TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
9 мая 2018 года

Рухайни Матдарин
(Ruhaini Matdarin)

 

Малайзия

Перевод с малайского Виктора Погадаева

СЕКРЕТ, ПОВЕДАННЫЙ НАКАНУНЕ СМЕРТИ
(Cerita yang merayap-rayap menjelang kematian)

Уже шесть месяцев Датин Салли[1] лежала в коме в отделении интенсивной терапии больницы в Дамансаре[2] из-за осложнений на внутренние органы операции по удалению избыточного жира в одном из центров красоты. Её лечащий врач Пуливанан заявил однажды вечером, что мозг её умер, и это подтвердил врач-нейрохирург Чандра. Мозг перестал работать, что технически означало его смерть. Датук Кахар и дети застыли вокруг тела Датин Салли. Чего только не предпринимали, чтобы вылечить Датин Салли: устраивали совместное моление, подавали милостыню нищим, применяли методы традиционной медицины, включая приглашение лекарей и шаманов со всех концов Малайзии. Но ничего не помогло.

В конце-концов Датук Кахар и дети решили отключить аппарат, поддерживавший жизнь Датин Салли, и дать ей умереть. Подготовка к похоронам жены доставила много хлопот бизнесмену пятидесяти с лишним лет, занимавшемуся продажей роскошных автомобилей. Надо было связаться со всеми родственниками и коллегами, пилотом личного самолёта, могильщиками и изготовителями надгробной доски в Кота-Кинабалу[3], на родине Датин Салли. Весть о её предстоящей смерти распространилась мгновенно, как птичий грипп: очень скоро представители печатных и электронных средств массовой информации уже толпились в холле больницы. Ближайшие друзья Датука Кахара, включая министров и политиков, потрясённые известием, один за другим, как муравьи, потянулись к отделению интенсивной терапии.

Нескончаемой вереницей шли люди отдать последние почести Датин Салли. Это был их единственный шанс, ибо после смерти Датин Салли её тело будет немедленно отправлено для похорон на родину[4]. Обстановка в больнице была почти такой же, как во время дней открытых дверей на праздник окончания мусульманского поста. Влияние Датука Кахара на развитие автомобильной промышленности было столь велико, что он пользовался уважением как у правительства, так и у оппозиции. Поэтому журналисты смогли заснять момент общения представителей властей с деятелями оппозиции у лифта больницы.

Очень скоро на страницах интернета в портале новостей появились сообщения о том, что «Датин Салли готова умереть» и сообщения под большим заголовком «Бизнесмен решил дать жене умереть». Через час это известие перекочевало в блоги, форумы, социальные сети с чуть изменёнными заголовками: «Жена бизнесмена умрёт?» и «Датин Салли дадут умереть?», а ещё через несколько часов эта новость вытеснила горячие дебыты по поводу итогов выборов на Саракаке[5] и расследования порновидио с изображением известного политика, которые вовсю шли в кофейнях, по радио и везде по всей стране.

-Завтра пятница, я и мои дети согласны с тем, чтобы... - взволнованно и заикаясь сообщил своё решение Датук Кахар врачу Пуливанану.

До пятницы оставалось всего несколько часов, и Датук Кахар сидел возле жены в последний раз в холодном и пустынном отделении интенсивной терапии. Доктор Пуливанан сообщил, что аппарат, поддерживающий жизнь жены, будет отключён в шесть часов утра. Датук Кахар глянул на свои наручные часы, шёл четвёртый час. Он смотрел на бледное, как белок варёного яйца, лицо Датин Салли.

Он наклонился, приблизив своё лицо к уху Датин Салли, он так тосковал по тем сладким мгновениям, когда они оставались наедине в спальной комнате. Прежде чем уснуть, он рассказывал жене о том, что произошло за день. Это стало для него необходимостью, как для рыбы плавать, для птицы – летать, а для петуха – кукарекать. Так и Датук Кахар обязательно должен был рассказать жене о прошедшем дне, хотя её мало интересовали рассказы о его друзьях-политиках или коллег по бизнесу. Просыпаясь утром на следующий день, она и не вспоминала о них.

