремом, сосавшими молоко, и Геракла. Он тоже, как обнаружилось, был до такой степени громаден, что палец его равнялся торсу обычного человека. Пал и бронзовый обелиск, изузоренный рельефами, на котором на самом верху вертелась фемина, показывала ветер…

-Подруга ветра! Какая утрата! Многие статуи восходили к языческим ваятелям. Они были древнее Рима. Зачем их повалили, зачем же!?

-На переплавку. В первую очередь, когда берутся разграблять город, переплавляют. Что не могут увезти. В дни грабежа город выглядит как сплошная кузня, что естественно…---

Кто таков Никита Хониат в романе Эко?

А это бывший верховный оратор, Высший Судья империи, высший чиновник при Покрове Богородицы, логофет, а попросту говоря государственный канцлер басилевса Византийского. И в то же время Хониат ешё и придворный дееписатель Комнинов и Ангелов.

Если кормильцы и историографы такого ранга как Хониат, - подумал Чингис, - не имеют понятия, что происходит после взятия города, для чего воины собирают металл побеждённых, то в военно-стратегическом отношении такие кормильцы просто дети неразумные. Вести войну на землях, где руководят такие люди, сугубые вегетарианцы, легко, приятно и выгодно. Малой кровью можно взять массу полезных вещей.

……………………………

Вышеприведённые рассуждения Чингиса, конечно, шутка. Мистификация. Профана мистифицировать не грех, кто из не ленивых этим не занимался, а серьёзному человеку и так хорошо известно, что ещё Галсан Гомбоев (1820-1863 гг.) в своей работе «О древних монгольских обычаях и суевериях, описанных у Плано Карпини» (Труды Восточного отдела имп. Археологического об-ва, 1859, ч. 7, стр. 236-256; см. также «BemerkunqenzuPlanoCarpini» в «MelanqesAsiatiques», 1856,2, стр. 650-666.), доказал, что писания Эко были привезены в Монголию миссией Карпини. Это 1247 год, Чингис уже умер, читать книги Эко он физически не мог.

Так чем же тогда объяснить «западничество» Чингисхана, вопрос?

Даю ответ - ностальгией.

Проясняю.

Чингис есть реинкарнация Александра Македонского. Тут такая история. Гений мрака, зачатый бейсбольной битой доктор Абдул Форсайт, в своё время изгнанный из Вавилона частным детективом Смитом Смитом (см. классический труд Ричарда Бротигана «Грёзы о Вавилоне»), нашёл себе пристанище на горе Куньлунь. Там он продолжил заниматься своим любимым чёрным делом – штамповать робготов-теней, бойцов для последующего завоевания мира. Когда армия Армагеддона была создана, для неё потребовался толковый полководец. Форсайт решил вызвать из астрала дух Александра Великого. Доктор создал для этого аппарат, центральным элементом которого служил Святой Грааль, используемый в конструкции злодея как своеобразная хронолинза. Шёл 419 год от рождества Христова. Форсайт настроил свой дьявольский агрегат на 323 г. до н. э., год смерти Александра, и, содрогаясь, с наслаждением нажал кнопочку.

Ошибка!

Аппарат сработал, но произошёл и аннигиляционный взрыв, гору Куньлунь, аппарат и Форсайта с его армией разнесло на нейтрино и кварки. Так образовалась пустыня Такламакан. Дух же Александра отбросило в 1161 год по христианской хронологии, в южное Забайкалье, в междуречье Онона и Керулена, где он и внедрился в чрево беременной татаровки, в плод, который после его появления на свет (мальчик), назвали Тэмуджином.

Арифметика:

От 419 г. н. э. до 323 г. до н. э. точнёхонько 742 года.

От 419 г. н. э. до 1161 г. н. э. точнёхонько 742 года.

Магия цифр! Пифагореизм! 742 год – год рождения ещё одного имперца, Карла Великого! Святой Грааль, вещь светлая, вещь закольцованная на Иисуса из Назарета, артефакт, мощность которого не превышает 33 года, превращённый в часть зловещего хроноприбора не справился с преобразованием значимых цифр и пошёл вразнос.

Реинкарнация Александра, Тэмуджин, вырос с жаждой гипертрофированного государства, с тоской по Родине, по Средиземноморью.

Вот почему он так стремился на Запад.

 

 

Цзюань 55. Ты - подлец.

 

Влюбилась юная татаровка в Микроб и тот Микроб поцеловала…

И заболела враз бубонною чумой!

Полмесяца страданием страдала

В больничке сирой. (Умирать, как водится, отправили домой,

Когда в подмышках запылало сало

Бубонами в цветастый гной.)

 

Ах, кожа была бархат! Теперь корка.

