TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
20 февраля 2017 года

Никита Николаенко

 

 

Часть 1& nbsp; |   Часть 2 Возврат долгов |   Часть 3 - Потенциальный миллионер Часть I Часть II

Потенциальный миллионер. Часть 2

И снова для него наступили тяжелые времена! То есть они и раньше были нелегкие, да в начале апреля навалилось на Евгения как-то все сразу. Деньги за аренду комнаты быстро закончились, продуктовые запасы таяли на глазах и, как назло сломалась старушка Волга. Она часто ломалась на пике неурядиц. Да вдобавок ему выдали долгожданную лицензию на приобретение охотничьего карабина, вот радость-то, а покупать карабин оказалось не на что.

Бывшая жена в помощи категорически отказала, бросив привычную фразу – иди, работай! Уже работаю! – огрызнулся на это Евгений. А больше никого и не было на горизонте. Словом, обвал радужных надежд шел по всем направлениям, и грохот от разлетающихся в стороны осколков стоял несусветный.

И вновь его главная цель была поставлена под сомнение. И, не мудрено! То взлеты, то падения! Человеку трудно собирать силы в кулак, если он не уверен в правильности выбранного пути. А где тот путь? Пробираться же ему приходилось сквозь непроходимые дебри нового порядка неведомыми тропами. Идти наощупь, не зная – что ждет впереди? Нелегкая задача даже для опытного мужчины. Опасная даже!

Это раньше ему казалось, что все известно наперед. Вот он уже начальник цеха на керамическом заводе – пройдет время, станет директором! Ура, наконец-то кандидат наук! Далеко ли до докторской диссертации! А вот любуйтесь - директор охранного предприятия. Теперь деньги будут сыпаться с неба до бесконечности! Ошибался, но представлял перспективы. Но с тех пор, как стал писателем, Евгений даже не догадывался, что ждет его дальше. Придут деньги с Амазона? Вряд ли. Давно он жил уже одним днем и одергивал себя, когда возникал соблазн помечтать о светлом будущем. А так хотелось иногда! Море, девочки, комфорт! Кому не понравится? Неужели он когда-то валялся на пляже и катался по Венгрии? Не верится! Наверное, это делал кто-то другой! Нет, не мог он пить сладкую палинку, щедро бросать чаевые официантам во фраках и закусывать деликатесами! Да и девчонок угощать щедрой рукой, плохих к тому же, нет, не мог он просто так одаривать их! Направо и налево тратил ведь деньги! Разве это возможно? То-то они быстро закончились. Нет, конечно, приснилось все, наверное. Экономить-то он теперь умеет. Мечты прекрасны, но….

Со временем он и отвык строить планы на будущее. Прошел день, и ладно! Где-то Евгений читал уже об этом? Где? Ах, да, он вспомнил. Заключенные жили по такому принципу! В “Одном дне Ивана Денисовича” красочно написано. Выходит, что и мой быт не сильно отличается от ихнего! – отметил он не без удивления.

Впрочем, небольшие развлечения мужчина позволял-таки себе изредка. Не удивительно, что это оказалось, связано с женщинами. Весна, все-таки! Он вновь затеял переписку с невестами на сайтах знакомств, но на этот раз уже не по-настоящему, а так, развлекался только. Нет там подходящих девушек – это стало давно понятно. Он и находил время для общения между раскладыванием пасьянса на компьютере и приготовлением обеда. Толку от этого не было никакого, но и скучать не приходилось. Нет! – отвечал Евгений сверстницам, кратко и понятно. Но невесты не успокаивались. Читая ответы разочарованных в очередном женихе женщин, веселился он от души. Ты бездарный и нищий мечтатель о юных альтруистках! – писали ему в сердцах оскорбленные собеседницы. Не видать тебе их, как своих ушей! Насчет юных девушек – это вы правильно уяснили, - отвечал завидный жених. Но и после этого собеседницы не опускали руки. Резали правду-матку в глаза. Что только не приходилось бедному Евгению читать о себе! Ну что ты можешь предложить девушкам? – возмущались невесты. Небылицы о своей гениальности и жалкое подобие секса? Но-но-но! Вот тут Евгений расходился не на шутку. Это почему же жалкое подобие? Я честно намерен отработать! Да, я…. Впрочем, в глубине души его терзали сомнения. А, справится ли? Устал он, все-таки. Сколько времени сидит в окопах, без перерыва! Конечно, от партнерши многое зависит! – напоминал себе потенциальный любовник. Войдет если, в положение…. Словом, очередная забава позволила немного развеяться, благо обращались сверстницы десятками, но подруга так и не появилась. Еще бы! Оно и понятно. С фотографии пятилетней давности на них смотрел подтянутый, загорелый и уверенный в себе мужчина. К такому подход нужен! Уверенный в себе! Да, что было, то было.

Нет, не только негодовали невесты. Поступали изредка от них и дельные предложения. Так, преддверие скорого дачного сезона на полном серьезе некоторые сверстницы интересовались – готов ли он копать грядки, может ли починить забор, умеет ли пилить дрова? И тут Евгений испытывал скорее веселье, чем тоску. Надо же! Взрослые тети, а ума похоже ни на грош не осталось! Нашли чем заманить героя – забором да грядками! Дрова попилить! Заманчивое предложение!

Впрочем, некоторые женщины пытались образумитьего. Молодая девушка наверняка с ребенком, ждет поддержки, - доводилось ему читать и такие строки. Слезы тогда наворачивались на глазах героя. Молодая девушка, ждет поддержки! Какие все непонятливые вокруг!

Переписка! Зачем я трачу на это время? – спрашивал он себя. Общения не хватает? Общения конечно не хватало. Евгений понимал, что мог бы найти себе занятие поинтереснее, например языки повторить, давно ведь, не занимался уже! Но брать в руки учебники ему не хотелось, вот переписка – другое дело! Он успокоил себя объяснением, что все имеют свои слабости, и он не исключение.

Еще из доступных развлечений для него оставались прогулки по проспектам да тренировки. Они давали писателю силы для дальнейшей борьбы за место под солнцем. Переписки, прогулки да тренировки – все веселее жить на свете, все при деле.

Как-то зайдя в подъезд после прогулки, Евгений задержался у почтового ящика, намереваясь проверить почту. Зашедший следом в подъезд прилично одетый кавказец средних лет с портфелем, увидев коротко стриженного спортивного вида мужчину в черной куртке замер, в нерешительности но, уяснив, что никакой опасности для него нет, прошел дальше к лифту. Боится! – усмехнулся Евгений. А чего бояться? Нет, чтобы поздороваться приветливо…. Да, неспокойные времена наступили, неспокойные! – покачал он головой. Открыв ящик, он обнаружил там квитанцию с требованием погасить образовавшуюся задолженность в суме восемьсот рублей и, вздохнув, направился в сбербанк оплачивать долг. Деньги, предназначенные на питание, уходили невесть куда.

Так и в самом деле на подножный корм переходить придется вскоре! – прикидывал художник. А что? Люди так и жили на подножном корму раньше, и он сам это видел. Так, к примеру, отец его бывшей подруги Татьяны держал на окраине Москвы, незаконно конечно, небольшой участок аккурат под линией электропередач. И не только он, наверное, с полсотни человек копались на тех участках, погреба оборудовали и даже кур разводили. А в погребах хранилась и картошка, и свекла, и морковка, и капуста квашеная! Ездил за ними Евгений. Но давно уже покинул этот мир тот крепкий дед, а участки те незаконные сравняли с землей бульдозером и погреба засыпали. Ни человека, ни дел его на земле не осталось, не осталось и предприятия, где он всю жизнь проработал простым шофером, и машина не сохранилась. И похоронили его в углу на Домодедовском кладбище. А с тех пор прошло всего-то полтора десятка лет. Эх, время!Новые порядки наступили, только и успевай поворачиваться! Вот и я разваливаюсь, как моя старая Волга! – невольно нашел сравнение Евгений. Что останется от Волги через два десятка лет? Ничего не останется! А, я? Великий творец? Через два десятка лет никто и не вспомнит обо мне! Да намного раньше! – положа руку на сердце, признался себе писатель.

Но, книги-то останутся! – тут же принялся утешать себя Евгений. Только вот мне не вкусить земной славы! А так хотелось бы еще понежиться на горячем песочке у теплого моря! И дочери ничего не оставил! Птенец ведь она еще, неоперившийся. Выкинут ее из квартиры в два счета. Поганый мальчик Ромка здесь поселится. Плесень – она устойчива к жизни, а срезать ее острым ножом мне так и не удалось. Эх! Ему даже стало не столько жалко себя, сколько он действительно пожалел о том, что толком ничего не добился. А себя что жалеть! Что делать? Торопиться надо с делами, торопиться! – подсказал он себе. И, хандрить по возможности поменьше. Все казалось правильно, но если бы слова не расходились с делами, сколько всего было бы сделано!