-Любимая … я хочу поделиться с тобой своим секретом, - прошептал он на ухо Датин Салли, как будто она только что уснула и завтра утром проснётся снова.

Датук Кахар продолжал говорить с женой, которой предстояло умереть. Он стал делился с ней всеми секретами, которые накопились за те шесть месяцев, что её не было с ним в спальне. Нынче он решил рассказать ей всё и позволить унести это с собой в другой мир.

В конце рассказа из глаз Датука Кахара на горячие пальцы Датин Салли брызнули слёзы. Он начал с простого слова, которое произнесла его жена, когда они завтракали семь месяцев тому назад. Липосакция.

Жена хотела провести коррекцию фигуры в «проблемных» местах, в которых стали скапливаться отложения вредного жира, особенно на животе, ляжках и бёдрах, так что надев кебаю[6], она выглядела как завёрнутый в ткань плод хлебного дерева. Датук Кахар не видел в этом ничего страшного, у него не было времени следить за тем, как менялась фигура жены. Были более важные проблемы, которым он должен был уделять внимание, – проблемы, связанные с поступлением и расходованием наличных ринггитов на его счету.

Липосакция. Датин Салли считала, что чем больше будет жировых отложений на её теле, тем больше будет вероятность того, что муж станет «искать утешения на стороне».

За двадцать девять лет совместной жизни в семейном ковчеге жена никогда не позволяла себе никаких глупостей. Но тогда, тем утром семь месяцев назад Датук Кахар забеспокоился, то ли она наелась не тех витаминов, то ли это был просто каприз. Не то, чтобы он был против, но и не одобрял желания Датин Салли, которое ей внушила сотрудница салона красоты, с которой жена встретилась на ужине во время посещения выставки косметики и которая в последующем неоднократно пыталась убедить её, что липосакция совершенно безопасна и что многие женщины со статусом «датин» после операции стали худыми, как доска.

Невольно Датук Кахар вынужден был дать разрешение на липоксацию, поскольку Датин Салли упрашивала его, как одержимая. Датук Кахар не хотел, чтобы проблема удаления жира на теле жены отвлекала его от других вопросов. В это время его мысли были заняты судебным процессом над одним политиком, обвиняемом в содомии[7], на котором он выступал в качестве свидетеля. Кроме того, несколько его близких коллег выбросились из здания после того, как началось расследование их коррупционной деятельности. И, наконец, обвинения в его собственный адрес со стороны ряда импортёров машин в том, что он якобы даёт взятки министру, чтобы без проблем получить от него разрешение на импорт автомобилей.

-Датук, - он обернулся и увидел стоявшую рядом медсестру. Её появление как бы означало, что пришло время отключить аппарат, поддерживавший жизнь Датин Салли, и дать ей умереть.

Датук Кахар сильнее сжал пальцы Датин Салли

-Сестра, пожалуйста, позовите сначала моих детей.

Послышались приближающиеся голоса доктора Пуливанана и доктора Чандры. Приглушённые голоса людей за дверью отделения интенсивной терапии стали громче, когда дверь приоткрылась, и в палату вошли Хазик и Хамида – свет очей Датука Кахара. Они подошли к кровати, их лица выражали огромное потрясение. Хамида вдруг сорвалась с места и обняла тело Датин Салли. Хазик как мужчина пытался сдержать эмоции, он тихо наклонился и начал что-то шептать в правое ухо матери.

На мгновенье стало тихо, тишину нарушал только звук аппарата, отсчитывающего пульс. Медсестра стояла возле аппарата и смотрела на доктора Пуливанана как бы ожидая его указаний.

-Датук, мы готовы, - сказал доктор Пуливанан.

Датук Кахар медленно наклонился, поцеловал лоб Датин Салли, потом со слезами на глазах посмотрел на доктора Пуливанана. Он притянул к себе и крепко обнял Хамиду и Хазика.