Свалялся волос, чернота у губ.

Хозяйку не признал домашний пёс Трезорка –

Облаял, словно чуждую каргу.

 

Микроб бульончик девочке в больничку не носил.

Дела, дела… Как много важных дел!

Танцульками вприсядку колесил,

Да в барах до утра сидел.

 

Микроб, увы, простой был нехороший малый,

Каких немало.

Петюне Гонококку, дружбану,

Микроб говаривал: «А мне по кочану.

Я не урод, не трахаюсь я в блюдце.

Ну, склеит ласты. Чё, другие не найдутся?»

 

Смеялся, колокольчиком звенел Петюня Гонококк.

Курлыкал и Микроша, сизый голубок.

 

Ядрыть-тудрыть! Собачий крендель! Бляха-муха! Блин!

Тетрациклин! Тетрациклин! Полцарства за тетрациклин!

 

Лежит Дюймовочка под капельницей в спальне.

Часы в гостиной бьют последний час.

Да – се ля ви – любви нет идеальной!

Смерть входит тихо, совершен не стучась..

А ты, читающий сей стих татар, подлец, если не плачешь ты сейчас

Над этой былью грустной и печальной…

 

 

Цзюань 56. Все добрались*.

 

Арьергард татаровского медсанбата уже уходивший из России, где он успешно сеял хламидиоз, под Нижним Новгородом наткнулся на разведгруппу маркиза Астольфа де Кюстина, состоящую из четырёх бойцов. А именно: сам маркиз, Фредерик Бекбердер, Луи Селин и Андре Буровский. Группа маркиза занималась в Заволжье сходным делом.

Татаровы пленили группу маркиза с надлежащими онёрами и потребовали за освобождение выкуп.

Долго торговались в цене, сошлись на трёхтомнике Жерара де Вилье.

Поговорили, приятно удивились сходству мнений по поводу таланта А. С. Пушкина.

После беседы, переломав на прощание иностранцам ноги, татаровы их отпустили.

Выжили все, и все сладострастно добрались до типографий.

…………………………………………………………………………………………………

*Очень возможно, что цзюань «Все добрались» сочинён Ф. В. Булгариным, - после того, как Наполеон не смог выполнить своего обещания превратить герцогство Варшавское в королевство Польское, Фаддей Венедиктович превратился в изысканного франкофоба. Доказательства? Вот выдержки из его писем к А. С. Грибоедову:

1. «Лучшее двустишие Тараса Шевченко – «Виктор Гюго?/ Це огого!»

2. «Занд, начав курить сигары, тем самым ввела во Франции моду на оральный секс».

3. «Ты знаешь, а сочинение Гюго «Индианка Канады, подвешивающая к ветвям пальмы колыбель своего ребёнка» цензор Никитенко разрешил печатать, но вычеркнул из названия слово «колыбель». Мотивировка: мол, какие, к бесу, пальмы в Канаде? Я поначалу не понял, но потом дошло! Ох и язва этот Никитенко, скрытая язва!»

4. «Сашенция, ты горестно сетуешь, что проезжая Дарьяльское ущелье ты на высоте ста, ста пятидесяти аршин узрел - «Здесь был Вася» - стандартную визитку бессмертного смерда. Ты возмущён напористой татаровской пошлостью. Азиопия! Согласен. Ещё рыжий Сент-Бёв, конечно, самый уродливый член Сенакля, но критик врожденной тонкости вкуса и верности суждений, отмечал – «в общественном парижском туалете есть надписи на русском языке». Но. Но вот тебе, грибоядный ты мой, чистая европия, дистиллированная «страна святых чудес»! Чем, когда туристируют, занимаются там благороднейшие во всех отношениях господа, господа с красной ленточкой ордена Почётного легиона в петлице, господа центровые литераторы, так сказать, новомодного романтизма? Не ленюсь, выдаю тебе в прочтение эпистолярную цитатку из только что полученной новой книжки Жозефа де Местра «Двенадцать дефлорированных литаврщиков»! Пока до вас в Персию дойдёт…

 

Виктор Гюго – Адольфу де Сен-Вальери, 7 мая 1825 года

Я побывал в Шамборе. Вы и представить себе не можете, какая там своеобразная красота!.. Всяческое волшебство, всяческая поэзия, всяческие безумства проглядывают в этом восхитительном и странном дворце, где обитали феи и рыцари. Я вырезал своё имя на верхушке самой высокой башенки; прихватил с собою немножко камешков и мха с вершины холма и кусочек оконного переплёта от того самого окна, на котором ФранцискI написал две стихотворные строчки:

Женщины, женщины,

Как вы изменчивы!