А время летело стрелой. Весна была в самом разгаре. Гулять по городу стало намного приятнее и, Евгений даже заволновался – а ну, как сяду в офис? Света белого не увижу! Насчет офиса волновался он не напрасно. Похоже, что придется поменять вектор приложения своих усилий! – признавался он себе. Черт с ним, с творчеством! Пауза! Не справился с управлением! Да, ладно. И так материала наработано достаточно. Все равно буксую на месте. Заботы о хлебе насущном отнимают все силы и время. Ничего давно не хочется! Перехитрить себя не удалось! Слава? Славу на хлеб не намажешь.

Незаметно наступил долгожданный май. Майские праздники преобразили Москву, сделали ее тише и спокойнее. Люди разъехались кто куда. Погода улучшилась, и Евгений охотно распахивал по утрамокна. Иногда до него доносился аромат вкусного кофе, который варили, по-видимому, этажом ниже. Евгений, большой любитель кофе жадно вдыхал такой знакомый аромат, оценивая вкусовые качества напитка. Хорош был кофе! Со знанием дела приготовили. Он же мог себе позволить лишь крепко заваренный чай из опилок. Нет, не из опилок пока, а из отходов чайного производства. Так себе получался чаек. А кофе стал для него слишком дорогим удовольствием. Аромат только и радовал.

Как-то весенним утром он задержался у окна дольше обычного. Лето красное не за горами! Загорать уже пора на городских прудах! Там и девушки обязательно будут. Красавицы! Стоило о них подумать, как…. Это ведь не с тетками переписываться. Замечтался я что-то! – встрепенулся Евгений. Пора на прогулку развеяться. Он быстро оделся и отправился по проспекту по знакомому маршруту. Редкие прохожие шли навстречу и девушки проходили мимо, не задерживаясь для общения. Евгений привык к тому, что люди сторонились его, а молодые женщины подчас и в лифт с ним не заходили. Обидно! Так бы в лифте с красавицей и покатался!

Уехать бы к черту на куличики! – прикидывал Евгений, глядя на улицу залитую солнцем. Купить карабин, оставить дочери квартиру и уехать. Много ли мне надо? По горам кавказским походить с карабином заманчиво, зверья там достаточно! Кстати, насчет юга…. А не закинуть ли удочку? Почему не попробовать?

Вечером он позвонил далекой подруге с юга, с которой когда-то покуролесил на славу. Та раньше звала его к себе жить на очень хороших условиях. Невеста она считалась завидная, с двумя квартирами, да и вообще…. Но времена изменились и паровоз ушел. Никто его больше не ждал, и в этом он убедился после разговора с далекой подругой. Решай, пока я свободен! – предложил он ей после краткого описания перспектив и положения. В конце сентября можешь приехать, - ответила она равнодушно. - Я подумаю! В конце сентября! А, как же море? Нет, так дорогих гостей не приглашают! – вздохнул Евгений, уяснив, что его там не ждут. Опять несбывшиеся надежды! Тем же вечером он услышал то, чего так и опасался услышать – жиличка объявила, что съезжает. Время! Замедлить бы его. Куда там!

А песок времени сыпался сквозь его пальцы и удержать песчинки, сжав кулак, не представлялось возможным. Москва опустела, а ему и податься было некуда. Даже такие доступные развлечения, как загар на Борисовских прудах или в Коломенском парке не радовали его, как раньше. Угнетала необходимость поиска новой жилички, а селить к себе ему никого не хотелось. Оно и понятно! Шило на мыло менять придется! – твердил про себя Евгений. Ну, поселю красавицу – и что? Вряд ли она кинется в мои объятия. Любоваться на нее только! А еще хвалился себе, что закаленный в боях мужчина, что сил на все хватит! Нет, не хватает!

Да, было, похоже, что знакомые и близкие давно разуверились в его способностях, и состояние писателя их мало волновало. Лена, бывшая жена тому пример. А, Татьяна разве лучше, не говоря уже о подруге с юга! Никому оказался не нужен! Хорош, гусь! Что же дальше? Не сдавайся! – шепнул он себе. Доказывать способность к жизни придется теперь в первую очередь самому себе, доказывать, что не ошибся, выбрав сложный и тернистый путь писателя. Себе предстоит доказать, что многое значишь в этой жизни. Дерзай!

Хорошо, когда остались еще силы строить дальнейшие планы, еще лучше, если на этом поприще достигнуты хоть какие-то успехи. Увы! Поводов похвалить себя, у Евгения было мало. Работа творческая, впрочем, ни шатко, ни валко, но шла. А солнце тем временем пригревало все сильнее и сильнее, и городские пляжи манили к себе все больше и больше. Делай, что хочешь благо никто не стоял над душой! Хоть, загорай, хоть бери рукопись и работай на берегу. Иногда он, кстати, так и делал.

Бывшая жена, Лена уехала то ли на дачу, то ли еще куда-то и ему не доложилась, а дочь гостила у подруги в Питере. Предоставленный самому себе писатель, благодаря случайному заработку проводил время на Борисовских прудах и готовился, нет, не к жаркому лету, а неизвестно к чему, но точно не к безудержному веселью. Какое там веселье, если жиличка съезжает!

Природа между тем заметно оживала после долгой спячки. Зазеленела трава, появились листочки на деревьях, зацвела черемуха. Возвращаясь после Борисовских прудов домой, впечатлительный Евгений сорвал довольно большую ветку черемухи и поставил ее в кувшинчик с водой. Горький запах быстро распространился по комнате и соответствовал его настроению. Отныне запах черемухи для меня будет ассоциироваться с тем непростым временем, в котором довелось пожить! – нашлось подходящее сравнение. Черемуха радовала глаз своей свежестью, а горький запах не раздражал его ни капельки. Пусть постоит, пока не завянет, – решил Евгений, но знал, что черемуха завянет очень быстро.

В один из дней, лежа у пруда, он принялся внимательно разглядывать молодых женщин. Загорели некоторые красавицыуже неплохо, обветрились так основательно. Неужели о женщинах придется забыть, - тосковал писатель, оценивая их стройные тела. И было от чего тосковать. Девушки на него не смотрели, а если и смотрели то украдкой, он этого не видел. Разве что старушка какая-нибудь поведется, у них еще пользуюсь спросом, - усмехнулся Евгений, припомнив, что многие немолодые женщины, с которыми он развлекался перепиской, соглашались на расходы пополам. Пополам! Нет, уж, дорогие! Готовьтесь к расходам, барышни! – подобные думы как обычно отвлекали от забот, помогали расслабиться. И, ладно! Расходы! Пустая болтовня! Практика показала, что их расходы хоть пополам, хоть полностью его не интересовали. А, что же девушки? Да вот они лежат, загорают и на него не смотрят! Какие!

Он уже уходил с пляжа, когда к нему обратилась молодая женщина, лежащая неподалеку. Мужчина, у Вас там нет муравьев? – растягивая слова, томно спросила она. Нет, - растерянно ответил вежливый Евгений. Удобное место, травка примята, располагайтесь! Всю обратную дорогу, осторожно ведя старушку Волгу, он недоумевал. Неужели она хотела познакомиться? А что, если да? Дома он скинул одежду и подошел к зеркалу. Там отражалась подтянутая фигура спортивного вида мужчины средних лет, загорелого к тому же. Тренировки не прошли даром. Занятия да строгая диета! – напомнил он себе просто. Действительно лишний жирок исчез, четче стала выделяться мускулатура. Пожалуй, что еще ничего! Пусть смотрят. Он давно не взвешивался, но решил, что весит порядка семидесяти пять килограмм. До прежнего боевого веса в восемьдесят два килограмма еще далеко, но набрать можно. Эх, на пляж бы сейчас с девочками! – вздохнул он, бросив еще критический взгляд на себя в зеркале. И, разошелся!