Датин Салли вдруг очнулась. Села, наклонившись, потянулась и затем сорвала маску, закрывавшую рот и нос. Медсестра, готовившаяся нажать кнопку отключения аппарата жизнеобеспечения, упала в обморок. Доктор Пуливанан и доктор Чандра отскочили на несколько шагов и сломя голову выбежали из палаты. Датук Кахар и дети застыли в удивлении, не веря собственным глазам.

Близкие и дальние родственники, а также представители печатных и электронных средств массовой информации, столпившиеся в томительном ожидании за дверью отделения интенсивной терапии, заволновались. Датин Салли свесила ноги на пол, затем покачала ими как будто сидела на мосту и наслаждалась видом реки, зажатой с обеих сторон лесом. Глаза, как сканер, оглядели холодную и молчаливую палату интенсивной терапии, не задерживаясь даже на Датуке Кахаре с детьми, которые в прострации, не мигая, смотрели на неё.

-Его уже судили или ещё нет? - это было первое, что спросила Датин Салли после того, как очнулась от комы. Вопрос явно был обращён к Датуку Кахару.

-Неужели это сошло ему с рук? А ты испугался, поскольку сам был в этом замешан?

Датук Кахар всё ещё пребывал в оцепенении. Неподвижно стоял он и смотрел, как жена спускается с кровати. Хамида и Хазик тоже застыли на месте, наблюдая словно во сне, как ожила их мать, которая была признана мёртвой и должна была быть объявлена таковой официально после отключения аппарата жизнеобеспечения.

Датин Салли, как ни в чём не бывало, встала и сделала несколько шагов по холодному полу. Сначала её шаги были неуверенными, как у только что родившей женщины, но десятый шаг, когда она приблизилась к стойке, где обычно находились медсёстры, был уже вполне уверенным. Дрожащими пальцами она толкнула дверь. Блеснувшие, как молнии, вспышки фотоаппаратов заставили Датин Салли невольно закрыть лицо обеими руками.

-Датин Салли жива! - закричал журналист, стоявший рядом с дверью.

-Датин Салли не умерла! - вторила ему женщина по имени Датин Маймуна.

-Датин Салли is back! [8]- воскликнула другая женщина мисс Джанет.

В течение нескольких последующих часов и до глубокой ночи новость о восрешении Датин Салли была главной на страницах социальных сетей Facebook и Twitter. Кто-то выложил в U-Tube видео о том, как Датин Салли выходила из отделения интенсивной терапии в холл больницы под заголовком «Датин Салли ожила», и за четыре часа это видео посмотрели полмиллиона человек, что превысило число зрителей, посмотревших порновидео с участием некого политика, которое висело в интернете уже неделю.

Все приготовления к похоронам Датин Салли были немедленно отменены. Такое развитие ситуации, конечно, радовало семью, но порождало вопросы у других. В конце концов решили объяснить это чудо волей всемогущего Аллаха.

Датук Кахар, всё ещё не оправившийся от шока, воспринял возращение жены к жизни с чувством, которое невозможно описать словами. Великая благодарность Богу переполняла, как водопад, его душу за чудо, которое обрушилось на него после шести месяцев страданий, когда он пребывал в состоянии мучительного ожидания. Мало того, неделю назад лечащий врач жены усилил его страдания, предложив официально дать умереть Датин Салли, так как с точки зрения современной науки не было смысла дальше поддерживать жизнедеятельность организма жены из-за бессмысленности ожидания возобновления функции мозга. И вот теперь жена снова была жива. Неудивительно, что Датук Кахар всё ещё пребывал в состоянии шока.

Окончились страдания по поводу коматозного состояния жены, начались новые. Вернувшись с порога смерти, она без конца спрашивала: «Неужели это сошло ему с рук?»

Но неприятнее всего было слышать:

-Почему так? А ты испугался, поскольку сам был в этом замешан?

Вопрос о том, каким образом жена узнала о том, что он хранил и таил глубоко в душе, теперь волновал его больше, чем то, каким образом Датин Салли, объявленная врачами безнадёжной, вернулась к жизни.

