TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Владимир Хлумов

Самолетная судьба

(рассказ)

У меня при взлете всегда закладывает уши. Говорят, носоглотка плохая. Может быть, и так. Только летать все равно приходится, потому что страна большая. Да и нравится мне летать. Я всегда поближе к окошку сажусь, леденец за щеку и смотрю-поглядываю, как проваливается вниз затвердевшая поверхность, взрыхленная человеческим гением. Не то и запоешь вдруг от радости шепотом, про себя, что-нибудь тревожное и чувствительное. Эй, - кричишь потихоньку облакам, - Облака! Молчат странники вечные, и не знаешь, чего еще дальше добавить.

В то прохладное сентябрьское утро, снаряженный командировочным удостоверением, небольшим багажом и ворохом поручений, я отправлялся в южные края. Просвеченный и намагниченный, первым ступил на самоходный трап.

-Ваше место во втором салоне, - строго предупредила стюардесса и, встретив мой добрейший взгляд, с улыбкой добавила: - слева у окна.

"Слева у окна"- повторял я, проходя по пустому салону Туполева сто пятьдесят четвертого, нагибаясь и заглядывая в иллюминаторы. Оттуда струился хмурый сентябрьский свет, растворялся в таком же неживом внутреннем освещении, и от этого салон, пока еще совсем пустой, казался больничной палатой, а не транспортным средством. Впечатление подкреплялось каким-то странным аптечным запахом, источник которого вскоре выяснился.

Упитанный крупный мужчина с черной бородой, в черном костюме, уже расположился в моем кресле и, пристегнувшись моим ремнем, неподвижно смотрел в мой иллюминатор. Перед ним на откидном столике лежала горка таблеточных упаковок, возглавляемая пивного цвета флаконом, источавшим, как было ясно, тот самый резкий запах. Я слегка кашлянул и многозначительно зашелестел билетом. Никакой реакции. Я еще раз повторил действие с тем же результатом. Сзади напирали пассажиры и не смея далее препятствовать движению, я уселся рядом с черным человеком.

Немного погодя попутчик оторвался от окна, скользнул по мне тревожным взглядом и произнес в пустоту:

-Здесь как в больнице, всегда вспоминаешь о смерти.

Веселенькое начало, подумал я и промолчал.

-Простите, я, кажется, занял ваше место, - искренне сожалел черный гражданин. - Но я должен сидеть у иллюминатора...- он приумолк на мгновение и, преодолев какие-то сомнения, добавил: - Иначе я могу пропустить.

Нет, меня так просто не проймешь. Я развернул вчерашнюю газету и уперся в однажды прочитанное место. Пропустить он не может. Ладно, Бог с ним, в крайнем случае буду спать.

-Хорошо , что вы - это вы, - не унимался мой сосед. -Я люблю спокойных людей, с ними легче преодолевать трудности.

Я даже попытался улыбнуться, но получилось не очень искренне, оттого стало мне еще неуютнее, и я с завистью посмотрел на переднее место, где крутой коротко стриженый затылок случайно знакомился с обладательницей точеного профиля. Он уже попросил у соседки ладошку и что-то там выискивал. Наверное, линию судьбы. Я неслышно вздохнул. Удивительно, сколь полезны несуществующие вещи. Судьба, провидение, - какая чушь, какое высокомерие предполагать, будто природа или сам господь Бог только и заняты тем, как бы поизвилистее предначертать несколько миллиардов маршрутов с известным концом. Стоп, поехали обратно.

Загудели турбореактивным горлом движки. Защелкали ремнями пассажиры. Прошла проводница. Заставила убрать соседа склянки. Тот нехотя выполнил указание и прошептал в самое ухо:

-Маршрут у нас опасный, южный, угнать могут, а самолет того.

-Того чего? - я не выдержал, каюсь.

-Старенький самолетишко, - он с силой надавил на пластмассовую обшивку и та сухо хрустнула. - Полный износ. Даже не взлетим, наверное.

-Взлетим, - с наигранным энтузиазмом решил я перехватить инициативу, но гражданин в черном не сдавался.

-А вы заметили, какие глаза у стюардессы?

-Нормальные глаза, - втягивался я понемножку. -Даже очень ничего глазки.