Да что я так переживаю! – эмоционально всплеснул он руками. Вон я, какой молодец! Подумаешь, трудности! Али, забыл? Забыл, как шесть лет назад с превеликим трудом удалось выбраться на берег из бушующего моря, в которое залез по глупости? А мог бы и не выбраться! Остался бы там, лежать на дне и кости давно бы раскидало штормами в разные стороны. Крабы бы по ним ползали. И силы были, и уверенности в себе – хоть отбавляй! Тогда, правда судьба еще не скрутила так в бараний рог, как сейчас. Казалось, что жизнь впереди легка и приятна! Лена была еще рядом, старик отец был жив, хотя и сдавал уже. Но, выбрался ведь! И сколько всего удалось сделать за эти шесть лет! Квартиру сохранил, в творчестве продвинулся, остался писателем. Да, а бок побаливает! – тут же напомнил он себе. Ничего, не сдавайся! – подсказал внутренний голос. Бог не выдаст, свинья не съест! Борись, как хочешь, но не сдавайся! Вспомни, как страшно казалось тогда в бушующем море, но ты же смог собраться силами и победить! Это так, куда страшнее было, кстати, чем сейчас, - согласился с собой Евгений. Подумаешь, жиличка съезжает! Глядишь, и новая появится.

Так-то оно конечно так, - продолжил он спор с самим собой. Но тогда испытание оказалось коротким – справился и молодец! А сколько уже лет я машу по воздуху кулаками впустую! А сколько еще предстоит бороться? Ни конца, ни края ведь, невзгодам не видно. Тогда! Тогда и Лена была рядом! – вздохнул он тяжко. Воспоминания о бывшей жене не проходили для него бесследно. Возникла длительная пауза. Ничего, она же и учила – приноравливайся к новым обстоятельствам,не раскисай, действуй! – услышал он внутренний голос. Так что – вперед!

Вперед так вперед. Ближе к вечеру он отправился по обыкновению на прогулку. Обогнавшая его стройная девушка на каблуках чуть обернулась, взглянула на него мельком и побежала себе дальше. Ого! – встрепенулся Евгений. Давненько на меня никто не поглядывал! Неужели так хорош? Пострижен коротко, седины не видно, а фигура стройная, это да, - трезво оценил он ситуацию. Да и весна на исходе! Всем хочется внимания. Он прошел дальше. У выхода из метро стояла и курила другая девушка, тоже стройная и тоже на каблуках. Увидев Евгения, она сделала несколько нерешительных шагов к нему навстречу, да так, что сидевший на лавочке мужчина заулыбался и повернулся к ней всем корпусом. Понимаю, мол! Евгений не отреагировал и прошел мимо. Дают о себе знать ежедневные тренировки, не зря напрягался! – отметил лишь, про себя. Девушки! Мне бы со своими проблемами разобраться, отдохнуть хотя бы немного, а там и за девушек можно будет взяться. А сейчас – что? А, кстати что? Тут он задумался. Весна, ведь! А, наверное, правильно будет сразу звать ее к себе домой – пошли мол, любовью заниматься! Им ведь, девушкам тоже тепла хочется. А чем ее угощать? – тут же заволновался он. Картошки-то мало осталось! Поделиться можно. В следующий раз так и сделаю!- решил он, сворачивая эту тему. Забот-то хватало и без девушек! На вечер оставалось еще зайти в магазин и отовариться там луком и картошкой. Угощать если придется красавиц, так запас не помешает. Интересно, они будут, есть картошку? Будут! – решил он, припомнив, как угощал одну молодую женщину макаронами.

В выходные дни он снова загорал на Борисовских прудах и снова разглядывал девушек. А бывшая жена сейчас на даче отдыхает! – счел нужным напомнить он себе. Уж что- что, а отдыхать-то она умела. Евгений удивился тому, насколько равнодушно он отнесся к ее отъезду. Отдыхает женщина, и ладно! Ее был выбор!

Почему-то в эти дни он сталчасто вспоминать свою первую подругу Галю. На стройных красавиц насмотрелся, наверное. На пляже их хватало. Они были ровесниками и только-только начали учиться в институте. С высоты времени оглядываясь назад, Евгений должен был признать, что эротики ему с Галей хватало через край. Вечерами они уединялись на школьном дворе недалеко от ее дома под густыми кронами сирени. Там и разворачивались события. Шло все по одному сценарию. Грей руки, грей, на себе грей! – торопила его девушка. – Я грею, грею! Да где там! Руки он грел уже на ее теле.

Изредка они встречались и у нее в квартире. Открывала Галя ему дверь в белом халате. А, дальше! С какой страстью все происходило! Подобно вихрю он врывался в квартиру, скидывая одежду на ходу. Мелькали джинсы, рубашка и белый халат в том числе – все летело на пол. Не проходило и минуты, как ее обнаженное белое тело представало во всей красе. Стройная была девушка и очень красивая. Галя!

Это потом они освоились и сперва садились за стол поговорить о том, о сем и пропустить рюмочку-другую шампанского, а то и водки. Но и тогда страсти хватало надолго. В Крым они ездили и на Кавказ. В Батуми отдыхали даже. Запомнились красивые названия тех мест – Чаква, Цихисдзири, Боквади…. Вино там пили, арбузы ели. Могли тогда позволить себе студенты такие поездки, скромно так, по-студенчески, но могли. Да, времена изменились. Неужели я когда-то был таким молодым! – вздыхал мужчина. Не понимал своего счастья!

Где она теперь, Галя? Замуж, вроде вышла. Он попытался найти ее в интернете, да где там! Сменяют женщины фамилию. А, дом ее старый, пятиэтажку в престижном месте давно сломали. Нет, прошлого не вернуть, и Евгений хорошо понималэто, просто ему захотелось узнать – как она живет, что с ней стало? Он искал и искал ее, но вопросы остались без ответа. Наверное, оно и к лучшему, - осознал он после массы бесплодных попыток. Меняются они, женщины со временем. Он вспомнил знаменитых артисток, – какими красавицами они казались в молодости! Видел и их современные фотографии, найденные в интернете. Да, уж! Возраст!

А может быть действительно, найти богатую тетку да брать с нее деньги за оздоровительные прогулки? – спрашивал он себя изредка. Да нет, не получится! Ей же целоваться захочется рано или поздно, тут-то все и откроется. Улыбался он, представляя такую картину. Вот лезет к нему тетя целоваться, а он сторониться ее, отступает. Нехорошо! Впрочем, можно будет попробовать, если подвернется случай, - подбодрил он про себя.

Деньги! Как трудно жить без них и оставаться писателем! Съезжает жиличка и появился повод о душе подумать! Бежать – сдаваться? Рано. Предстоит борьба с самим собой – напомнил он себе. Может быть, и справлюсь. Себя преодолеть – это самое сложное! Делаю-то я вроде бы все правильно, - прикидывал Евгений. Правильно, да вот твердости духа не хватает. Пасую перед трудностями, а подчас и паникую даже. И, неудивительно. Как не паниковать? Если не найти новую жиличку в ближайшее время, то придется- таки, устраиваться на работу по найму. Хоть бы и охранником, как давно и советовали окружающие его люди.

Значит, придется подчиняться чужой воле, выполнять поручения, на посылках бегать как мальчик – а, смогу ли? – и тут сомнения не покидали его. Отвык я подчиняться чужой воле, отвык! Ничего, быстро привыкнешь, - успокаивал он себя. Как начнешь голодать, так и привыкнешь! Не за нож же браться. В самом деле! Или, браться? Нет, нельзя! – повторял он задумчиво. Дочь на мне, да и в плен сейчас не берут, да и толку чуть будет. Придется поработать на дядю!

Останется только признать, что прохиндеи победили, - подсказывал себе писатель. Я же не двужильный! Вон они черную икру ложками едят, на курортах отдыхают. Я-то нет! Буду смотреть на новые клубы да яхты, и радоваться со стороны. Ничего, ни я первый, ни я последний! Разве мало писателей сошло с дистанции за двенадцать лет творчества? А как сверкали, как сверкали! Да, наступила моя очередь. Как говорится – с вещами на выход! Ну и гори все ясным пламенем! Такая значит судьба! Теперь редкие письма редакторов он оставлял без ответа.

Судьба, женщины, творчество! Сколько еще размышлять на эту тему? Подумаешь, судьба! Она у всех разная. Тут ему припомнилась статья из районной газеты, благо по ящикам их распихивали бесплатно. Так там, в передовице подробно описывалась судьба ветерана, бывшеголетчика, дожившего до наших дней. И фотография прилагалась соответствующая. Долго рассматривал Евгений ту фотографию, у ветеранов есть чему поучиться! На фотографии бодрый старик сидел в кресле за рабочим столом – работал, значит! Сидел он в наброшенном на плечи пиджаке, который прикрывал изувеченную руку. Внимательно читал статью писатель, очень внимательно. Заинтересовала его судьба бывшего летчика. Воевал летчик немного, сбили его почти сразу, так лейтенантом и остался. Потом госпитали. Получил инвалидность, а после войны заведовал детскими домами. Женат был трижды, молодец, словом!

