TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Наука, История, Искания и Размышления
04 января 2017

М.Ковров

 



ФИЗИКА ВЛАСОВА

Оригинал находится на сайте Платновского центра.

Выделение ученых в сословие произведено у нас Петром Первым, и уже Ломоносова приглашают ко двору с докладом о последних работах Академии: он сообщает кружку придворных дам о причинах бурь и ветров. - Дарьюшка, ты уразумела ли? - осведомляется Елизавета Петровна. - Чего не понять, Господь батюшка чем хочет, тем и шумит, - отвечает Голицына. Карамзин, путешествуя по Европе, посещает Канта, и тот разъясняет ему, что представление об одинаковой скорости движения легких и тяжелых тел является умозрительной абстракцией и следствием интел­лигентской наивности и неполноценности Галилея, который обходился без понятия и разума; слова Канта Чаадаев объясняет странностями немецкой грамматики, ко­торая уничтожает причинность в результате ошибки в языке: у них одним и тем же словом выражают причину и следствие, и любое существительное может стать по своему желанию инфинитивом; Гагарин дополняет: в основание науки положены симулякры "объективно" и "субъективно", в то время как всякая идея, пред­мет, явление - не объективны и не субъективны, они проективны. И вот, наконец, Власов: "являются ли...физические условия, независящие от человека, определяю­щими причинами статистических (или динамических) закономерностей"? ("Статистичес­кие функции распределения", с.42)
      И там же, в главе 3: процессы диффузии не могут быть описаны дифференциаль­ными уравнениями (приведенными в учебниках, справочниках, "классическими", "хорошо проверенными экспериментально"!), физика процесса требует конечно-разностного аппарата, в котором коэффициент диффузии зависит от конечного шага по времени, при переходе к пределу исчезает возможность отобразить явление
(конечно-разностное уравнение диффузии Власова приведено на с.133); классическое уравнение диффузии является усеченным, так как не содержит высших производных; формальное же введение конечных разностей в усеченное уравнение вводит высшие производные с весом, отличным от значений, определяемых физикой процесса. Дмитриев, создавая модель рабочего процесса в атомной бомбе, позволяющую, опираясь на доступный набор экспериментальных данных, разрабатывать техническое задание на экспери­мент таким образом, чтобы по его результатам можно было бы уточнять как алго­ритм определения оптимальных параметров изделия, так и свойства рабочего тела, - не использовал дифференциальных уравнений (студентом он слушал лекции Власова). Но так как имя Власова, а значит и Дмитриева, было запрещено, то защитить диссертации можно было единственным образом: уже готовое изделие обсчитать с помощью "классических" уравнений (Ландау и Гинзбург, захватив власть в Академии, за этим жестко следили), подобрав подходящие коэффициенты или свойства переноса; что сделать несложно. Власов говорил: главной особенностью ведущих школ нашего времени (впрочем, мы имеем дело со школами в организационном отношении) является примат неглубокой вычислительной техники.
      "Проективность" науки пронизывает всю физику. Ведь что такое изучаемый в школе второй закон Ньютона? Это договоренность считать, при анализе экспери­ментов, ускорения тел пропорциональными приложенным силам; а если это оказы­вается не так, отклонения списывать на силы трения. После Галилея все экспери­ментальные данные систематизируются в рамках этой договоренности, хотя из его опытов не следует, что уравнения движения - второго порядка: ни характер и по­грешности измерений, ни методы обработки экспериментальных данных ни тогда, ни сегодня не дают оснований для таких обобщений; и тем более распространять эти договоренности на газы, жидкости, плазму. В 4-ом философическом письме Чаадаев пишет: не следует думать, будто в естественных науках все сводится к наблюдению и