Какие там глазки, я, честно говоря, не запомнил.

-Ну да, меня не проведешь. Тревожные глаза. Я ей прямо в зрачок заглядываю, а она даже не моргнет. Не иначе как что-то случилось. Вот уже сколько стоим, а ни с места. Куда она исчезла? Наверное, переговоры ведут.

В дверях появилась бортпроводница, и я криво ухмыльнулся. Но радость моя была недолгой. Стюардесса нагнулась и откуда-то снизу вынула спасательный жилет.

-Уважаемые пассажиры! Часть нашего маршрута пролегает над водной поверхностью... - справа что-то заскрипело и навалилось тяжелым прессом. Бородач, упершись рукой в мой локоть, приподнялся, насколько позволял ремень, и голодным зверем следил за неуклюжими пассами бортпроводницы. Я видел только улыбающееся девичье лицо с холодными равнодушными глазами. Когда она перешла к подаче звукового сигнала, что-то там у нее под мышкой заело. Да Бог с ним, с сигналом, подумал я, если что, то и свисток не поможет. Я вздохнул и попытался выдернуть руку из-под соседа. Но где там - тот держал меня мертвой хваткой каменного гостя.

-Вот оно, ружье, - трагически произнес гражданин в черном.

Последние слова, произнесенные чуть громче, привлекли внимание соседки с переднего ряда. Она повернулась, впрочем не вынимая ладошки из лап ухажера, и спросила, глядя на меня в упор:

-Какое ружье?

-Ружье из первого акта, - пояснил я голосом соседа.

Точнее, пояснил сосед, а я лишь открывал рот, пытаясь оправдаться не за свои слова. Она унизительно хмыкнула и отвернулась.

-Теперь обязательно выстрелит, - продолжал разжевывать сосед. -Только, я думаю, до моря-то мы не дотянем. Если даже и взлетим, в чем я глубоко сомневаюсь...

Наконец стюардесса вытащила свисток и пронзительным судейским сигналом продемонстрировала спасательное средство в действии. Кто-то громко и весело засмеялся, кто-то зааплодировал, я, честно говоря, тоже хохотнул, а мой сосед замолк и насупился.

Погодя самолет тронулся и, мягко подпрыгивая на бетонных стыках, попятился назад. Черный человек намертво врос в иллюминатор, так что смятая курчавая бородища расплющилась и теперь поблескивала серебристыми нитями из-за огромных ушей. Эх, охота же вот так вот человеку маяться, - подумал я, достал леденец и, откинув голову на спинку, уставился в потолок. В пожелтевшем от времени пластмассовом небе ярко светилось: "Пристегнуть ремни.Не курить". Захотелось курить.

Я закрыл глаза и увидел огромное сигарообразное тело, эдакую алюминиевую трубу, плотно населенную живыми существами. От каждого существа в хвостовую часть тянулся провод, а может быть, трос , и там позади все это сплеталось в один стожильный кабель, выходивший через специальное отверстие в окружающее пространство. Я почему-то был уверен, что весь этот кабеляж намертво закреплен в неведомой начальной точке.

Труба взвыла, задрожала и со свистом рванулась вдоль своей оси. Казавшийся абсолютно нерастяжимым гигантский кабель не препятствовал движению, а без всякого трения, подобно тому, как выползает фарш из мясорубки, вытягивался наружу. Упругое разноцветное месиво поблескивало лакированными боками и его хотелось потрогать или даже лизнуть. Странная мысль, не правда ли, пришла мне в голову? Впрочем, не такая уж и странная, если учесть мое особое состояние. Ведь одна из жил заканчивалась на мне и она тем самым была моей частью и одновременно частью всеобщего кабеля, так остроумно вложенного в трубу. Труба тем временем набирала скорость, кряхтела, стонала, пытаясь обрести свое тяжелое тело. Я тоже начал пыхтеть, сопереживая дерзкой мечте трубы о свободном полете. Меня терзали сомнения. Если стожильный кабель вырастает из трубы, вещественные запасы которой ограничены, то следуя закону сохранения массы, не сойдет ли она вся на нет, прежде чем наступит новая фаза? Да и применим ли в моем положении хоть какой-нибудь закон сохранения? Я даже потрогал свой серенький проводок, пытаясь установить, не уменьшается ли он в диаметре. Здесь напряжение достигло предела. Что-то внизу затряслось, потом гулко хлопнуло, последняя волна, как судорога, пронеслась по трубе, и разноцветный сноп изогнулся к небу. Мы мчались вверх по второй стороне тупого угла. Я покрепче схватился за свой отросток и открыл глаза.