Вспомнил Евгений аналогичную статью и про немецкого летчика, наткнулся на нее в интернете случайно, и там фото имелось. И тот летчик был сбит, и тоже изувечен, и тоже благополучно дожил до наших дней и женат был неоднократно. Ведь, находились же женщины на героев! А у меня все нет ни жены, ни подруги! – грустил Евгений. Я ведь, тоже воевал! – тут он широко улыбнулся. Воевал, да на другом фронте! Но тоже случалось, поднимался в атаку. Ведь, непросто было тюрьмы избежать и уцелеть при этом. Чем не герой?

А тем временем в Москве после дождей установилась хорошая погода. В лес бы сейчас на природу! – вздыхал Евгений, посматривая на залитые солнцем улицы. Не исключено что по этой причине на него нахлынули приятные воспоминания. Природа!

Вот они с бывшей женой на природе, в лесу. Жарко горят угли, вьется дымок, запах жареной баранины ощущается все явственней, и жирок с мяса так хорошо с шипением на угольки капает. Сейчас его, под водочку с лимоном! И машина стоит поодаль, и ружье заряженное лежит на бревне прямо под рукой. Мало ли что! Двух волчат вон видели возле норы? Видели. Хорошая такая дыра была в песчаном склоне. И тушка зайца обглоданная лежала у входа. Значит и мамаша где-то бродила рядом. Сейчас они грибы еще немножко пособирают вокруг и закусят дружно. Под водочку с лимоном!

А вот они лежат на пледе в лесу у маленького озера и равнодушно наблюдают за тем, как небольшая гадюка медленно ползет по песчаному берегу в трех шагах от них. Стрелять по ней? Зачем? Она им не мешала. И дочь спокойно играет поодаль.

А тут они загорают на песочке у большого пруда. Накупались уже, значит. Греются. Любила Лена подолгу плавать…. А еще…. Но-но, хватит!

Евгений старательно гнал от себя эти воспоминания. Зачем ворошить прошлое, минуло все уже, но помимо его воли красочные картины былых деньков возникали перед глазами снова и снова. Ты бы еще учебу в техникуме вспомнил бы! – сердился он на себя. Мало ли случалось в жизни интересного! То Галя, то жена бывшая мерещится! Впечатлительный я стал что-то, - вздыхал он, убедившись, что не может бороться с воспоминаниями. Старею, не иначе!

Да, было интересно, но все это все осталось в прошлом, а суровая действительность, увы, оказалась далека от приятных воспоминаний. Где они прежние беззаботные деньки? Нет их, ушли в историю. И чем раньше они сотрутся из памяти – тем лучше для героя!

Как-то выходя из подъезда Евгений, увидел, как его бывшая жена, Лена, легко выпорхнула из остановившегося у дома джипа, и паренек следомза ней вылез, шустренький такой, студент, не иначе. Некогда Евгению было разглядывать эту картину, спешил он куда-то. Неинтересно.

Вечером того же дня Лена позвонила ему по какому-то незначительному поводу. Поговорили. Да, а что это за паренек с тобой из машины вылез? – поинтересовался любознательный Евгений. Бывшая жена заметно растерялась, замолчала, соображала видимо, что ответить. Такая длительная пауза удивила Евгения. Что-что, а за ответом она в карман не лезла. С чего бы, вдруг озадачилась? Разве не поставила она на нем крест окончательно? Чего теперь смущаться-то? Да и мужчина за рулем – это кто? – усмехнувшись, поторопил он ее с ответом.

Ах, этот! – нашлась наконец-то бывшая женушка. Это муж моей сестры. Да, ну! – развеселился Евгений. С чего бы это мужу твоей сестры тебя на джипе развозить? А тебе какое дело? – совладав с собой, решительно перешла в наступление Лена. Тебе, что до этого? Да так, интересуюсь просто! – ответил он, но собеседница его не услышала – бросила трубку.

И в самом деле, – какое мне дело? – пожал плечами мужчина. И что она так разволновалась! Подругу мне пора искать, а не тратить время на пустые разговоры! – еще раз напомнил он себе. Тут он призадумался. Однако не обсудить ли свежие впечатления со старой подругой Татьяной? – подсказал себе Евгений. Впечатлениями-то как обогатился! Татьяна обязательно пожалеет! Должна пожалеть, по крайней мере.

Набрав номер подруги Евгений, поведал ей печальную историю, невольно уповая на жалость. А, заревновал! – развеселилась подруга,внимательно дослушав его до конца, не перебивая. И в мыслях не было! – открестился Евгений. Так, решил поделиться просто. Не интересно, разве? Да это ее новые родственники, - отмахнулась Татьяна. Ты же рассказывал, что у них невеста появилась. Нет, не родственники, - вздохнул мужчина. Я же видел этот джип уже раньше. А ты что хотел! – возмутилась Татьяна. Что ты хотел – то и получил! Разве я этого хотел? – удивился в ответ Евгений. Я хотел всего лишь, покоя! Ну, ты хотел быть один, хотел быть независимым, вот и наслаждайся теперь одиночеством! – добила его безжалостная подруга. Ты все сделал для того, чтобы именно так и получилось! И все, не мешай мне, я занята! – свернула она разговор. Утешила, нечего сказать, - вздохнул он, отложив трубку в сторону. Пожалела, называется! Мало того, что денег нет, так еще и душевные страдания стороной не обходят! Писатель, называется! И, как держусь, только!

Два дня он переваривал свежие впечатления, не забывая загорать при этом. Себя ему было жалко, однако куда больше его волновали все-таки насущные вопросы бытия. Дочь была на практике, но через две недели он ждал ее возвращения. Чтобы сделать хоть что-нибудь он снова поместил объявления о том, что писатель ждет пожертвования от сторонних лиц и организаций. Хоть что-то может быть поступит? Результат, как и следовало ожидать, оказался нулевой. Зачем я трачу на это время? – спрашивал он себя, лежа под теплым московским солнцем.

Хорошо думалось на пляже. Лежишь себе, посматриваешь на граждан и размышляешь! Так к кому я обращаюсь подобными воззваниями? – задавался он вопросом. К коллегам? Да они сами такие же по большей части. Бедствуют. Тогда, к кому? Да ни к кому! – сделал он неожиданное открытие. И цель обращений проста и понятна. Это способ привлечь внимание, напомнить о себе, и потому цель вполне достижимая. Рекламная так сказать компания. А получить деньги так не удастся, нет! Не исключено что они и поступят, но из другого источника. Из какого? Да ветром их принесет! Возможно. А потому он и старался блюсти себя, чтобы быть в форме, когда понадобиться. Загорелый, тренированный, писатель, готовый общаться с поклонницами. Все так потихоньку, не спеша. Да и куда спешить? Загорай себе и жди чеков с Амазона! Как куда? – спохватывался он.

Перемены-то на пороге! Ясно ведь, что назревают социальные потрясения в обществе, это видно уже невооруженным глазом. Но вот, во что они выльются пока трудно сказать. Перемены произойдут и помимо моего желания, и преувеличивать свою роль в этом процессе не стоит, - напоминал он себе. Похоже, что так! Но вероятность кардинальных перемен пугала Евгения. Он с ужасом вспоминал свою давнюю поездку в Англию в надежде получить там убежище. Это надо же было, решиться на такое! Сейчас он туманно представлял себе, как до аэродрома доберется без приключений, не то, что в Англию.

Стал я бояться новшества! – констатировал факт он нехотя. И чем, спрашивается, я так озабочен? Все время размышляю или о том, где взять деньги на оплату коммунальных услуг и на питание, или о том, что меня никто не любит! Достойное времяпровождение! Да, на такую авантюру, как поездка в Англию уже не решусь, а напрасно! Не надо бояться перемен – новые люди, новые обстоятельства, новые возможности…. Динамика может пойти на пользу! Не бояться надо, а стремиться к этому. Страшно? Да, страшно. Дочь на мне, никак нельзя ошибиться. Да, усилий приложил он достаточно.

Я ведь, немало уже перенес, и наяву, а не в воображении, - напомнил он себе. Да, потратил время на пустые надежды, на задумки о светлом будущем. А, так…. Справился ведь, с обстоятельствами, и от недругов отбился. Вся душа изранена, и хотя достигнемногого, это правда, но это нормально – цель то осталась, а шрамы украшают мужчину. Бойцу идеологического фронта так и положено быть в шрамах! И даже если паду, как и предсказывала когда-то бывшая жена, то паду в борьбе и это нормально. “Лучше, чем от водки и от простуд”, - вспомнилась песня Владимира Высоцкого. А не много ли лежу на пляже, раз боец? – укорил он себя между делом.