опыту, одна из тайн их блестящих методов - в том, что наблюдению подвергают именно то, что может на самом деле стать предметом наблюдения; совершенство этих наук, все их могущество проистекает из уменья ограничить себя удачно выб­ранной областью, voilà tout. Проводят опыты с тяжелыми и легкими телами и выводят ближайшее заключение; и тут же распространяют свое заключение на другие области (газы, жидкости), не имея для этого никаких оснований. Вклад Ньютона был тот, что он объявил эту договоренность законом, по которому бог создал мир. Если это "закон", говорит Власов, то "классическая механика" не наука, а бухгалтерия, в ней невозможно обсуждение вопроса, почему уравнения движения - второго порядка. Возможен проект и аристотелевой физики, когда уравнения движения - первого порядка, там другие "законы трения". У Власова вопрос о порядке уравнения открыт и нужно быть готовым к тому, что он таковым и останется.
      У него другие представления о том, что такое частица. В классической физике частица локализована в пространстве координат и скоростей (и в том случае, когда ее положение неопределенно), у Власова частица не локализована и описывается функцией распределения; им разработан аппарат коллективно взаимодействующих частиц - "метод f-функций". Следствия многочисленны, дисперсионное уравнение Власова 1937 г. стало фундаментом современной физики плазмы, - о котором Ландау и Гинзбург писали: "рассмотрение указанных работ Власова привело нас к убеждению об их полной несостоятельности и об отсутствии в них каких-либо результатов, имеющих научную ценность...никакого "дисперсионного уравне­ния" не существует" (1946г.) - результатом именно этого "рассмотрения" стало избрание Ландау академиком; сегодня указание видоизменено: "Нам представляется весьма существенным, что уравнение Власова имеет микроскопические решения, соответ­ствующие точным решениям уравнений классической механики" - из предисловия академика Н.Н.Боголюбова к монографии Власова "Нелокальная статистическая механика". Весьма существенным является другое: новые свойства совокупности многих частиц, не улавливаемые классической физикой.
      Монография "Статистическая механика с нецелым (вероятностным) числом частиц" сдана Власовым в издательство "Наука" в 1974 г., но - "поскольку пред­ложенный в ней подход полностью игнорирует общепризнанный подход Лиувилля-Гиббса-Больцмана-Боголюбова, то в таком виде издавать рукопись вряд ли целе­сообразно" (рецензент Д.Н.Зубарев), - вопрос об издании практически отпадал. Власовым, конечно, подробно рассматривались и уравнение Лиувилля, и распреде­ление Гиббса, и уравнение Больцмана (в том числе: является ли оно причиной необ­ратимости физических процессов), и цепочки Боголюбова (требующие отказа от учета разбросов ускорений), и показано, что топологическая размерность статисти­ческой функции распределения не совпадает с инвариантами уравнения Лиувилля. Монография вышла через три года после смерти Власова с предисловием Бого­любова и под другим названием: у Власова всем известные законы сохранения не имеют статуса законов (это - договоренности, иногда умест­ные, иногда - нет), у него законы сохранения - для f-функций, они имеют другую природу, чем уравнения Лиувилля, - что и отражено в заглавии; классическая механика точек и распре­деление Гиббса в физике Власова - крайние и частные случаи. Что же касается уравнения Больцмана, решения которого выражают направленность физических процессов во времени (и дают обоснование второму началу термодинамики), при­чина необратимости заключена не в наличии статистического элемента, а в самом выводе уравнения (точнее, в дефекте этого вывода), где необратимость неявно постулируется и при отсутствии статистического элемента
("Статистические функции распре­деления", гл.7); что напоминает нам школьные годы, "доказательство" равенства проти­воположных сторон прямоугольника.