Черный человек уже оторвался от окна и буквально пожирал глазами новое место приложения своим страхам. Я посмотрел вослед и обнаружил, что с силой сжимаю запястье соседа.

-Простите, кажется, уснул, - соврал я и громко сглотнул накопившуюся во рту сладость.

-Уснул, - не без зависти, как мне показалось, повторил сосед. -Уснуть, когда жизнь, можно сказать, на волоске. Да у вас железные нервы!

-Отчего же на волоске, - как можно спокойнее возразил я.

Мой сосед с победным видом, не говоря ни слова, ткнул в обшивку чуть повыше иллюминатора. Я присмотрелся. По бугристой поверхности, вверх наискосок, тянулась извилистая линия длиной сантиметров тридцать. Впрочем, вверху она исчезала под стыком багажника, и неизвестно, на сколько продолжалась там. Была ли это трещина или просто глубокая царапина? Не ясно. Чтобы выяснить это, необходимо было проверить ее каким-нибудь острым предметом, например, сковырнуть ногтем. Но это было бы уже слишком. Уж очень мне не хотелось показывать соседу, будто все его пророчества возымели на меня хоть малое действие. Да и просто было бы смешно перед остальными пассажирами. Я напряг до предела зрительную память, пытаясь установить, была ли трещина до взлета, но с достоверностью ничего не вспомнил. Наверняка была, просто не нужно было, вот и не обратил внимания. Так если ко всему приглядываться да прислушиваться...

Я прислушался и тут же обнаружил странное подвывание на фоне монотонного турбореактивного гула. Стоп, назад.

-Царапина древняя, - равнодушным голосом пояснил я, -наверняка кто-нибудь до нас зонтиком случайно задел...

-Зонтиком, - возмутился черный человек. -Да я тут все обнюхал, целехонька была.

-Значит, не заметили, - отрезал я, а сам подумал: это же надо было заранее прийти специально обследовать самолет. А действительно, как это он успел меня опередить? Ведь его точно не было ни на регистрации, ни тем более на контроле. Откуда он вообще свалился на мою голову? А может быть, он специально здесь? Да, да, специально меня пугает. И костюм черный нарочно надел, и место мое занял, и бороду черную приклеил... Я бодренько самоиронизировал, но действовало плохо. С другой стороны, если он просто пуглив и настолько мнителен, что сводит случайные факты, и даже не факты, а так, подозрения, в основание главной гипотезы о ненадежности самолета, то вряд ли можно о всех подозрениях делиться с окружающими. Это ж сколько надо иметь мужества, чтобы лететь на обреченном самолете! Правда, не кричит он на весь самолет, разве что разок сказал погромче, а так все для меня одного, для спокойного человека, с которым легче преодолевать трудности.

Тем временем самолет, трепыхаясь и болтаясь, пробивал толстый облачный слой. Леденец мой истаял, и уже начало пронзительно давить на уши. Я судорожно достал следующий и заодно предложил соседу.

-Спасибо, не люблю сладкое, - отказался черный человек.

-Я тоже не очень, но для ушей полезно, - оправдывался я.

-У меня прекрасная носоглотка.

Он достал носовой платок и громко, со свистом высморкался. Кое-кто оглянулся, даже соседка спереди посмотрела на меня с отвращением. Я улыбнулся и пожал плечами. Она же отвернулась, шепнула что-то на ухо соседу, и они весело рассмеялись.

Тут тряхнуло по-настоящему. Казалось, могучий гигант снаружи схватился ручищами за крылья и принялся вытряхивать душу из самолетного объема. Ударил колокол, с малиновым звоном посыпались осколки, справа по диагонали хлопнула крышка багажника и вниз полетели незакрепленные предметы.

-Щас как хряснет пополам, - нудел над ухом сосед.

-Значит, судьба, - процедил я сквозь зубы и, не закрывая глаз, опять увидел летящую трубу.

