TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

        Сергей Городенский 






        Играли пьесу на снегу,
        Как в жизнь,  играючи, играли,
        Без оглушительной морали,
        И умирали на снегу,
        И снегом щеки оттирали.

        Сквозь нас шагали декабри,
        Треща морозом новой эры,
        И над заснеженным партером
        Скрипели сосны - фонари,
        Внимая юному Мольеру.

        А он парил, Икар зимы,
        Слегка касаясь рамок правил,
        И публикой бескрылой правил...
        А публикою были мы.

        1987



             Улица

        Это художник сошел с ума?
        Это не лето и не зима.
        А по холсту твоего лица - 
        Скользкая мокрая улица.

        За прегрешения извини,
        За бесполезность
        Снегов вчерашних.
        Светятся праздничные огни,
        Глупо таращась.
        Пусть твой восторг и твоя печаль
        Мною не поняты.
        Мне бы с начала  тебя начать - 
        Лунною  полночью.
        Чтоб терпеливо, касаясь едва,
        Неспешно, не вдруг подобрать слова.
        На цыпочках донести в горсти - 
        Прости...

        Мы  бесконечность верим свою, 
        Глупые дети.
        Клин фонарей смотрит на юг - 
        Не улететь им.
        Ты мое праздничное начало,
        Ты моя умница.
        Не разделяй же меня на части,
        Улица.

        Взгляд заблудился,
        Причалив у пристаней
        Рам золоченых.
        В их глубине 
        Просыпается истина.
        Эй, там, о чем вы! 
        Вам застилает глаза туман?
        Это художник сошел с ума.