Ирония Власова относительно теорий, "хорошо проверенных экспериментально", объяснима. Теоретическая зависимость электромагнитной массы от скорости блес­тяще подтверждена в экспериментах Кауфмана (1906 г.), пишет М.Борн в известном курсе атомной физики. Но он не пишет, что Кауфман методом наименьших квадра­тов подгонял коэффициенты под наперед заданную зависимость, совершенно не об­ращая внимания на их связь с параметрами установки: напряженность электричес­кого поля, величина магнитного поля не измерялись. Аналогичные опыты проводи­лись неоднократно, вплоть до опытов Роджерса (1940 г.), якобы окончательно подтвердивших нужную зависимость (в опытах Роджерса при обработке экспери­ментальных данных использовались функциональные зависимости, полученные Кауфманом; и тем не менее в эксперименте Роджерса так и не был установлен заявленный рост массы), - это и есть пример школы в организационном отношении. Или, например, опыт Физо, реализовавшего идею Галилея. В нем предполагалось, что скорость света - величина постоянная. С точки же зрения функций распределе­ния, - многоскоростная динамика - явление естественное. В опыте Физо всегда - найдется скорость вращения зубчатого колеса, при которой глаз наблюдателя - зафиксирует максимальную интенсивность света. Ну и что? Интенсивность даже - не измеряют: непонятно, что с ней делать. И поэтому Пуанкаре в 1898 г. - предложил в дальнейшем при обработке экспериментальных данных, в которых - прямо или косвенно участвует скорость света, считать эту скорость - постоянной; договорен­ность позволит хоть как-то упорядочить - наблюдения и вести диалог.
      После смерти Пуанкаре и Ритца эту - договоренность объявили законом, исчезла потребность объяснения уравнений - Максвелла, и R.Feynman в известных лекциях по физике уже мог заявить: - "уравнения Максвелла подтверждены в бессчетных экспериментах", - хотя лейтмотив лекций: "не будем рассказывать об опытах", и он - ничего о них не рассказывает, и это правильно: ведь науку развивают - "множество очень умных людей", необязательно экспериментаторов, - - да и те уже хорошо научились в ХХ веке подтвержать нужную теорию. Однако - - там же: "для плотности и потока энергии поля можно фактически - - написать бесконечное число различных выражений, и до сих пор никто не - - думал над экспериментальной проверкой того, которое же из них - - истинное"
("The Feynman - - lectures on physics", v.2, p.27, § 4) , и остается - - неясным как этот пассаж сочетается с подтверждением уравнений Максвелла - - в бессчетных экспериментах. Апофеоз наступил в 1983 г., когда единицу - - длины привязали к скорости света, и теперь метр равен расстоянию, - - проходимому светом в вакууме за 1/299792458 долей секунды, очень удобно. - - Формулу из общего курса физики для напряженности магнитного поля - - прямолинейного тока Власов сопровождает сарка­стическим комментарием - - ("Макроскопическая - - электродинамика", с.34): "стало быть, абсолютная - - единица напряженности (гаусс) в два раза меньше напряженности поля на - - рассто­янии, равном 1 см от прямолинейного тока силы J = - - с. Численное значение посто­янной с, как показывает - - опыт­...равно 3·10¹° см/сек". Чем - - сила тока хуже метра? Размерность отношения величин зарядов в - - электростатической системе и в электро­магнитной системе - см/сек, и - - это очень странно; ведь даже весà уже редко где измеряют в - - кубических метрах.
      Странно и то, что скорость упорядоченного движения электронов, которая яко­бы олицетворяет собой электричекий ток в проводнике, на девять порядков меньше тепловых скоростей электронов, т.е. ничтожна; при расчете амперовой силы прене­брегают именно тепловыми скоростями, но экспериментальные значения проводи­мости материалов, если следовать классической электронной теории Лоренца, при­водят к величине средней длины свободного пробега электронов, в сто раз превы­шающей период кристаллической решетки металла. Власов
("Нелокальная статистическая меха­ника", гл.V): волновые процессы в электронном газе вносят анизотропию в распределе­ние скоростей; появляются электроны, движущиеся с фазовой скоростью волн (~ω/k). По-видимому, они и обеспечивают высокие значения электропровод­ности. У (~ω/k) размерность - см/сек. Власов приводит нас к другой трактовке опытов Кольрауша и Вебера. И опытов Герца. "Период этих колебаний, - пишет Герц ("О весьма быстрых электрических колебаниях", 1887), - определяемый, конечно, лишь при помощи теории..." Экспериментальное значение электродинамической постоянной и ее равенство скорости света в вакууме устанавливается с помощью теории ("неглу­бокой вычислительной техники"). Voilà tout. Власов: "существуют такие физические условия, при которых частицы ведут себя не как материальные точки, а как протяженные по всей рассматриваемой области образования" ("Теория многих частиц", с.281); "ясно, что должны существовать явления, в которых модель частицы не должна играть какой-либо роли", аппарат функций распределения не требует информации о структуре частиц как обязательного элемента для формулировки законов дви­жения частиц и поля, и в нем отсутствует понятие электромагнитной массы ("Статис­тические функции распределения", с.163). Вопрос об электроне не может быть решением линеари­зованных уравнений, он не может быть решен в рамках уравнений Максвелла. Соответствующая корректировка закона Био-Савара-Лапласа делает заряды в электростатической и электромагнитной системах одинаковой размерности.