Все ясно. Труба - чепуха, образ, но почему же она так сложно устроена? Для чего к ней приделаны эти липкие провода? Да и не провода, а такие прозрачные трубки, по которым струится жидкое вещество. Зачем, кто свел их воедино, как ему удалось так плотно упаковать нас в цилиндрическое пространство? Я потрогал розовый отросток соседки, он был теплый и слегка пульсировал.

-Судьба, говорите, - черный человек тоже потрогал розовый отросток. -Да, похоже. Наши судьбы протянуты из прошлого и сведены воедино здесь в салоне. И когда самолет треснет пополам, в одно мгновение оборвется связь.

Вот как - прошлое и будущее связаны, напрямик, механически. Появилась бортпроводница, опутанная с ног до головы сиреневым удавом. Когда она подняла выпавшие вещи и попыталась закинуть их на верхнюю полку, я заметил, что удав впился ей под грудь, в то самое место, откуда она не могла достать звуковой сигнал.

-А не кажется ли вам, что фатум и авиакатастрофа несовместимы? - я решил отвлечь соседа умным разговором.

-Как это несовместимы? - он взглянул на меня с нескрываемым любопытством, но тут же перевел взгляд на бортпроводницу.

Останавливаться было нельзя, и я удвоил напор:

-Посудите сами. Допустим, наш авиалайнер, - я специально перешел на высокий стиль, -потерпит крушение. - Черный человек хмыкнул со знанием дела. -Нет, обратите внимание , я лишь теоретически допускаю такую возможность. Итак, огромный серебристый лайнер разламывается как хлебный батон пополам и гибнут все пассажиры. - Господи, что я несу, пронеслось в голове. -Итак, что же означает гибель ста пятидесяти пассажиров с точки зрения фатума?

-Что? - не выдержал сосед.

-С точки зрения полной предопределенности судьбы это означает, что каждому из сидящих вокруг нас пассажиров на роду было написано погибнуть в авиакатастрофе.

-Правильно, - обрадовался черный человек.

-То есть у вас, у меня, и у той хорошенькой девушки с точеным профилем, -да бросьте вы этот шланг, - я шлепнул его по руке и неторопливо продолжал, -и у ее соседа, крутого затылка, и у стюардессы, и у всех наших попутчиков на руке нарисовано одно и то же: неудачный полет хмурым осенним утром. А теперь представьте, какова вероятность случайной встречи ста пятидесяти человек с одинаковой судьбой.

-Какова?

-Вероятность равна нулю.

-Значит, судьба.

Негодяй оказался сообразительным. Я наградил его ненавидящим взглядом, с каким-то даже злорадством отметил толстый нефтяного цвета шланг, высунувшийся из-под черного пиджака соседа, и торжественно уточнил:

-Судьба судеб!

В тот же миг все пропало. Я моргал, тер глаза, но ничего не видел. Исчезло все, исчез сосед, исчез самолет, исчезла даже труба, нашпигованная траекториями человеческих судеб. Я испугался настолько, что перестал скрывать это. Да и от кого скрывать, все пропало, сошло на нет. Господи, за что? Я просто летел в командировку, по делу, по обязанности. Откуда все это наваждение, эта проклятая труба, эти приторные связи между прошлым и черт его знает чем... А теперь сплошная темень. А вдруг этот негодяй оказался прав, и мы-таки разбились, и теперь уже все кончено? Я присмотрелся. Кажется, стало светлеть. Во всяком случае, я почувствовал вокруг себя покатые круглые стены и понял, что нахожусь в длинном туннеле. Подозрение вскоре подтвердилось слабым мерцающим светом прямо по курсу. Да, я продолжал лететь, наверное, по инерции. Хотя , если я всего лишь моя душа, то при чем здесь инерция? На всякий случай пошарил вокруг себя в поисках связующих с прошлым приспособлений и обнаружил лишь аккуратно срезанный отросток. Все ясно: в плотном облаке мы столкнулись с встречным самолетом, мгновенная безболезненная смерть, и теперь наши души летят сами по себе в светлое благоустроенное место. Бледное мерцающее пятно по курсу быстро росло и вскоре превратилось в сверкающий до боли в глазах, освещенный прямыми солнечными лучами иллюминатор.