Обе эти реликвии для меня драгоценны…

 

В своё время Ромен Ролан с горечью говорил, что ныне самый верный путь во Французскую Академию – «втоптать в грязь Виктора Гюго». Неверно сказано. Грозим пальчиком - не передёргивайте, используйте точную терминологию, месье Ролан! Не «втоптать в грязь», а «вернуть в естественную среду»!.. А оконные рифмы ФранцискаI?!. Какая, Сашук, сира сирая, лоботомная убогость! А ведь такое виршует «французский Геркулес», «отец образованности» пишет! Венценосный Титан эпохи Возрождения! Стишок прям для Бенедикта Сарнова, для его книженций «Случай Зощенко», да «Смотрите, кто пришёл!» Короче: а был ли мальчик? Эдакий видеогениальный пацанчик, который увидел, что король голый?..»

5. «Шуаны Вандеи, шуаны Вандеи… Да на унитазе они ныне плотно сидят и попкорном хрумкают!»

6. «До чего плохо пишет Флобер! Вот «Госпожа Бовари», цитирую: «Это был сложный головной убор, соединявший в себе элементы и гренадёрской шапки, и уланского кивера, и круглой шляпы, и мехового картуза, и ночного колпака, - словом, одна из тех уродливых вещей, немое безобразие которых так же глубоко выразительно, как лицо идиота. Яйцевидный, распяленный на китовом усе, он начинался ободком из трёх валиков, похожих на колбаски; дальше шёл красный околыш, а над ним – несколько ромбов из бархата и кроличьего меха; верх представлял собою что-то вроде мешка, к концу которого был приделан картонный многоугольник с замысловатой вышивкой из тесьмы, и с этого многоугольника спускался на длинном тоненьком шнурочке подвесок в виде кисточки из золотой канители, Каскетка была новенькая, с блестящим козырьком». Сколько слов в описании никчемной шапчонки, а в голове у читателя всё равно не возникает чёткая картинка!.. Просто чёрти что и сбоку бантик – цветные пятна, шапокляк, каша на голове! В книге по этому поводу наличиствеут и картинка художника Э. Буальвена, но – увы! увы! – головной убор, нарисованный художником, совсем не похож на то, что изобразил господин Флобер словами. Буальен тоже, как и я, не врубился».

(прим. Ю. Тынянова)

……………………………………………………………………………………………………..

 

 

Цзюань 57. Пиит на рыбалке.

 

Что, страдаешь, червяк? Что, нежными машешь крылами?

Компетентно тебе говорю – не взлетишь.

Из стеклянной, мой птенчик, не выскользнешь банки.

Успокойся, малыш.

Ты - излишне вертлявый, душа твоя требует стержня.

Ты не против, надеюсь, крючка?

Посмотри как блестит он, стальной и прекрасный

На ладони у рыбака…

 

Я – такой же червяк. Однодумец, собрат и коллега.

Я своей головою бьюсь о Неба хрустальный колпак.

Мой Рыбак - это Бездна, Крючок – всенародная Слава.

На меня крупных ангелов удит Рыбак.

Но покуда живу, пока сердце настырливо гонит

Кровь по венам, чтоб мог я реальность объять,

Буду рваться за звёзды и верить – пробью Неба твёрдость,

И, как равный, усядусь с богами за стол пировать!..

 

 

Цзюань 58. Флоренский выходил.

 

Когда выдающийся православный спекуляционист отец Павел Флоренский выходил из трансмиграции, из очищающего ум запоя, то есть когда он уже был вроде бы как и трезв, но елея в его организме было всё ещё в избытке (ибо с точки зрения органической химии что есть елей, как ни разновидность сивушного масла, пусть и экстрарафинированного?), то мыслил он как никогда пронзительно и проникновенно.

Для подтверждения вышеизложенного ниже приводится обширная цитата, извлечённая из его до сих пор не вошедших в научный оборот заметок о литературе (Архив ФСБ, Ф. 2., оп. 4., пор. Н.3., 13, Л.1.).

--------------

Морис Бланшо утверждал, что литература начинается тогда, когда она ставится под вопрос. Видно, что ум Бланшо, сформированный под влиянием католицизма (схоластика), остро мучается вопросами: а не стоит ли ставящий вопрос сам под вопросом? а что вообще есть вопрос? имеет ли вопрос право на экзистенцию? Перефразируя Тютчева – «мысль изречённая есть ложь» - можно сказать, что сформулированный вопрос вопросом не является. Настоящим вопросом, следовательно, можно считать только отсутствие вопрошания, а то и небытиё вопрошающего вместе с объектом вопрошания. Чувствуется тут некая близость к Мартину Хайдеггеру, который настаив