Боец-то боец! – затосковал Евгений снова. Да все один, да один, без малейшей помощи воюю. Куда бы еще обратиться за помощью? Не объявления же о пожертвованиях размещать в сетях снова! Тут Евгений припомнил недавний разговор с риелтором. Хорошая была женщина. Скромную девушку с Урала это она ему подобрала. Она же и предупредила, что ситуация на рынке сложилась сложная, и что на скорое решение вопроса надеяться не следует. - А на что же надеяться? Ищите! – дала совет риелтор. Легко сказать - ищите, а жиличка-то съехала! Тут он снова вздохнул, припомнив скромную девушку, жиличку. Ей тоже жилось не сладко. Целыми днями она сидела дома и мастерила свои поделки из мишуры, которые расходились с трудом за копейки. У всех свои трудности, нет, никто не пожалеет и не поможет!

Итак, где взять деньги? – вернулся он к актуальному вопросу. Венгерский язык? Ученики не помешали бы! Да только где их взять? Не обратиться ли снова в силовые структуры? Помогло ведь, когда-то! Тут Евгений призадумался. Смысл в этом был. После его предыдущего обращения, куда следует, ученики как с неба посыпались. Да и все как на подбор этнические венгры! Надолго их тогда хватило. Закрыл прорехи. Так не рискнуть ли снова? Да нет, пожалуй, - решил он после долгих раздумий. Пока не следует. Позже возможно и обращусь, если жиличка не появится. Про меня они и так не забыли, понадоблюсь, так призовут и без напоминаний. А испытывать их терпение не стоит. Обо мне там и так помнят.

И в самом деле, о нем помнили! Вновь писателю стали поступать какие-то непонятные знаки. Снова в Фейсбуке к нему обратился старый знакомый, тот самый американский генерал в кителе. Орденов-то у него заметно прибавилось! Как Вам последние события в мире? – интересовался старый знакомый. Все идет как надо! – кратко ответил ему Евгений. Странно, однако.

И в который уже раз кто-то напомнил ему, что о нем не забыли. Сообщения он стал читать странные на телефоне. Те самые, которые ему когда-то слала бывшая жена в большом гневе. Он даже перезвонил ей – ты что, мол, не сошла ли с ума? Нет, это не мои сообщения, - открестилась она. Да он и не сомневался. Эти были сообщения от тех, кто имел доступ к сети. Багажник, как обычно перевернули вверх дном, все искали что-то. Что они ищут? – недоумевал Евгений. Так ведь, и положить можно что угодно! А может быть, просто дворовая шпана залезает на стоянку? – задавался он вопросами. Жаловался же недавно его дворовый приятель Аркадий – тащить из машин стали что ни попадя, даже дворники снимают, не брезгуют! Да нет, это люди серьезные действуют, - решил он. Не берут же они ничего, а там и домкрат и насос и инструмент сносный имеется, и свечи лежат себе новые почти. Да и стоянка хорошо охраняется, дорогих машин там достаточно! Значит, все-таки демонстрация?

Похоже, что была именно демонстрация, причем временами она переходила все границы. Так, однажды в солнечный воскресный день во время вечерней прогулки по знакомому маршруту Евгений обратил внимание на блестящий джип с затемненными стеклами, который плавно замедлив скорость, остановился возле него. Но остановился он, не прижавшись к обочине, как и положено, по правилам, а прямо посередине проспекта остановился и ждал, пока Евгений пройдет мимо. Редкие машины объезжали джип стороной, благо дорога была почти пустая. Евгений заволновался. Сейчас опустится стекло, блеснет на солнце ствол, раздастся выстрел…. Он даже прикинул, куда метнется, если стекло действительно начнет опускаться. Или, еще лучше выйдут крепкие ребята…. Но, в тот раз обошлось. Постояв немного, джип плавно тронулся с места и укатил прочь. Дома Евгений проанализировал ситуацию. У кого есть оружие, вернее кто может с оружием безнаказанно ездить по городу? – спросил он себя. Похоже, что отряды Тонтон-макуты в Москве появились? Эх, чистить город предстоит основательно, - вздохнул писатель, оценив возможные варианты ответа. Да и не только город, страну, пожалуй, тоже предстоит чистить основательно, - добавил он про себя задумчиво. Доведется ли поучаствовать в процессе?

Возьмутся за меня скоро, определенно возьмутся, - отметил еще он как-то равнодушно. А как отбиваться при полном отсутствии денег? И уехать некуда! Эх, было бы за что страдать-то!

В эти дни он явственно ощутил, насколько тонкая грань отделяет его от пропасти, свалившись в которую он уже вряд ли выберется на поверхность. Остро почувствовалось, насколько близко он приблизился к краю этой пропасти, как на него даже повеяло из нее ледяным ветром. Подобное ощущение он испытал однажды наяву в Венгрии. Тогда, катаясь по стране в свое удовольствие, он заехал в горы туда, где в былые времена добывали в шахтах медь, да все давно забросили. Так вот, вход в шахту был заколочен, но как же тянуло оттуда холодом! Как будто мощный вентилятор работал, монотонный гул доносился даже. Жуть! И глубина большая угадывалась за загородкой, очень большая!

Пропаду ведь ни за грош! – заволновался Евгений по-настоящему. Ничего не достиг в этой жизни, в лучах славы погрелся немного итолько. Ни денег, ни женщин, ни добра нажитого! Ничего не останется на белом свете! Книги? Да что книги! Ни горячо от них, ни холодно!

А красное лето накатывалось уже по-настоящему со всеми соблазнами, доступными даже малообеспеченным горожанам, к которым справедливо относил себя и московский писатель. Погода радовала, и если бы не мелочные заботы, то можно было бы и расслабиться! Но без денег расслабиться не получалось. В те дни в кармане у Евгения осталась лишь одна тысяча рублей. Он долго раскладывал все по полочкам, выгадывая, что необходимо купить, а от чего придется отказаться. Тришкин кафтан! Против обыкновения он даже составил перечень продуктов на листочке, чтобы не поддаваться потом соблазну в магазине. А то бывало, зайдешь на прилавки, так глаза разбегаются! После старательного подсчета на бензин денег не осталось. Машина стояла без движения на стоянке, а потому дорога до привычных Борисовских прудов стала недоступна. Выход был найден простой. Теперь Евгений отправлялся загорать на пруд недалеко от дома, аккурат напротив стоянки, благо народу и там отдыхало достаточно.

А погода в Москве установилась хорошая! Казалось бы – только и загорай! Но, что-то мешало ему расслабиться, и дело было даже не в деньгах. Возможный поворот судьбы настораживал Евгения. Почему-то отчетливо всплыли в памяти события двенадцатилетней давности. Тогда тоже его ждал поворот, резкий поворот в жизни. И произошло все помимо его воли.

В то время он и бросил регулярные боксерские тренировки, несмотря на то, что находился еще в хорошей форме. Казалось бы – только тренируйся! Тренер – призер Олимпиады, время – есть, деньги – и те были. Но, настроение! На Евгения завели уголовное дело, он только-только слетел с должности директора, вернее бросил все к чертовой матери, и предстояло отбиваться от серьезного противника. Какие уж, тут тренировки! Тюрьма светила ярким светом! Тюрьмы он тогда чудом избежал, но к тренировкам больше не вернулся. Настроение! Попробуй, перебори себя!

Вот и сейчас – какое там творчество! Семья разрушена, жить не на что, того и гляди вновь, зашатает от голода. Так дочь ведь, рядом. Ей-то голодать ни к чему. Это ему, старому солдату все нипочем, а ей-то каково, молодой девушке? И на бывшую жену надеяться нечего – она все на даче отдыхает, медом ей там намазано. На даче конечно неплохо!

Да, погода радовала, но брать с собой листочки и ручку на пляж Евгений перестал. Не хотелось. Он старательно гнал от себя сюжеты будущих рассказов. Днем это удавалось. Но, вечером….

Вечером обмануть себя ему не удавалось. Слишком много сил было отдано творчеству и, бросить все вот так, разом не получалось. Вечерами, вроде как украдкой он хватался за перо и работал, работал, работал. Торопился больше успеть за короткий промежуток времени. Перо так и летало над бумагой! Больших усилий ему и не требовалось. Велика была еще инерция, много еще не было сказано. Да и переписка с редакторами худо-бедно продолжалась. Как не поблагодарить редакцию за очередную публикацию и не отослать заодно и новый текст на рассмотрение. Так, ни шатко, ни валко, норабота шла вроде как сама по себе помимо желания писателя. Вроде как.