        1987





*** Я не люблю зиму. За холодов силу. За искореженные лица Столицы. Опеленал город Рваным бинтом холод. Сто белых дней длится Больница. Молчит ночной зуммер Мой телефон умер Горстью монет в кармане Помянем. Дай хоть воды, что ли. Ты мне сестра - или? Не до утра ж молиться. Не спиться. *** Встает ленивая заря. В урочный час На перепелку глухаря положен глаз. Заключена война миров В котомку сна. И приговор всегда суров, Как тишина. В нечеловеческий рассвет Упершись лбом, Мы не поймем, что смерти нет. Что все - потом. Потом, споткнувшись невзначай, Упустим нить, Проснемся, и заварим чай. И будем жить.
Забудем о грустном Забудем на время о грустном, о вечном забудем. Войдем в электричку, на станцию Лето прибудем, Проникнем чудеснейшим образом в сказку, как в чащу, Где черное озеро спит у березы молчащей, И жжет бересту моих писем печальная дева, И лошадь старательно учит, где право, где лево. Минуя овраги невзгод и холмы невезенья, Где странные тени мелькают, как ветви оленьи, В полянах, как боги, на клевере диком возляжем, И шепотом детские тайны полянам расскажем. А вечером жаркое пламя забьется как птица, И золотом выкрасит нашу одежду, и лица. И будут слова неуместны, а сны - неуемны Как новые новости птичьи - щедры и бездомны. Наутро следы - будто влажная строчка в тетради... Войдем в электричку, и вечность захлопнется сзади. У моря Губы. Голос скорбей - не в глазах. Кровь поцелуев, черная корочка хлеба. Тронная речь второпях не спасает от чувства Либо вины, либо горечи нелюбви. Розы у рта. Волны от нёба до неба. Птицы купаются в солнце - Их черные крылья в крови. Утро. Туша соленой воды Тужится, дышит. Ждет твоего приближенья. Ты еще спишь, но уже Ловишь гремучую смесь Ветра, озона, взорванной плоти вина. Я не причем, - я наблюдаю скольженье Профиля, взгляда, ресниц, Убежавших от странного сна. Стой, липкий курортный роман. Киномеханик сослепу рвет киноленту. Бегство из собственных рамок Подобно победе Шахматной пешки, павшей у края доски. Струйка песка по загорелой коленке Тихо стекает в пропасть Прибрежной тоски.
Скатертью дорога Дорога скатертью лежит, И в ожидании сюжета Рукой несмелою пришит К холсту зимы обрывок лета, Где тощий дождик в глубине, И кадр нерезкостью обижен. А я в заплаканном окне Ни света, ни тебя не вижу. Но с глаз спадает пелена, И с неба, призрачно и чисто Грозит мне желтая луна Куриной лапкой пацифиста. *** За шпиль зацепилась, как знамя, багровая туча. Ограда чугунного сада забилась в падучей. А сад облетает ночами, А листья - как черные метки. Лишь ржавые клены Вращают очами Над нашей скамейкой. *** Все кончается осенью. В безнадежном отчаянье Режет небо над просекой Профиль птицы испуганной. Мы друг друга не бросили - Заблудились нечаянно В разговорах, в молчании, В ожидании осени. Продираясь сквозь заросли Из вопросов и завистей, Мы как дети надеялись На лекарство от взрослости, Но куда б не бежали мы - С желатиновой жалостью Эта осень глядела в нас, Застилала нам простыни. И сгорали не мучаясь В жадном пламени случаев На пожарах рябиновых Полюбив нелюбимое. И грешили неистово. А она с укоризною Осеняла нас маревом И дыханием марлевым. Ни черта не сбылось у нас. Шея грезит веревкою. Мы одни среди осени На подушках зареванных. Твое имя не вычертить Птичьим перышком с проседью. Кто-то небо все вычерпал - Все кончается осенью. *** На обед у меня снег, бред Перепелкины крылья, брусничный морс Словари на двадцатых страницах, где пыль, тлен И адажио (медленно, тихо) сползает с листа И минутная стрелка - как скальпель И вот Я сажусь за рояль В переулках страниц я слышу заснеженный шепот Играю без нот Я играю без звуков шагающих слов Без твоей упреждающей вечной ухмылки Прости Научили меня и манерам и светским ублюдочным рифмам Скоро вечность зашторит глаза И бифштексы вслепую я стану накалывать вилкой Как бабочек в детстве Под ворчание бабушки под абрикосовым древом Смотрящим в пыльное небо Эти юга Эти как бы неспешные речи, и теплые взгляды провинциалов Все позволительно всем если греет огонь доброты Так загадаем желанье под стук переспелых плодов Каждый раз возвращаясь к столу По сугробам иллюзий.
*** Как поезд в аварийном торможении, Еще летит, не зная ни о чем, И верит в бесконечное движение, И с пьяным машинистом обручен - Я прозреваю безнадежно поздно. Шучу, молчу, стараюсь быть серьезным. И оправданье каждый раз ищу. И признаваться в этом не хочу, Не в силах убежать от наваждения, И разорвать невидимую сеть... Когда я полюблю другую женщину, Я буду падать, но еще - лететь. *** Прогноз обещает падение нравов, Столбов, пешеходов, осадков. Синоптики правы. Синоптикам - браво! Не глядя - и снова в десятку! Бреду как в бреду сквозь ночные кошмары, Надвинув ушанку на брови. И слева, и справа - влюбленные пары. В Вероне кого-то хоронят. Стеклянная птица под утро мне снится. Февраль восседает на троне. (Со мной никогда ничего не случится!) Кого-то хоронят в Вероне. Как дети мудры. Но природа хитрее... Оркестр и цветы на перроне. Сюжет так банален, что не устареет - В Вероне кого-то хоронят! Принцесса не плачет, не курит, не спит, С балкона кого-то торопит. Ни звука в ответ, только ветер свистит - Кого-то хоронят в Вероне. Смотри, моя девочка - падает снег, Ты долго не стой на балконе. Ты слишком юна, чтобы помнить о тех, Кого позабыли в Вероне. *** Мой барабанщик, барабань! Поужинав барбитуратом, Срывая башню у бармена, Побудь халифом хоть на час! Мой барабанщик, не устань, По почкам бей! По хит-парадам! По постоянным переменам Всего накопленного в нас. Реви, крамольная соната! Взорвись петардой и гранатой! Швырни оглохших на колени, Достань до смысла как до дна. Себя любя до исступленья, Звени, высокий колокольчик! Ты в сущности, хороший мальчик. Что с нами делает весна? Мой барабанщик, перестань. Швыряют яйца и томаты, И перезревшие подростки Не в силах сдерживать уже, Девчонки будут до утра Любить прыщавых пубертатов И жвачкой залеплять вопросы От буквы М до буквы Ж. И клен, и кожа - до крови Устанут в сумерках наждачных. (И, тишиною наслаждаясь, Мы задохнемся от любви.) Ну что ж ты, медью децибель! Сверкая бычьими белками Занозы загоняя в пальцы Апрель бунтует - се ля ви! Мы все - заложники любви, Она торопит нас пинками, Руля весной и облаками. Мы все подохнем Без любви!

Ссылка на Русский Переплет


[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100