Вернувшись домой из объятий смерти, Датин Салли закрылась в спальне и отказывалась встречаться с кем-либо за исключением детей. Она не верила рассказам детей о том, что была в коме в течение шести месяцев и что врачи решили дать ей умереть, отключив аппарат искусственного дыхания.

-Какое счастье, что ты вернулась, мама, - говорила Хамида. – Мы не представляли себе, как жить без тебя.

Когда Датук Кахар вошёл в спальню, в воздухе повисло напряжение. Датин Салли не чувствовала себя больше в безопасности около него. Когда муж лёг рядом с ней, ей показалось, что рядом с ней дышит горилла.

-Дорогая … - позвал её Датук Кахар.

Датин Салии притворилась, что спит. Датук Кахар больше не стал делиться с ней своими рассказами, как всегда это делал раньше. Может быть, он и тосковал по тем временам, но теперь отношение к нему со стороны жены было другим. Почему оно изменилось во время нахождения Датин Салли в отделении интенсивной терапии, он не понимал. Доктор Ченг, который заменил доктора Пуливанана, считал, что жене нужно время для адаптации.

Человек, потерявший ногу во время катастрофы и получивший через несколько месяцев протез, вряд ли сможет ходить уверенно с первого дня. Так доктор Ченг объяснял состояние Датин Салли за несколько часов до того, как Датук Кахар забрал жену из больницы домой.

До утра Датук Кахар не мог сомкнуть глаз. Голова болела, как будто по ней ударили чем-то тяжёлым. Вспомнились коллеги, выбросившиеся из здания. На душе было неспокойно, Что называется, из огня да в полымя.

-Ты должен добиться, чтобы он ответил за всё, - Датин Салли промолвила наконец в три часа ночи всё ещё бодрствовавшему Датуку Кахару. – Нельзя оставлять его без наказания.

Говоря это, Датин Салли повернулась к мужу, лежавшему на спине. Во дворе за окном, наполовину приоткрытом, чтобы проветрить комнату, послышалось глухое покашливание журналистов, оставшихся в поисках новой информции в дополнение к сообщению «Датин Салли ожила», которое стало главной новостью и корректировалось за прошедшие двенадцать часов не менее десяти раз, превысив по популярности даже сообщения о приготовлении бракосочетания Принца Уильяма и Кейт Миддлтон в Великобритании.

-О чём это ты, дорогая? - спросил Датук Кахар, укрывая одеялом тело жены, лишившееся жира. - Не забывай, что говорил доктор Ченг. Тебе нужен отдых. Тебе вредно много волноваться.

-Если бы я вышла к журналистам и сообщила им, что произошло, они бы поверили мне. В конце концов я - человек, который сумел вернуться из мира смерти, они считают меня чудом.

Датук Кахар смутился.

Глаза Датин Салли ожили. Несколько часов тому назад, на кровати в отделении интенсивной терапии. Она увидела приближающуюся полоску света, которая открыла дверцу, постепенно превратившуюся в дорожку, которая как бы приглашала её куда-то идти. Послышался хорошо знакомый голос:

-Дорогая … я хочу поделиться с тобой секретом. Я не могу больше держать это в себе. Я знаю, кто стоит за смертями моих коллег, которые выбросились из здания сразу после допросов. Я виноват в их смертях...

-Знаешь, почему я не умерла? - спросила Датин Салли.

Датук Кахар смутился ещё больше.

-Чтобы увидеть, как ты сам отдашься в руки правосудия.

-Где это видано, чтобы человек с большими деньгами и влиянием сам отдавался в руки правосудия, дорогая?

-Хорошо, значит ты не хочешь признаться?

Датук Кахар попытался зажмурить глаза. Датин Салли продолжала спрашивать и, не получая ответа, в гневе пригрозила рассказать всё журналистам, которые по-прежнему дежурили во дворе их дома. Эти угрозы заставили Датука Кахара утром связаться с доктором Ченгом и попросить его сделать заключение о том, что Датин Салли страдает нарушением психики. Диагноз «нарушение психики» должен был спасти Датука Кахара в будущем.