А лето разыгралось по-настоящему. Теперь Евгений проводил дни на берегу нового пруда недалеко от дома. Это оказалось очень удобно, так как не надо было брать машину со стоянки и тратить на проезд драгоценный бензин. Правда и улица проходила рядом, гудели проезжавшие мимо автомобили, но это мало смущало писателя. Солнце везде одно! – решил Евгений. А девушек и на новом месте хватало.

Как-то теплым летним днем он лежал на покрывале на берегу пруда и неотрывно смотрел на то, как плывут по небу облака. Любил он смотреть на облака, на юге особенно. Где тот юг! Там наверху кипела другая жизнь отличная от земной. Но и юг, и горы и море давно уже стерлись из его памяти, было да прошло и, стало, похоже, что безвозвратно. Не сказать, чтобы писатель не думал о делах, думал, но как-то подспудно.

А поодаль на покрывалах лежали в соблазнительных позах две молодые женщины и Евгений нет-нет, да и поглядывал в их сторону. Женщины! Не пообщаться ли? – думал он, но как-то вяло. Насмотревшись на красавиц Евгений, ударился в глубокие размышления. Начал со знакомой уже фразы.

А, пожалуй, даже хорошо, что мне сейчас так нелегко живется на белом свете! – глубокомысленно произнес он про себя и, сделал паузу. Правильно ведь, говорят – век живи, век учись! Все познается в сравнении! Вот я дожил до седых волос, да так и не узнал толком почем фунт лиха! Зато теперь знаю! Тут он усмехнулся про себя и, не удержавшись, вновь повернул чуть голову и бросил оценивающий взгляд на женщин. Чем они там занимаются? Ничем они не были заняты, лежали себе и загорали, изредкапили минералку из пластиковых бутылок и только. Загорели они уже неплохо. Их ровный загар ясно говорил о том, что приобрели его красавицы вовсе нев Москве, а где-то далеко у теплых морей. Планктон ведь офисный, а что себе позволяют! – вздохнул писатель.

От размышлений его отвлек звонок мобильного телефона. Звонил его приятель по техникуму Саша. Едва поздоровавшись, он отчитал Евгения за некачественную покраску гаража. Сам же Саша и просил двумя неделями раньше нанять узбека и проследить за покраской, обещая списать давний долг за Евгением. Отказываться не было смысла. Это не работа, а халтура! – упрекнул, между прочим, его Саша. Евгений поморщился. Не стоит меня отчитывать, - остановил он приятеля. Очень уж тот на его взгляд разошелся. Раз не доволен работой, долг останется за мной, верну, как только смогу, - свернул разговор Евгений. Попрощались они холодно. До женщин ли после таких разговоров! Опять неудача!

Евгений сел на покрывало и посмотрел на пруд. Утки там плавали медленно, густые ярко зеленые водоросли плавно покачивались под водой. Тихо и спокойно казалось вокруг. Обидно! Обидно Евгению стало не от того, что ему не списали долг, а оттого что приятеля он потерял навсегда. Саша, нормальный был парень! Учились вместе! А ведь они недавно обсуждали совместные проекты в бизнесе, и Евгений заинтересовался возможностью подработать. Нет, не будет теперь никаких совместных проектов, доверие подорвано, паровоз ушел. Какие уж, тут проекты! Гараж конечно неважно узбек покрасил, зато перемазался весь с головы до ног. Хорошо я сделал? – интересовался он у Евгения. Нравится? Для гаража нормально, - кивнул работодатель в ответ. Не собор же красили! И вот, Саше не понравилось! Зря он так, Саша! Зря он выразил недовольство. Почти пять лет в техникуме учились, за одной партой сидели! Обидно!

Бросив взгляд на женщин Евгений, снова лег на покрывало на спину и вновь посмотрел вверх. А облака по небу все также плыли и плыли, и между мелочными земными заботами и облаками пролегала такая огромная дистанция чистого и голубого неба, что обиды сразу показались ничтожными и уплыли прочь с облаками. Женщины не обращают внимания, гараж какой-то, подумаешь! Вряд ли я смогу на кого-то работать, - признался он себе. Как жить дальше? На что надеяться? Ответа не было, и лишь птицы тихо щебетали в кустах поодаль, да ветер качал ветки березы чуть в стороне.

А, жизнь! Жизнь текла своим чередом. На пруду, у которого загорал Евгений, появились первые утята. Это были еще крошечные пушистые комочки, но плавали они уже самостоятельно. Мамаша утка настороженно посматривала на Евгения, когда он проходил мимо. Я свой! – успокаивал он ее, сбавляя шаг. Не бойтесь, да и не до вас мне сейчас!

Действительно, ему все больше становилось только до самого себя. Новой жилички все не было, и держаться на плаву ему удавалось с большим трудом, продавая из дома старые вещи. Все чаще возникали мысли о работе по найму. Куда тут денешься!

Был бы хоть огород свой…, - прикидывал Евгений, вспоминая свою дачу. Но дача была безрассудно продана. Грустил он, представляя участок. Поторопился с продажей. А можно было бы там сейчас копаться! Правда, копался он там оригинально. Просто брал косу и полдня косил крапиву, которая успевала вырасти стеной за две недели его отсутствия. Отменная вырастала крапива, сочная, зеленая и очень высокая! Слышал Евгений, что в войну крапивой кормились. Змеи, правда, там еще водились, зарубил одну он лопатой прямо на участке. Ну, подумаешь, змеи! Где их нет? Не страшно пока не наступишь. И дорога до дачи была удобная, два с половиной часа всего занимала. Не то, что путь на дачу к бывшей теперь женушке. Туда и за пять часов докатиться было проблематично. Пробки! Так что, оставалась только работа.

Работа! Любая работа сошла бы, если еще удастся устроиться! А куда теперь возьмут его? Тут на память Евгению пришла газетная статья о бывшем штурмане дальнего бомбардировщика, полковнике. Работать устроился бывший штурман в Макдональдс.Любо-дорого было смотреть на его фотографию в газете. Крепкий такой мужчина за прилавком, в фирменной бейсболке, с улыбкой во все лицо зазывал – подходите, свободная касса! Если судить по фото, то вполне доволен жизнью, стал бывший полковник. Ну и шел бы сразу за прилавок! Евгений представил себя стоящим рядом с ним и скривился в улыбке, несмотря на драматизм положения. Отличная компания в обслуге – бывший полковник и писатель. Прохиндеи могут спать спокойно! Все идет по их плану. На сон грядущий просмотрели, наверное, газетку и расхохотались. Обслужите, мол, как подобает! Я вас обслужу, дайте срок! – подумал еще Евгений.

Однако вероятность исполнения таких задумок вызывала большие сомнения. Похоже, что действительно придется в обслугу податься! – нехотя признавался он себе. Хотя, что тут такого? Мне же не привыкать окопы копать! Это имелся в виду один единственный вырытый им окоп на сборах, да и тот был вырыт не своими руками. Я-то что! – сокрушался он. Обо мне ли теперь забота!

А пока он предавался размышлению и загорал на московских прудах, время уходило и уходило безвозвратно. Как-то незаметно Евгений стал чувствовать свой возраст. Уже несколько раз к нему обращались на улице молодые люди – отец, дай закурить! Старею! – усмехался он после таких слов. Нет, с физической формой пока все в порядке, а вот душа поникла и соответствует возрасту, а это отражается и на облике, - признавался он себе. Наверное, так оно и было. А вслед за поникшей душой сложились и крылья. Нет, не парить мне больше над грешной землей, не витать в облаках! Отлетал свое, похоже. Думы писателя становились все больше безрадостные. А тут еще и погода испортилась. Вновь зарядили дожди, и настроение у людей стало соответствующее.

В те ненастные дни Евгений подолгу стоял у окна, по привычке заложив руки за спину. Москва заметно преобразилась. Вдалеке выросли небоскребы и, судя по кранам, строились новые. На переломе эпох довелось жить моему поколению! – спокойно констатировал Евгений, глядя в серую московскую даль. Кто-то скажет потом – проклятое было время, а кто-то напротив радостно потрет ладони – отлично сработано! Порадовали! А что скажу я? Вопрос был для него не праздный. Ему все хотелось все разложить по полочкам, он старательно искал ответы на волнующие его вопросы и не находил их. Как такое могло случиться? Шел, шел и куда пришел? Он снова и снова анализировал ситуацию в поисках истины. Ему казалось, что еще немного, и станет понятно, как действовать дальше.

Был я когда-то ученым, потом директором охранного предприятия, но это все осталось в прошлом, ушло безвозвратно, - спокойно окунался он в былое. Ни ученым, ни директором мне уже никогда не стать. Все, ушел паровоз, уехал! Теперь вот к этому, похоже, можно будет добавить, что был писателем, да весь вышел. Не жалко ли? Дальше то что?