Мы прорвались, мы взлетели. Сияло утреннее солнце, тихо сопели движки, мы улетали подальше от слякоти и страха. Погасло, растворилось в летнем свете желтоватое напоминание. Мой черный человек, удивленно крутил головой, как будто не верил своим глазам. Я же благородно отмалчивался, наивно полагая, что теперь, здесь, по эту сторону облачного слоя, в почти безвоздушном пространстве он успокоится, а быть может, уснет. Но где там. Едва я попытался зажечь сигарету, как началось сызнова:

-Все-таки четыре двигателя надежнее, чем три. Если один откажет, не дотянем.

В ответ я звонко щелкнул замком ремня безопасности и невозмутимо откинул спинку кресла. Сигарету, скрепя сердце, спрятал обратно. Сосед же мой ремня не отстегнул, а наоборот, когда по микрофону объявили, что наш полет проходит на соответствующей высоте с соответствующей скоростью, а за бортом минус шестьдесят пять градусов Цельсия, затянул ремень потуже.

Уснуть бы и проснуться на земле, размечтался я и вспомнил, как однажды проспал начало снижения и был навсегда раздавлен страхом перед болью в ушах. Да, не спится трусу. Я со стыдом вспомнил трубу и глупый разговор о судьбе. Неужели я испугался? Ну и что? Ведь как трясло. Трясло как обычно, просто не надо слишком сосредотачиваться. Я посмотрел на трещину в обшивке, и мне показалось - она стала пошире. Нет, ерунда, нужно отвлечься, нужно занять себя чем-нибудь несущественным, как это делает парочка впереди. Солнце прогрело внутренности самолета, стало тепло и даже жарко. Девушка сняла плащ и голым локотком касалась своего соседа. Может быть, не зря судьба их свела вместе? Может быть, судьба подарила их друг другу в воздухе в награду за что-нибудь хорошее там, в прошлом? А кого подарила мне судьба и за что?

Я поглядел краем глаза на соседа. Теперь наступила новая фаза. По тому, как ходили ходуном крылья его огромного мясистого носа, стало ясно - он переключился на обоняние.

-Кажется, горим, - почти уверенно прошептало чудовище.

Я принюхался и отчетливо, даже при своей носоглотке, ощутил запах паленого.

-Ничего не слышу, - я приготовился к новому испытанию судьбы.

Со стороны пилотской кабины открылась штора и появилась с побелевшим от страха лицом стюардессса. Она озабоченно, не удосужившись даже улыбнуться пассажирам, быстро прошла в хвостовую часть самолета. Запах усилился до таких пределов, что не признавать его существование было бы просто смешно. Потом сзади, по центру салона потянулась голубая прожилка дыма. Чуть позже еще и еще. Знакомая картина, мелькнуло в мозгу.

-Да, на сигаретный дымок-то не похоже, - с каким-то радостным самоистязанием пропел сосед, упреждая мои возражения.

Что и говорить, не табаком пахло.

-Вот она, ваша судьба судеб, как вы изволили надсмехаться, злодейка злодеек. Нет уж, пардон, я скажу по-другому: одна паршивая овца все стадо портит.

-Причем тут овца? - почти задыхаясь от дыма, сохранял я человеческое достоинство. - Какая овца?

-Та, у которой на руке написано погибнуть в самолете, - изрек черный человек и нагло сказал: - Дайте руку.

Я от неожиданности протянул ладонь. Потом вдруг опомнился, но тот уже вцепился.

-Так и есть, смотрите, вот линия жизни, вот излом, обрыв, крушение...

Я присмотрелся и увидел лишь однобокое дерево с ветвями по правую сторону, а мой сосед докончил, как отрезал:

-Ваше дело - труба!

Сзади послышалось тележное поскрипывание, пронесся радостный вздох. Я оглянулся. Наша самолетная хозяйка, уже в белом переднике и чепчике, катила, подталкивая перед собой, дымящийся аппетитным куревом обед. Неожиданное и в общем приятное явление подействовало на меня самым удручающим образом. Я оцепенел. Нет, ей-богу, лучше бы в самом деле случился пожар, такой небольшой, локальный, бывает же так - короткое замыкание, проводка плавится, страшно, но не опасно, мы бы вместе с экипажем огнетушителями потушили. Но обед, откуда, зачем, после всего пережитого?