"Классическая" электродинамика (когда электродинамическая постоянная рав­на "скорости света" в вакууме) имеет у Власова неузнаваемый вид
("Теория многих частиц", гл.I, §3): в уравнениях Власова-Максвелла заряд и масса - величины, характеризующие связи частиц в коллективе (уравнения содержат в себе решения задачи N тел для любого N) и решение проблемы излучения оказывается возможным без приписыва­ния частице заряда как индивидуальной характеристики. Власов ("Макроскопическая электродинамика"): поперечность электромагнитных волн имеет место только в однородных средах, обычные суждения об отпочковании поля от источников верны только в неограниченной однородной среде - где, в каком учебнике, справочнике об этом вы можете прочесть? Эти "детали" видимо считаются несущественными (либо неизвестны авторам). Переход к статическому случаю в физике Власова нетривиален: решив какое-нибудь временнòе уравнение и перейдя затем в полученном решении к статическому случаю, мы получим результат, не следующий, вообще говоря, из уравнения, в котором заранее производная по времени положена равной нулю. Присоединение третьей частицы к двум в физике Власова изменяет закон взаимодействия двух частиц между собой. Нелокально-статистические уравнения Власова указывают на такие свойства системы многих частиц, которых нет в уравнениях Шредингера ("Теория многих частиц", гл.I, §6).
      В квантовой механике с фундаментальностью совсем плохо. (Власов: "концеп­ция поля требует локализации в координатах и скоростях, что противоречит прин­ципу неопределенности".) Этот раздел физики создан путем скрещивания периоди­ческой системы Менделеева, комбинационного принципа Ритца и системы вращаю­щихся сфер, предложенной учителем Евклида Евдоксом, которого Платон оставлял руководить своей Академией, когда отъезжал в Сицилию. Орбиты, спин, магнетон Бора - все как у Евдокса в изложении Птолемея: циклы, эпициклы, эпициклы от эпициклов. Когда Вальтер Ритц установил, что частоты излучения подчиняются определенным правилам - он просто сформулировал правила построения птолеме­евских сфер для атомов; там описывали наблюдения за планетами, здесь - данные по спектрам; разница заключается в том, что о планетах думали, что они существуют, а картины орбит, вращений электрона вокруг оси, при попытках объяснить таблицу Менделеева, заранее считаются фикциями, и представление о вращающемся электроне нельзя понимать буквально, вращающийся электрон - это просто такое выражение. Причина, по которой за основу взята птолемеевская система, очевидна: этот расчетный алгоритм в течение веков считался олицетво­рением красоты; сегодня при решении уравнений выбрасывают главные члены, не меняя уравнений ни в чем другом, а потом их решают; на основании этих решений создаются методы обработки экспериментальных данных и каталогизации наблю­дений; в результате достигается поразительная точность определения параметров, аналогичная точности доказательства равенства противоположных сторон прямо­угольника при совершенствовании точности измерения длин. (Впрочем, стремление к красоте свойственно ученым; Власов: "Стремление изложить электродинамику исходя только из вариационных принципов, диктуется только стремлением к краси­вой форме. При таком стремлении опускают факты, не укладывающиеся в эти рамки, обходят молчанием методы, которые не выводятся из вариационных принципов; что в конце концов антинаучно"; как и теории "известных авторов", основанные на идее, что не позволяющая электрону распасться сила сцепления имеет гравитационную природу: они несостоятельны из-за гигантской разницы в масштабах сил, соответствующих этим двум видам полей.) Читая курс квантовой механики, Власов закрывал лицо руками, и так, ни на кого ни глядя, монотонно произносил фразу за фразой.
      Релятивистская теория создана только для локализованных частиц. В реляти­вистской механике однозначная связь между лабораторным и собственным време­нем обеспечивается неявным отказом от статистического разброса центров тяжес­тей частиц и их скоростей; отказ же от локализации ведет к отказу от связи собст­венного времени со скоростями частиц, и зависимость между собственным и лабо­раторным временем становится неопределенной. Когда скорость упорядоченного движения электронов (описываемых функциями распределения) в проводнике на девять порядков меньше тепловых скоростей электронов, можно говорить о статис­тической независимости между показаниями двух типов часов. Появление новой степени свободы может быть обусловлено не только отказом от локализации частиц по отношению к координатам и скоростям; например, в области высоких темпера­тур "часы" на частице могут подвергнуться настолько сильным возмущениям, что ни о какой синхронизации показаний часов уже не может быть и речи
("Нелокальная статис­тическая механика", гл.XI). Наука только начинается, а чем кончится - неизвестно, разъяснял еще Чепурный Прокофию ("Чевенгур"), и Власов возвращает нас в эту реальность: f-функции Власова кладут в основу "возможности", а не "действительность" ("Статис­тические функции распределения", с.13)