Знакомые мне люди преуспели в этой жизни! – равнодушно и отрешенно даже подводил он итоги, вспоминая прошлое. Все уже стало так далеко, казалось, все утратило свою актуальность и потому не вызывало болезненных ассоциаций. Временами дажеему верилось, что и не происходило ничего подобного на белом свете. Нет, было. Успехи то других людей на лицо! Брат по-прежнему сидел помещиком в своем поместье, директор швейной фабрики Матвей Калякин купил квартиру в Болгарии и проводил все летона море. Даже Саша, приятель из техникума, и тот ездил на приличном джипе и копался по выходным на своих двадцати сотках за городом. Евгения звалеще в гости, до размолвки, было дело. Евгений отказался.

Что мне делать на чужих сотках? – пожимал плечами писатель. Мне бы горы увидеть снова! Горы! Поднимусь ли теперь на гору? Евгений вспомнил, как часто он во сне раньше карабкался вверх по горным тропам. Манила его высота – выше, еще выше! Как было увлекательно! Каким маленьким казался мир внизу, на ладони весь умещался! Я стал забывать былые пристрастия! – усмехнулся Евгений. Море, горы, девушки – где все это? Есть где-то, но не для меня теперь. Поездки! Для поездок нужны деньги, а их как не было, так и нет. Стоило ему подумать о деньгах, как приятные воспоминания из прошлого теряли свои очертания и растворялись в сером московском небе. Без остатка. Оставались только серые улицы со спешащими куда-то людьми, машины, катящиеся в спешке да заботы. Заботы тоже никуда не исчезали.

Да, успешных людей среди его знакомых оказалось немало. Впрочем, и других примеров хватало с избытком. Как-то раз вслед за Евгением в лифт вошел мужчина с большими фирменными коробками примерно его возраста. Не первый раз встречал Евгений таких коробейников, а потому не удержался от вопроса. – Доставкой занимаетесь? Да, подрабатываю! – охотно подтвердил интеллигентного вида мужчина и, не дожидаясь расспросов продолжил. Нет, не стоит оно того, почти ничего не выигрываю! Звучало это эмоционально. – Неужели? Да вот от Преображенской площади до вас еду, а всего двести пятьдесят рублей заплатили! Не густо! – покачал головой Евгений. И добавил еще не без сомнения, - как бы мне не пришлось вскоре доставкой заниматься! Денег кот наплакал! К нам приходите! – усмехнулся незнакомец. Лифт остановился на девятом этаже и мужчина, попрощавшись, вышел из него со своими коробками. Евгений проводил его взглядом, затем медленно нажал кнопку своего этажа. Да, невеселая жизнь меня ожидает, - покачал он головой. Невеселая! Надо было бы телефончик взять у него, на всякий пожарный случай.

Желая добиться хоть каких-то успехов, Евгений увеличил нагрузки во время занятий на тренажерах во дворах. Результат не заставил себя ждать. В зеркале отражалась стройная и подтянутая мужская фигура. Ничего я еще смотрюсь, здоровье не подвело бы только, - констатировал он не без удовлетворения.

И на улице девушки изредка бросали на него взгляды, но все-таки не так как раньше, а по-другому, оценивали, наверное. Впрочем, не только девушки обращали на него внимание. Насторожило Евгения и то, что некоторые люди, и мужчины и женщины, проходя мимо него, вдруг начинали неистово креститься, хотя бы и церкви не стояло поблизости. Сначала веселился он по этому поводу да потом озадачился. Что это? Можно подумать, что с нечистой силой повстречались! Чем я отличаюсь от других прохожих?

Проходя мимо витрин магазинов, он внимательно смотрел на свое отражение и придирчиво оценивал себя как бы со стороны. Ничего особенного. Одет скромно, но опрятно. Почему люди сторонятся? Вон, сколько бомжей бродит по улицам, от них бы и шарахались, я же очень добрый! – искал оправдание он себе. Подлецов только хочу наказать - а честным-то людям волноваться не стоит. Почему так смотрят? Он понимал, что его положение в обществе наложило отпечаток и на его внешний облик, но не до такой же степени! Или, уже до такой?

Эх, на юг бы сейчас! – вздыхал Евгений. Полежать бы на теплых камушках, отогреть бы израненную душу, пивка холодненького выпить бы кружечку-другую! Я ведь так любил пиво! Давно не лакомился. Доведется ли еще в этой жизни отведать пивко настоящее? Оставалось надеяться на лучшее.

А может быть, зря я волнуюсь, может быть, совсем наоборот обстоит дело? – пытался переубедить он себя. Может быть, люди накладывают на себя крест оттого, что встретился на дороге праведник? Но нет! Что-то подсказывало ему, что совсем не так обстояло дело, и что накладывали крест прохожие совсем по другому поводу. Жаль, конечно! А, понятно! – вскоре нашлось неожиданное объяснение. Вспомнили просто о чем-то, когда проходили мимо, вот и перекрестились. А я просто навеял воспоминания! Да, возможно, что так и обстояло дело. После того, как подходящее объяснение оказалось найдено, Евгений успокоился. Главное вовремя найти подходящее объяснение!

А жить становилось все труднее. Спонтанные обращения за помощью к бывшей жене остались, как и прежде без внимания. Звонил он ей днем на работу. Помоги немного, верну ведь, все сполна! – теребил ее Евгений. Найди себе другого спонсора! – холодно и ясно отвечала она явно в присутствии коллег. Евгений даже представлял себе эту картину. Вот сидят вокруг нее женщины в белых халатах и неодобрительно покачивают головами, - ишь, чего захотел! Денег ему подавай! Тут впору и в самом деле перекреститься. Не обо мне же речь! – пытался образумить ее Евгений. Но бывшую жену ничего не интересовало, у нее все стало хорошо! Ее взрослый сын мальчик Рома, прохиндей, каких еще поискать отсиживался за закрытой дверью под охраной такой же сволочной бабки, и приживалка для него там уже обитала. Ну-ну! Реконкиста! – все чаще приходило на ум Евгению непривычное слово. Да, пожалуй, именно так – реконкиста! Под силу ли одному только? Одному нет, не осилить. Нужны союзники. Но как ни старался Евгений найти союзников в своем деле, ничего у него не получалось. Как и раньше все тяготы и невзгоды ему приходилось преодолевать в одиночку. Друзья из прошлого давно занимались своими делами, а новых друзей он не приобрел. Редакторы? Переписка с редакторами носила деловой характер и не предполагала жалоб на неустроенность быта и отсутствие финансирования. Даже поговорить-то стало не с кем, друзей уже не осталось, - тосковал писатель. Зато врагов хоть отбавляй! Врагов действительно у нег прибавилось, что впрочем, было неудивительно, поскольку любого крупного вора и мздоимца Евгений причислял к своим врагам. Так кстати оно и было на самом деле.

Последней отдушиной для него оставалась еще Татьяна, но и она стала что-то нос воротить частенько. Ничего, переживет! Набрав номер старой подруги, он кратко обрисовал ей свое бедственное положение. Я тебе давно говорила – работать иди! – посоветовала она. А ты все пишешь и пишешь! Ясно же, что денег у тебя нет, и не будет. Как это не будет! – парировал он нехотя. Помогла бы лучше, чем корить понапрасну. Ничего не дам! – по обыкновению ответила подруга. Сам выбирайся, как хочешь! Твои речи на слова моей бывшей жены похожи, - констатировал Евгений. Такое впечатление, что по одной шпаргалку читаете. А я ее хорошо понимаю! – свернула беседу безжалостная подруга, не пожалев его даже ни капельки. Что бы такое продать?

Интересно, сколько стоит сейчас моя старушка Волга? – задался вопросом Евгений, уяснив, что помощи ему ждать неоткуда. Надо бы зайти в автосервис, прицениться, а то и оставить им старушку, если хорошо оценят. В голове тут же завертелись заманчивые цифры с нулями. Тянуть не стоит, все равно рядом с домом загораю!

Сказано – сделано! На следующий день, несмотря на хорошую погоду, он направился не на пруд как обычно, а в расположенный относительно недалеко от дома автосервис, благо там красовалось новое большое объявление – покупаем машины! Вход на территорию сервиса перекрывал шлагбаум. Ловко поднырнув под него Евгений, направился к двум мужчинам на лавочке, мирно гревшимся на солнышке у входа в ангар. Один из них в форме охранника поднялся и двинулся навстречу посетителю.