Я недвижимо сидел, мрачно глядя на блистающий солнечными зайчиками алюминиевой фольги нераспечатанный бифштекс. Рядом на подлокотниках лежали мои обессилевшие руки. Чуть подальше, слева, с отчаянным урчанием доедал отмеренное аэрофлотом мясо хиромант. Я глядел перед собой, а видел не серебристый пакет, не белой пластмассы одноразовый прибор из трех названий, не красивый, цвета знамен французской республики пакетик горчицы, а черную лохматую бороду, обильно смазанную животным жиром. Подлец ел с аппетитом. Ловко пододвигал ножиком картофель, посыпал перцем, солил, нарезал небольшие ломтики бифштекса рубленого, сламывал белый хлеб, виртуозно намазывал сливочным маслом и запивал минеральной водой. Да что же это такое? - жаловался я про себя. - Нужно что-то сделать, совершить хоть малое, но реальное действие. Я, собрав в кулак остатки своей слабой воли, чуть не кряхтя, потянулся к столику. Тревожно, как самолетная обшивка, захрустела под пальцами еще теплая фольга. Снизу она оказалась горячее, но я, обжигая пальцы, сдернул крышку и ужаснулся. Из-под крышки в тот же миг вылетели черные бабочки и, не отлетая далеко, закружились над куском антрацита. Тем временем сосед покончил с обедом, тщательно вытер бороду, приспустил ремень безопасности и выдохнул:

-Кормят как на убой.

Я был окончательно раздавлен. Не очередной идиотской шуточкой, а бифштексом, и даже не самим до основания выгоревшим куском мяса, а тем совпадением, той зверской игрой случая, по которой именно мне он и достался. И тут меня осенило. Ведь это же не мой бифштекс, это не мое место, это место негодяя в черном, и бифштекс его, и следовательно, не я, а он, он - та самая паршивая овца, из-за которой мы, может быть, все погибнем! Но погоди же, черный человек. Я загнал бабочек обратно под крышку, поблагодарил вежливо стюардессу и решил действовать.

Первым делом я демонстративно пристегнул ремень безопасности. Потом с интересом оглянулся вокруг. Трещина, так умело обнаруженная соседом, расползлась в полпальца. Не громко, но и достаточно ясно я обратил внимание соседа на бесспорные факты. Ничто не ускользнуло от моего внимания. После упоминания о трещине я поделился с соседом некоторыми соображениями по части разгерметизации на высоте в десять тысяч метров. Ясно было, что внешняя оболочка самолета уже наполовину потеряла свои защитные свойства. Иначе откуда свежий воздушный свист и горка снега между стекол иллюминатора? Потом я закурил сигарету и как бы случайно начал стряхивать пепел на мягкие ковры. Сосед мой притих и даже оцепенел. Вдохновленный удачным началом, я пошел в наступление. Я ему припомнил все: и угонщиков, и ружье, и движки. И про то, как действует группа захвата, и насчет случайных пусков боевых ракет класса земля-воздух, а в довершение всего вызвал стюардессу, попросил спасательный жилет и тут же под смех пассажиров его надел. Смейтесь ,смейтесь, кричал я соседке, показывая язык. Я спятил от удовольствия - мой черный человек был ни жив ни мертв. Тем временем самолет как-то странно дернулся и начал потихоньку снижаться. Рановато, пронеслось в голове, еще добрых сорок минут до посадки. Я прислушался. Не знаю как, но резко изменился режим работы двигателя. Собственно, и работы никакой не было. Осталось одно - долгая протяжная сирена, с постепенно возрастающим кверху голосом.

-Снижаемся? - то ли спрашивая, то ли сообщая, вскрикнул я и, подтолкнув соседа локтем, прибавил загробным голосом: -Падаем.