На первый взгляд странным кажется и то, что "неученые" имеют более ясное пред­ставление о том, что такое наука, чем ученые. В 1908 г. Вирджиния Вулф читает "Войну и мир" и там Толстой пишет, что в законе тяготения не говорится, что солнце или земля имеют свойство притягивать, в нем говорится: "как бы притя­гивать". Такое не забывается, и в 1931 г. она уже сама пишет: "To speak of knowledge is futile. All is experiment and adventure"
("The Waves"). Чуть ли не единственное прак­тическое приложение закона всемирного тяготения - предсказание приливов. А что говорят о приливах поморы? Шергин: воды не стоят без перемены, живет на дню две воды, большая и малая, пола и кротка, те две воды есть дыхание моря; человек дышит ускорно и почасту, а море велико, и как в дыхании вынесет к небу свое без­мерное лоно, мы скажем - вода заприбывает; и подымаются плечи те водные до заката солнечного, а сполнив реки, море опочиет на мал час, и люди скажут: вода задумалась; и постояв вода дрогнет и учнет кротеть, и пойдет на убыль; скажем: море вздохнуло ("О воде великой и кроткой") - это ближе к тому, что говорит Власов о природе центробежных сил: они имеют не динамическое, а только кинематическое происхо­ждение, не связанное с действием внешних сил ("Статистические функции распределения", гл.5, §5)
      "Неученые" считают, что действие сквозь пустоту, сквозь ничто, немыслимо: имеются электромагнитные колебания, но нет того, что колеблется. Фейнман сра­жает их убийственной аргументацией: "как они могут называть идею немыслимой, если она уже вымышлена?", - сразу выдающей принадлежность ученого замеча­тельной и наиболее совершенной в организационном отношении школе Канта. Всматриваясь в "множество очень умных людей" Платонов соглашается с Гагари­ным, что "человек по рождению не царь, как его называют, а самое обездоленное существо"
("Супраморализм", 1902), а замечательные устройства - возможности природы, о которых он обычно и не подозревает: паровая турбина - изобретена Героном Алек­сандрийским до новой эры, работала, была - забавной игрушкой. Что же касается действия сквозь пустоту, "вопрос о - соотношении свойств сред и вакуума - цент­ральный и принципиальный - вопрос электродинамики", "вакуум как простран­ственное - вместилище, полностью оторванное от материи, неприемлем" ("Макроскопичес­кая электродинамика", - с.17) Неприятность заключается в том, что если скорость движения - тела больше скорости распространения волн эфира, то неподвижное - относительно эфира тело не будет замечать его.
      Сохранились тексты Чаадаева 1828 г. (в копии, переписанной А.П.Елагиной, матери Ивана и Петра Киреевских): Не есть ли все движение вещества результат гармонических колебаний, которые пронизывают самые плотные тела и действует непосредственно на их составляющие элементы? Почему эти колебания не могут быть началом или причиной бесчисленного множества изменений и преобразований вещества, законы которых нам ныне неизвестны? Почему, например, непрерывным движением природы не могут быть вызваны некоторые из необъяснимых явлений природы органической, происходящие внутри тел, как-то: восходящее движение соков в растениях, кровообращение в животных и т.д., явлений, находящихся так или иначе в противоречии с известными нам законами природы, а именно с законом всеобщего тяготения? Я, например, не вижу, почему не могли бы в результате этого движения создаваться известные созвучия между частицами мозгового вещества, волокнами и пр., находящимися между собой в определенных гармонических отноше­ниях, будь то в одном и том же существе или в разных, и почему не могут эти созвучия привести к некоторым действиям, которые нас удивляют? Кажется, он пытается вызвать к жизни физику Власова. Тексты продолжают друг друга, воп­реки нашей привычке судить их порознь. У Платонова в "Чевенгуре" деревьям "было так хорошо, что они изнемогали и пошевеливали ветками без всякого ветра"
(и чуть позже, у Вирджинии Вулф: "The leaf danced in the hedge without anyone to blow it"), т.е. без каких-либо внешних силовых воздействий, - через тридцать лет об этом стал говорить Власов: сила - не причина движения, а скорее ограничитель возможных движений.