Машину оценить хочу – к кому можно обратиться? – не дожидаясь вопросов, объявил Евгений. А вот к нему! – и охранник охотно показал на мужчину на лавочке. Евгений подошел. Поздоровались. Не мудрствуя лукаво продавец, обрисовал свою Волгу, не забыв упомянуть и про девяносто девятый год выпуска, и поинтересовался о цене. Семь тысяч! – сразу оценил машину мужчина. Мне еще узбекам платить придется тысячу, чтобы разрезали ее на четыре части! – добавил он для ясности. То есть ездить на ней никто и не собирался. В металлолом ее только. Жаль, хорошая была машина!

Семь тысяч! – воскликнул Евгений. Это же меньше, чем я плачу за коммунальные услуги ежемесячно! Мужчина равнодушно пожал плечами. - Получается, что каждый месяц я им Волгу отдаю, пусть и старую! – Выходит, что так! Посмеялись. За тридцать тысяч отдавать было бы жалко, а за семь тысяч и говорить нечего, оставлю себе! – без колебаний решил Евгений. Правильно! – поддержал его мужчина. Так лучше будет! У меня вон иномарка приличная за восемьдесят тысяч всего стоит, так никто даже не смотрит в ее сторону, - пожаловался он в свою очередь. На асфальтированной площадке поодаль действительно стояла вполне приличная иномарка, без бампера правда. – Понятно! Попрощались. Вновь поднырнув под шлагбаум Евгений, вышел к широкому и такому знакомому проспекту. Следовало все обдумать хорошенько.

Домой он возвращался не спеша, идя по залитой солнцем дороге. Мимо сплошным потоком катились блестящие иномарки, жизнь в Москве шла своим чередом. Кому какое дело до чужих забот! Сложные чувства обуревали Евгения на обратной дороге. Рухнула надежда на получение денег, а значит, и на возможность продолжить непритязательный городской отдых у воды. О многом тогда размышлял Евгений, и о дочери, и о том, что творчество остановилось и для его продвижения потребуется приложить теперь немало усилий. Мельком вспомнил и далекую подругу с юга, у которой катался когда-то как сыр в масле. Почему не остался тогда у нее? Цеплялась ведь она руками и ногами! Ах, да! Женат ведь, был уже немножко. К любимой жене тянуло, потому и вернулся. Еще расстраивался он оттого, что такой солнечный день пропадает впустую – ни денег, ни загара!

Но больше всего печалился он о том, что расстался со своей когда-то любимой женой. Почему он не позвал ее к себе два года назад с дочерью? Все надеялся что-то выгадать? Вот, и выгадал! Как жилось бы сейчас хорошо им вместе! Ее большие заработки да его участие пошло бы им всем на пользу. Впрочем, у нее не забалуешь! – тут же напомнил он себе про суровый нрав бывшей жены, чтобы не тосковать сильно. Разом помогло! А солнце то какое! Скинуть рубашку, разве что? Остановившись, он снял с себя рубашку и медленно двинулся дальше. Размышления продолжались.

А, чем можно похвастаться сейчас? Тем, что удалось продержаться эти два года, еле-еле сводя концы с концами? И, только? Ну, продвинулся в творческом плане, написал и опубликовал немало, книги, наконец, вышли в Америке. Ну и что? Неустроенный быт как был, так и остался, и сделал свое дело. На то и было рассчитано его идеологическими противниками. Попробуй, повоюй-ка без куска хлеба! Боевые действия!

Для наглядности он даже представлял себе ДОТ, до последнего огрызающийся короткими очередями. Но вот, под непрерывными разрывами снарядов замолчал и он. Все, огонь подавлен! Не осталось больше сил сопротивляться, да и патроны на исходе. Это, да! Через неделю закончатся продукты, а там подойдет и очередной платеж за коммуналку. А жиличка-то так и не появилась! И бывшая жена теперь не поможет, никто не поможет, даже Татьяна и та отказалась! Выбирайся, как хочешь!

В тот день на залитом солнцем проспекте Евгений ясно осознал, что над ним нависла угроза голода. Коллапс ощущался по всем направлениям. Беда не приходит одна. Вскоре рухнул и хорошо налаженный поток снабжения билетами в очень приличный театр. А какая отдушина была для дочери! Так долго Евгений устанавливал нужные контакты и так просто их лишился. Дочурка, конечно, слишком вольно стала относиться к многочисленным свалившимся с неба билетам. Раздавала их налево и направо за незначительные услуги, как то покраска ногтей в салоне и прочее, вот оно и откликнулось. А виноват, оказался он, Евгений – не уследил вовремя! И, возразить тут нечего!

В эти летние дни он стал не высыпаться совсем. Оно и понятно, что же тут непонятного! То есть засыпал то он нормально, давая себе команду – спать! Не хуже Штирлица. Но сны видел странные, не по сезону даже! То по тонкому льду, едва покрытому водой, идет он осторожно и ждет, что вот-вот провалится, да все не проваливается. То еще что-то незапоминающееся в таком же духе. Просыпался он с петухами. То есть никаких петухов в Москве, конечно, не было слышно, зато птицы уже робко начинали свой мелодичный напев. Так в полудреме он и лежал до восхода солнца, слушая их пение и размышляя по инерции. Заботы! От них некуда было деться. Они преследовали его и во сне и наяву. Надо думать, что не только его, но и многих граждан тоже.

Я жевсе это проходил уже! – пытался успокоить он себя. С чего бы вдруг сейчас такая тревога, страх даже? Пытаясь успокоиться, он вспоминал позапрошлое лето, когда его аж, шатало от голода! Не управился с арендой вовремя! И Лена со стороны наблюдала – справится ли? Ее был выбор! Приходила дочь проведывала, в холодильник заглядывала – пусто! Потом стала пару тысяч в месяц подбрасывать на питание дочери, Евгений и радовался – уже хорошо! Так что все знакомо!

Положение пока не самое худшее! – убеждал он себя. Куда хуже приходилось во времена уголовных преследований, да и потом, когда выкупал долю в квартире – тоже оказалось не сахар! Справился ведь, и с тем и с другим! Отчего сейчас такая тревога? Старею? Только ли в этом дело?

Ах, да! – напоминал он себе. Тогда Лена была еще рядом. Ссорились уже часто, но все-таки еще плыли в одной лодке. Все! Семейная лодка легла на дно. Мне сейчас и прислониться не к кому! – равнодушно констатировал он. Привыкать уже начал, давно сторонятся все писателя. И, все-таки…. Такой большой мир, а я один! Печально. Даже творческими успехами похвастаться некому. Впрочем, он стал спокойно относиться к новым публикациям, и хвастаться ими не собирался. Опубликовали – и, ладно! Через пару часов Евгений забывал о них. И лишь вечером, подводя итоги дня, вспоминал – что-то было ведь приятное сегодня? Ну как же, очередная публикация! Но ему все больше становилось до лампочки не только творчество, но и все вокруг. Полученная с большим трудом лицензия на карабин так и валялась где-то, пылилась среди бумаг. Денег на его приобретение не предвиделось. Хоть бы кошелек найти на дороге! А, если серьезно?

Снова воззвание к обществу разместить в сетях, поможет ли? – вяло, спрашивал он себя. Нет, не поможет! Проходил уже. И, вообще, почему я должен к кому-то обращаться? Писатель? Раз выбрал себе путь-дорожку, то и шагай по ней самостоятельно. А если не сможешь, сойди! - напоминал он себе. Словом, кругом заботы!

А за мелкими заботами время летело вперед все стремительнее и стремительнее. Гораздо быстрее, чем, к примеру, год назад. Как не хотелось Евгению оставаться все время молодым, но он вынужден был признаться, что судьбу ему перехитрить не удалось. Время! Он стал чувствовать свой возраст.

А, что же женщины? И тут все стало понятно. Без денег не видать мне молодых красоток, как своих ушей! – сделал он окончательный и, несомненно, правильный вывод. А появятся деньги, поеду на Кубу! – напомнил себе про давнюю задумку потенциальный богатей. Но это когда еще будет! А пока можно и с тетенькой встретиться, из любопытства только, - наметил еще себе дело. Вскоре такая возможность и представилась.

С некоторых пор у него появилась поклонница творчества сорока с небольшим хвостиком лет, вполне приличная женщина. Изредка она звонила ему, восхищалась очередным текстом и досаждала своей пустой болтовней. Когда Евгений остался без единой копейки, она и позвонила. В тот раз он не стал отнекиваться от предложения встретиться как обычно а, предупредив, что на него потребуются расходы в одночасье собрался и поехал к ней в гостина другой конец Москвы. Из любознательности еду, и только! – не забыл напомнить он себе перед выходом.

***

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100