Репортёры и фотожурналисты газет «Горячие новости», «Чрезвычайные происшествия» и «Сенсации», постоянно дежурившие у главного входа в дом Датука Кахара, утром увидели, как открылась дверь и в проёме появилась Датин Салли, сдерживаемая сыном. Хазик пытался втащить мать обратно в дом и не дать журналистам, обрушившим на неё вопросы о её здоровье, приблизиться к ней.

Датин Салли, однако, в горячке успела крикнуть:

-Это мой муж виноват в смерти тех, кто выбросился из здания, это он всё устроил...

И снова загудели социальные сети Face Book и Twitter: «Датин Салли раскрывает тайну убийств, за которыми стоит её муж». И это привело к официальному расследованию. Несколько месяцев длился судебный процесс, закончившийся тем, что Датин Салли была объявлена больной, страдающей хроническим эмоциональным стрессом. История Датин Салли, умершей, но воскресшей, в конце концов перестала привлекать внимание, но истории «самоубийств» выбросившихся из зданий людей, в отношении которых заводились дела о коррупции, продолжали обсуждаться ежедневно.

Понимая своё бессилие против влияния мужа, Датин Салли стремилась убедить общественность в том, что она не сумасшедшая. Она – одно из чудес света, Господь отсрочил её смерть не потому, что ещё не весь жир удалён с её тела, а ради восстановления справедливости. Её муж организовал убийства и значит сам убийца. И если бы врач-психиатр не фальсифицировал диагноз, она бы предстала уже перед телезрителями канала ТВ-6 и рассказала бы всю правду в прямом эфире.

Время шло. Имя Датин Салли начало исчезать из популярных программ местного интернета. История умершей, но воскресшей женщины уступила место сообщениям о смерти Осамы бан Ладена, застреленного американскими спецслужбами. Даже про смерть выбросившихся из здания людей вспоминали всё реже и реже. Бизнес мужа по-прежнему процветал, но здоровье его ухудшилось: появились признаки хронической астмы. Однажды ночью он начал задыхаться.

В течение двух дней Датук Кахар дышал через кислородную трубку и в бреду упал, что стало причиной гипертензии. Датин Салли попыталась воспользоваться этим и уговорить мужа сознаться во всём перед представителями прессы, принести клятву, что всё это правда, и попросить прощения у семей пострадавших. Уговоры жены привели к тому, что у Датука Кахара случился сердечный приступ.

-Правда – это так просто. Когда мы совершаем проступки, мы извиняемся, - шептала Датин Салли, стоя у изголовья кровати мужа.

Датук Кахар лежал неподвижно на кровати отделения интенсивной терапии, когда увидел полоску света на головой, которая открывала ему узкую дорожку. Свет и узкая дорожка приближались, как бы желая поглотить его.

Датук Кахар молил Бога отсрочить ему смерть, как он сделал это его жене. «Не забирай меня, я ещё не получил воздаяния в этом мире, как же я получу его в том».

И привиделись ему лица коллег, которые раньше его ушли в потусторонний мир. Теперь они стояли в конце дороги и махали ему рукой. Всё ближе и ближе к нему.

 



[1] Датин - титул супруги лица, награжденного титулом Датук. Аналог английского звания “Дама”.

[2] Дамансарарайон Куала-Лумпура.

[3] Кота-Кинабалу – столица штата Сабах в Восточной Малайзии.

[4] В исламе рекомендуется как можно скорее похоронить умершего. Правоверного мусульманина обязательно должны похоронить в день смерти до захода солнца.

[5] Саравак – штат в Восточной Малайзии, пользующийся определённой автономией.

[6] Кебая – приталенная малайская кофта.

[7] Намёк на бывшего заместителя премьер-министра Малайзии Анвара Ибрагима.

[8] вернулась англ.


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100