В юности Платонов поступает на физмат Воронежского университета, и там среди каких-то добрых и красивых людей, на вечерах и лекциях он видит, как затухает, меркнет утомленная еще в предках, в тысячелетиях жизнь. В основании теории относительности лежало утверждение: есть волны, но нет того, что колеблется; с наукой было что-то не так. Делает вывод, что вся промышленность, все хозяйство, начиная со старинных времен, держатся не на "фундаментальной науке", которая не может устоять от соблазна обыграть факты, чтобы в итоге получилось нечто складное, пристойное, тешащее самолюбие, - а на непрерывной, незаметной изобретательности. Вся фундаментальная наука строилась на столь далекой эктраполяции, которая была неотличима от обыкновенной безграмотности (или жульничества). Через два месяца он покидает физмат. 23 июня 1925 г. В.Шкловский летит на самолете Авиахима "Лицом к деревне" системы "Юнкерс" и думает о Ларисе Рейснер. Он прицепил себя к большевикам из страха оказаться позади всех. Лариса сказала ему, что любовь - это пьеса с короткими актами и длинными антрактами и нужно уметь себя вести в антрактах. У "Юнкерса" отказал мотор, и они приземлились на картофельное поле, оказавшись среди мелиораторов. Губернский мелиоратор Платонов разъяснил Шкловскому, что перпетуум мобиле - не фантасмагория, не утопия, а реальность. На принципе вечного движения основано все: и бег времени, и бег Земли вокруг солнца, и бег Вселенной.
      В наши дни журнал "Успехи физических наук" публикует обзор работ по расширяющейся вселенной. Авторы обзора проследили несколько десятков этапов эволюции вселенной вплоть до времен ~ 10100-200 лет, "дальнейшее изучение кинематики и динамики расширения Вселенной надолго обеспечит работой как космологов-эксперимен­таторов (наблюдателей), так и теоретиков" (УФН, 9, 2012), - такова "проективность" современной физики. Когда Фейнман, в упомянутых лекциях, пишет, что "согласно закону сохранения энергии, суммарная энергия Вселенной постоянна", это сразу напоминает нам Толстого: "блестящий ряд самых точных опытов гениального Германа, Шмита и Иосифа Шмацофена несомнено подтвердил существование того вещества, которое заполняет вселенную". В конце своей жизни Платонов, вспоминая месяцы учения на физмате, выводит среди действующих лиц "Ноева ковчега" Эйнштейна, любимого ученика Иосифа Шмацофена; его нет на сцене, только сила его мысли: в четвертом действии вновь появляются американцы, погибшие в пропасти в конце третьего действия - благодаря гению Эйнштейна, заранее доказавшему такую возможность (совершить путешествие в свое прошлое и внести в свое поведение в прошлом нужные изменения). Критика Платонова учтена современной физикой: "будущее влияет на прошлое с самого начала, но ничего в прошлом изменить нельзя" (УФН, 2016, т.186, №7, с.792). "Успехи физических наук" так долго возглавлял Гинзбург, что незаметно превратил его в журнал юмористический.
      Наука научилась составлять системы уравнений с многими коэффициентами, так что все экспериментальные данные, которые в будущем будут получены, заранее предсказаны каким-нибудь набором коэффициентов. Справочни­ки приводят значение массы электрона с пятью знаками. Вначале считалось, что школьники и студенты будут себя уверенней чувствовать, когда все известно досконально; однако наибольшую уверенность справочники вселили в Ландау и Гинзбурга; вслед за ними в пять знаков поверили и такие несгибаемые приверженцы науки и гении бухгалтерии как Велихов, Фортов и Бучаченко; а Фейнман сказал ("The character of physical law"): произойдет одно из двух, либо мы узнаем все законы и наше движение вперед закончится, либо окажется, что проводить новые эксперименты все труднее и труднее и все дороже и дороже, процесс становится все более медленным, все менее интересным: так выглядит другой вариант конца, но конец должен быть. И тогда Дмитриев сказал: voilà tout. Но Гинзбург стоит на своем: "научное мировоззрение основано на предположении о том, что истина существует; ученый - это человек, который, в частности, знаком с доказательствами справедливости, истинности тех или иных научных положений, он может отличить науку от лженауки", и далее: "сейчас в России нет безработицы и, напротив, во многих областях, в частности для торговли на рынках, нужны продавцы" (Наука и жизнь, №1, 2008). Платонов разъясняет Власову (там же, на Арбате, в заведении для недостаточных категорий), что существующая ситуация в науке вызвана выделением ученых в сословие. Гагарин считал это большим бедствием, чем разделение на бедных и богатых. Ранее Чаадаев, в письме княгине С.Мещерской от 27.5.1839, указывает на другую причину: "я оспариваю мнение многих, что вера и разум не имеют ничего между собою общего"