Тот не реагировал. Я приподнялся и заглянул ему в лицо. Черный упругий ус периодически поднимался и опускался в такт его дыханию - он спал! Мерзавец! Он спал, он все проспал. Я прислушался. Нет, не появляется привычное моторное урчание. Не возвращается на исходную высоту серебристая машина. Я уже потерял добрую половину своего веса и сделал невероятное - осторожно полез к соседу за пазуху. Мне нужно , смертельно необходимо узнать, кто он, у него должно быть имя. Дьявол, леший, Люцифер? В моих руках оказался толстый, натуральной свиной кожи бумажник черного цвета. Э, какой толстосум! Ну-ка, посмотрим, что это? Ах ты, баловень судьбы! Я вытащил на свет аккуратно сложенную, обернутую черной резинкой, какими затягивают полиэтиленовые пакеты в универсамах, толстую пачку купюр. Нет, не купюры это, глянь поближе. Я с ожесточением сорвал резинку... Фью - свистнули мы с самолетом. Из рук веером полетели разноцветные листочки. Я лихорадочно хватал по одному и читал. Билет первого класса Москва - Минводы, билет экономического класса Токио - Нью-Йорк и обратно. Так, дальше, местная авиалиния Киев - Житомир, роскошный глянцевый билет Транс-Уорлд Эйрлайнс "Сингапур - Монреаль" с посадкой во Франкфурте-на-Майне. Еще, еще десятки, сотни фантастических маршрутов. Ах, каналья, попался, не скрывая возмущения, кричал я во все горло. Мой хриплый, надсадный крик бешено метался по алюминиевой трубе. Ее фаршированное тело, уставшее от полета, накренилось навстречу отвердевшему планетному диску. Ах, прохвост, ах, самолетный паразит - возмущению моему не было предела - нашел-таки где испытывать судьбу, подлец. Сейчас, сейчас, погоди - я шурудил вокруг себя, подыскивая подходящий предмет. Страшно мешали судьбоносные шланги. Видно, в самолете началась паника, и они сплелись в один хаотический змеиный клубок. Не зря запрещают ходить по самолету, - мелькнула полезная мысль. Наконец под ногами я нащупал то, что искал. Я знал, я прекрасно понимал, как быстротечно падение трубы. Я торопился , пытаясь грызть целлофановый пакет и одновременно следить за звуком свободно падающего тела. Целлофановый пакет хрустнул в последний раз, и в руках моих оказался одноразовый, абсолютно стерильный пластмассовый нож. Я его согнул для проверки несколько раз и понял - выдержит.

Оглянулся. В суматохе я потерялся, вернее, потерялся мой сосед. Ладно, такого пластмассовым ножиком все одно не возьмешь - кожа толстая. Я начал перебирать трубки тока. Бежевые, золотистые, шоколадные, нет, не то, а вот моя серенькая - я ласково погладил прозрачное приспособление. Так, вот и розовенькая, если спасемся, обязательно познакомлюсь - поклялся, стоя на коленях. Так, горячо, близко, вот она, бесовская, ишь, нефть гонит, сволочь. Меня охватило сомнение - вдруг не возьмет? Я прижал ее, скользкую, холодную к груди и принялся за дело. Потихоньку подползая, усердно, с чувством правоты совершаемого действия я пилил. Так узник пилит решетку проклятой тюрьмы. В трубе потемнело, похоже, мы уже врезались в облако и до поверхности осталось километра три, не больше. Теперь я пилил на ощупь, подползая, вместе со шлангом. Вокруг стоны, крики. Господи, заведется же такая дрянь в самолете, несчастье интернациональное. Скольких людей напугал, подлец, сколько душ загубил, а на мне остановишься. Жур, жур - в лицо ударила слабая струйка. Взяла, взяла, радостно билось в груди. Погоди, я тебя сэкономлю. Надеть спасательные жилеты! - крикнул я в салон, - щас зальет. Уже било, как из артезианской скважины. Еще одно усилие, хрустнул, сломался ножичек, но и шланг остался на соплях. Я встал , распрямился в полный свой человеческий рост, поднял змеюку и с размаху об колено перешиб проклятое устройство. Пассажиры ахнули, а самолет в одночасье взревел тремя газотурбинными двигателями и выправил курс на юг.

Позже, когда мы шли по взлетной полосе у берега еще теплого моря и бархатный ветерок трепал ее короткую челку, я подошел к ней и познакомился. А черного человека мы никогда не вспоминаем - ведь она его даже и не видела.

1991


Ссылка на Русский Переплет


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100