В 1921 году Дьëрдь Пóйа (Pólya György), умственно наблюдающий блоху, прыгаю­щую вверх-вниз, взад-вперед, вправо-влево, каждый раз не зная, куда именно ее понесет, установил, что она не обязательно вернется в начальный пункт.
Ф.Дж.Уиппл (F.J.W.Whipple) и У.Х.Мак-Кри (W.H.McCrea), продолжая наблюдения, в 1940 г. доказали, что вероятность возврата меньше половины, т.е. она скорее не вернется, чем вернется. И это значит, что информация о том, что было, невосстановима. И никакие физические "законы", энтропия и т.п. здесь ни при чем. Вопрос о том, мир познаваем или непознаваем, ничему, кроме как препро­вождению времени, пока мы тут летим, несясь со скоростью 30 км/сек вокруг вооб­ражаемой оси, не нужен; будущее так же непредсказуемо, как и прошлое; мир про­ективен, и он может быть разным в зависимости от целей проекта. Проективность означает наличие целеполагания и неустранимую неясность определения понятия закономерности; закономерность в общем случае является функцией цели, т.е. наука - инструмент не только "изучения", но и преобразования природы (мы не ведаем, является ли атомная энергия, в том виде, какою мы ее сегодня знаем, неза­висимой от нашего воздействия, или мы ее провоцируем, создаем такие ситуации, которые природе неизвестны); категория законов, независимых от нашего сознания, - отвергается; признается категория "законов", которая выглядит как независимая от нашего сознания; аппарат функций распределения Власова - это и есть аппарат проективности в физике; фундаментальность физики Власова заключается в пер­вую очередь в отвержении понятия фундаментальности; даже закон сохранения для функций распределения - всего лишь пожелание к математическим операциям не искажать физику процесса, пожелание в общем случае невыполнимое; при решении уравнений Максвелла в форме запаздывающих потенциалов мы объясняем процесс излучения, но излучение - необратимое явление, исходные же уравнения обратимы во времени; изменяются представления о причинности; отождествление принципа причинности с решением задачи Коши приводит к утрате части решений, возмож­ных в исходных уравнениях.
      Власов похоронен в Москве на Донском кладбище, 4 участок, 3 аллея, 40 шагов, слева, во втором ряду. Если смотреть сверху, между Чаадаевым
(Некрополь Донского монас­тыря) и Власовым меньше двухсот метров.



* первоначальный текст (2004-2016 гг) данного раздела приведен здесь



Приложение 1.

"Успехи математических наук", т.63, вып.4, 2008
В.В.Козлов. "Обобщенное кинетическое уравнение Власова".

"...теория уравнения Власова - это далеко идущее и естественное расширение обычной классической механики. С другой стороны, уравнения типа Власова появляются в разных иных ситуациях" (с.94)


"Теоретическая и математическая физика", т.161, №3, дек.2009
В.П.Маслов: "Термодинамика флюидов..."

      "Решение уравнения в вариациях для уравнения Власова не совпадает с классическим пределом для уравнений в вариациях, отвечающих уравнениям среднего поля в квантовой теории" (с.456)


Междунар. конф. по прикладной математике и информатике,
посв. 100-летию со дня рожд. акад. Дородницына, М., 7-11 дек., 2010
В.В. Козлов. "Кинетическое уравнение Власова, динамика сплошных сред и турбулентность"

Демонстрация необратимого поведения бесстолкновительного газа (несмотря на потенциальный характер взаимодействия отдельных частиц для динамики континуума характерны диссипативные свойства); а также: о применении уравнения Власова к моделированию мелкомасшабной турбулентности.


Приложение 2.


Власов: "О вибрационных свойствах электронного газа", 1937 (уравнение Власова)

          "Наш современник" (№9, 2013), Новелла Матвеева, "Даты", с.150

Сброд                                    
(Вопреки истории само́й)
Одну лишь дату жалует   
                                                            на свете:
"Тридцать седьмой!      
Тридцать седьмой!      
Тридцать седьмой!
"      

                  ...А почему не девяносто третий?

И все-таки  -  Тридцать седьмой !   Год рождения физики Власова.

Гинзбург, Ландау, Леонтович, Фок: "О несостоятельности работ А.А.Власова по обобщенной теории плазмы и теории твердого тела", 1946 (комментарий к статье приведен в приложениях E, G и H раздела "наука" наст.сайта)

Власов: "К обобщенной теории плазмы и теории твердого тела", 1946 (первое изложение физики Власова)

Власов: "Новое содержание задачи многих частиц", 1948





m.kovrov@mail.ru   



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100